Гости ВХ

  • 653
  •  / 

Харьковские волонтеры ждут в своей команде неравнодушных людей

фото: Валерий Кручина

Харьковские волонтеры ждут в своей команде неравнодушных людей
Харьковские волонтеры ждут в своей команде неравнодушных людей Гость редакции «Вечернего Харькова» — координатор волонтерского пункта «Южный пост» Ольга Нотик.

За чашкой чая и разговаривать легче


— Ольга, добрый день. Меня зовут Виктория. Расскажите, с чего началась работа «Южного поста»?

— Волонтерский пункт «Южный пост» начал работу с середины января 2015 года. А появился он потому, что возникла необходимость встречать в Харькове бойцов. В январе 2015-го был большой поток и переселенцев, и ребят, выходивших из Дебальцево, добровольческих батальонов. А Харьков – это первый большой узловой центр, который был на их пути. Необходимо было, во-первых, разделить эти два потока: «Станция Харьков» занималась переселенцами, а «Южный пост» — бойцами. Во-вторых, нужно было принять ребят, помочь, подсказать, обогреть, успокоить…

— Поделитесь, как вы их принимали, обогревали, успокаивали?

— Мы занимаемся этим и сейчас – ничего в этом плане особо не изменилось. Вначале у нас было правило – дежурный волонтер каждый час проходил по вокзалу и всем ребятам в форме и похожим на военных, поскольку в то время участники добробатов были кто в чем, рассказывал, что есть такой пункт и предлагал посидеть, отдохнуть «у своих». А мы, конечно же, постарались сделать так, чтобы им у нас было уютно. Да они и сами всегда говорят: «У вас так хорошо – тихо, спокойно, как дома». К сожалению, Харьков был и остается не самым благоприятным городом для воевавших. Настроения здесь разные, поэтому спокойнее, когда они сидят у нас.

— Где вы нашли помещение и как его обустраивали?

— Руководство вокзала выделило часть холла в гостинице, где мы и сейчас находимся. Мы его огородили и обустроили. Изначально это был стол, стул, одна скамейка и чайник. Постепенно мы обзаводились хозяйством, а теперь у нас уже есть и спальные места – гостиница выделила номер для ребят, которым нужно переночевать в Харькове. Есть у нас и «молитвенная палатка» — отдельная площадка, где стоят стол, иконы. Какие-то иконы принесли волонтеры, что-то подарили ребята-военные. Во всяком случае есть место, где можно посидеть в уединении, помолиться – вне зависимости от концессии и вероисповедания. Периодически приезжают капелланы, общаются с ребятами. Приходят наши друзья из храма святого Иоанна Богослова – либо службу проводят, либо с ребятами беседуют. Частенько бойцы говорят: «Посидел на этом месте –  и на душе легче стало». Обзавелись мы и бытовой техникой.

— Наверное, угощаете ребят?

— Когда в доме гости, конечно же, хочется их накормить. Нам очень помогает международный благотворительный фонд «Дипо Украина» — каждый день, кроме выходных, привозит горячие первые блюда. Обязательно на посту есть чай, кофе, печенье, какие-то вкусняшки. А за чашкой чая и разговаривать с ребятами легче, и им с нами проще поделиться. Раньше мы предлагали еще и материальную помощь, потому что у добробатов и зарплаты-то не было, не всегда имелись деньги на билет. Теперь таких проблем не возникает. Поэтому сейчас мы оказываем в основном информационную и психологическую помощь. Едет боец с фронта домой – у нас он может снять с себя этот психологический груз. Поговорил – и уже легче стало.

Срабатывает синдром попутчика


— Ольга, здравствуйте! Вера Дмитриевна меня зовут. Наверняка хлопцы, которые едут с фронта, нуждаются в психологической поддержке. В вашем пункте они могут рассчитывать на психологическую помощь? Кто ее оказывает — психологи или сами волонтеры?

— Психологи приходили, но, как показала практика, ребята общаются с ними неохотно. Не получится разговорить человека за 10 минут: «Ну-ка, давай рассказывай, какие там у тебя проблемы!» Любой человек не потерпит такого прямолинейного вторжения в свое личное, сокровенное. За 15-20 минут он не раскроется, не поверит, что ему помогут… Так что психологическую поддержку берут на себя волонтеры.

— И как вам удается найти с ними контакт?

— Наверное, срабатывает синдром попутчика. Ребята приехали, впервые нас увидели – незнакомому человеку рассказать все проще. Они нас воспринимают как своих. Порой даже жене не все расскажешь. А с нами можно поделиться какими-то деталями, пожаловаться, поплакаться… Мы выслушаем, пожалеем, что-то подскажем. Вот сетует боец: «Жена меня не понимает…». – «А ты с ней разговаривал? Что ты ей говорил?» И даем какие-то житейские советы, основанные порой даже на своем опыте. «О! А я об этом и не подумал», — изумляется боец. Казалось бы, мелочи, но они очень помогают нашим ребятам. То есть к нам как к волонтерам есть доверие. А во-вторых, когда человек видит доброжелательность и отдачу именно в эмоциональном плане, он открывается.

— А какую информационную помощь вы оказываете?

— Многие бойцы-харьковчане обращаются к нам за информационной поддержкой – где и как получить профессиональную психологическую, медицинскую помощь, куда пойти работать, как оформить документы? Нередко государственные учреждения либо не знают, либо не хотят, либо не могут предоставить им подобные сведения. У нас такая информация есть – реальная и актуальная. Кстати, никто нам ее не предоставляет – собираем сами. Где-то увидели, где-то прочитали – перезвонили, проверили. Потом опираемся на реальные отзывы. Например, относительно юристов. Побывали ребята на консультации, делятся: этот хороший специалист, толково объяснил, по-человечески отнесся, а этот, наоборот, не очень. А централизованной, объединенной по Харькову информационной системы у нас, к сожалению, нет. Пытаемся сейчас сделать свою базу, чтобы ею свободно могли пользоваться все желающие, но пока она в стадии разработки…

Волонтерам тоже нужна разгрузка


— Ольга, добрый день! Меня Аня зовут. Когда вы общаетесь с бойцами, слушаете их непростые истории, невольно принимаете на себя много негатива, потому что искренне переживаете за них. Вам, наверное, и самим нужна какая-то психологическая помощь, чтобы сбросить с себя этот груз?

— Вы правы — все зависит от конкретного человека и как он к этому относится. Потому что случаи действительно бывают разные – иногда радостные: «У меня сын родился, срочно домой!», а порой — откровенно тяжелые, когда ребята едут на похороны товарищей или родных. Тем не менее мы получаем в свой адрес позитив и благодарность. Даже в крайне тяжелых ситуациях свет, который несут эти ребята, перекрывает весь негатив.

К сожалению, психологическая разрядка и разгрузка требуется скорее после общения с официальными организациями. Обращаешься в какую-то из них за помощью… Скажем так – хорошо, что не обругали. Помощи нет никакой. Допустим, сейчас очень много ребят, прошедших через АТО, оформляют группу инвалидности вследствие ранения или контузии. