На этой неделе жители планеты вспоминали одну из самых страшных трагедий ХХ века. 6 августа 1945 года американцы сбросили атомную бомбу на японский город Хиросиму, а через три дня, 9 августа — на Нагасаки. До сих пор последствия тех бомбардировок заставляют содрогаться. Но ушла ли атомная угроза вместе с прошедшим ХХ веком?

Иногда полезно соотносить мировые события с фактами собственной биографии. Оказывается, я родился уже в «атомную эру» — через два года после того, как Энрико Ферми в 1942 году построил под трибунами студенческого стадиона в Чикаго первый в мире атомный реактор. Что происходило в Сталинграде — и что в Чикаго! Величайшая бойня соседствовала на нашей планете с величайшими интеллектуальными достижениями.
Таким уж был ХХ век. Теперь он понемногу забывается. Увидел я как-то: за столом сидит и делает урок по физике мой сын-школьник — выписывает цепочки превращений транс-
урановых элементов. 

«Лева, — спрашиваю его, — ты знаешь, кто такой Энрико Ферми?» — «Откуда? Понятия не имею…» 

Еще до того как я пошел в школу, то есть году в 49-50-м, я обнаружил дома тоненькую брошюрку, которая называлась «Атом и атомное ядро». И по сей день перед моими глазами стоят две картинки из этой книжки: рычажные весы, на которых паровоз уравновешивает крошечный кусочек ядерного вещества и цилиндр с отверстием, из которого исходят три расходящихся пучка радиоактивных частиц. Атом стал одним из главных знаковых символов в жизни моего поколения. Атом и ракета. По радио без конца говорили об атомной бомбе, об ужасах Хиросимы. Я тогда был ребенком, и мне было страшно. Думаю, что другим детям тоже было страшно. 

Разработку атомной бомбы инициировало письмо легендарного физика ХХ века Альберта Эйнштейна и его венгерского коллеги Лео Сцилларда к американскому президенту Теодору Рузвельту. Они объясняли президенту, что это такое, сообщали о том, что, по их информации, в лабораториях 3-го рейха уже идет работа под руководством первоклассных физиков Гайзенберга и Шредингера над созданием атомной бомбы и предлагали начать такие же разработки в Америке, чтобы ни в коем случае не допустить первенства Гитлера в этой области. 

Неудивительно, что в разработке этого страшного оружия приняли участие лучшие физики мира — за исключением советских и нескольких немецких физиков, в большинстве своем беглецы из захваченной Гитлером Европы. Они работали ради освобождения Родины, но результатом своего героического, самоотверженного труда лишь подтвердили справедливость поговорки: «благими намерениями вымощена дорога в ад». 

Когда в конце войны стало ясно, что Гитлер не может (и не мог) получить атомную бомбу, американская бомба уже была готова. Даже две. У них были имена: Малыш и Толстяк. Может быть и в самом деле американские военные верили в то, что их применение против еще «живого» участника оси Рим-Берлин-Токио — Японии — будет способствовать минимизации числа жертв второй мировой войны, но скорее всего им очень хотелось создать головную боль для «дяди Джо», как иногда называли на Западе Сталина. 

Пол Тиббетс6 августа 1945 года американский бомбардировщик В-29 Enola Gay, пилотируемый полковником Полом Тиббетсом, сбросил Малыша на Хиросиму, в результате чего погибли более 140 тыс. человек. Пытаясь осмыслить выполненный приказ, полковник Пол Тиббетс сошел с ума, а японский язык обогатился новым словом — хибакуся. Так японцы стали называть жертв атомных бомбардировок. 

Умалишенный Тиббетс был заменен пилотом самолета сопровождения 25-летним Чарльзом Свини, который через три дня сбросил Толстяка на второй японский город — Нагасаки, в результате чего до конца 1945 года там погибли 74 тыс. человек. Общее число жертв этих двух взрывов к настоящему времени достигло 360 тыс. человек. 

В 1949 году Enola Gay передали Смитсоновскому институту, которому принадлежит Национальный музей аэронавтики и космонавтики США, и исторический бомбардировщик много лет демонстрировался под открытым небом на разных площадках. В 1960 году его демонтировали и с тех пор держали в запаснике. 

Enola Gay, длина которого 99 футов, высота — 28 футов, а размах крыльев — 141, был слишком велик для музея. Но в прошлом году для него построили ангар величиной с три футбольных поля. 

Директор музея генерал Джон Дейли отказался включать данные о числе погибших в Хиросиме в сопроводительный текст к новому экспонату. Это вызвало бурные протесты со стороны представителей американской интеллигенции, а также японских граждан, переживших атомную бомбардировку. 

Небольшая группа протестующих нарушила церемонию открытия экспозиции. Рядом с экспонатом они разлили красную жидкость, символизирующую кровь, и швырнули в самолет предмет, оставивший на его борту вмятину. В связи с инцидентом были арестованы два человека. 

Ветеран ВВС США подполковник в отставке Чарльз Свини умер совсем недавно, 22 июля 2004 года, в массачузетском госпитале в возрасте 84 лет. Почти одновременно с ним в 82 года в реабилитационном центре в Чикаго умер его второй пилот Фред Оливи. Они ушли в мир иной, так и не раскаявшись. Их хорошо учили. 

В связи с этой историей можно проследить цепочку событий, между которыми кое-кому мерещится мистическая связь. Когда-то, во времена революционных французских катаклизмов, оказавшийся в тюрьме математик Блез Паскаль придумал рулетку, чтобы скрасить скуку тюремной жизни. Устройство оказалось захватывающим и быстро распространилось. Федор Михайлович Достоевский, проиграв в рулетку в Баден-Бадене все семейное состояние, вынужден был вернуться в Россию и зарабатывать на хлеб писательским трудом. Его произведения стали источником вдохновения для Альберта Эйнштейна, ставшего «отцом атомной бомбы». А хибакуся снова не повезло, как не повезло в свое время Достоевскому. То, что для одних является плодом вдохновения, для других может стать причиной несчастий. Вот и вся мистика. 

Теперь Enola Gay висит, распятый растяжками, в огромном склепе. Непосредственные исполнители чудовищного приказа почили в Бозе. Давно нет и тех неуемных гениев, кого один из них, Нобелевский лауреат Ричард Фейнман, собирательно назвал «чудовищными мозгами». Но остался выпущенный ими на свободу джин — атомное оружие.
В 1968 году Россия, Китай, США, Великобритания и Франция подписали Договор о нераспространении ядерного оружия, а также согласились начать переговоры по всеобщему и полному разоружению. Но не все страны присоединись к ним. С тех пор «ядерный клуб» пополнился неприсоединившимися к договору Пакистаном и Индией, Израилем и Северной Кореей. А возможно — и Ираном. 

А США по-прежнему претендуют на мировое первенство в области ядерных вооружений. Администрация Буша разрабатывает новые виды ядерного оружия, которые США, по его словам, будут готовы применить первыми. 

Угрозы, связанные с распространением ядерного оружия, не уменьшаются, а нарастают. Потому что эта сфера стала чуть ли ни областью частного предпринимательства. В начале 2004 года международными спецслужбами в распространении ядерных технологий был уличен «отец» пакистанской атомной бомбы народный герой Пакистана доктор Абдула Кадир Хан. Он публично повинился в том, что с 1970 годов участвовал в передаче ядерных технологий странам, которые хотели их заполучить. Затем президент Мушарраф также публично-показательно простил ученого, заявив, что его заслуги перед страной перевешивают его вину. 

Конечно, не все, кто соприкасается с ядерным оружием, похожи на Кадир Хана. В апреле того же года был выпущен из тюрьмы израильский ядерщик Мордехай Вануну при условии соблюдения некоторых ограничений: ему запрещено покидать Израиль и встречаться с иностранцами. Вануну был захвачен израильскими спецслужбами в 1986 году после публикации его интервью в «Санди таймс». Затем он был переправлен в Израиль, где предстал перед судом. «Вот что я сделал: сообщил миру о том, что делается в секрете от него. Я не говорил: давайте уничтожим Израиль или давайте уничтожим Димону (израильский ядерный центр). Я сказал: смотрите, что у них есть и делайте выводы», — пояснил свои действия Вануну. Вануну заявил, что Израиль должен отказаться от ядерного оружия и предоставить свои ядерные объекты для инспекции МАГАТЭ. Для одних — он герой, для других — предатель. Таков удел человека, следующего голосу совести.
«Несмотря на то, что мы постепенно движемся к ядерному разоружению, я обеспокоен тем, что есть ряд стран с ядерным оружием, и этого хватит для абсолютного самоуничтожения», — недавно сказал глава МАГАТЭ Мухаммад Эль-Барадеи. 

Но все-таки самое страшное, что может произойти — это передача атомного оружия террористам. И на сей счет у главы МАГАТЭ крайне мало оптимизма. Он полагает, что переход оружия массового поражения (в том числе и атомного) в руки террористов — исключительно вопрос времени. И в скорбный этот день скорбные библейские слова наполняются особо грустным смыслом: «Во многом познании много печали».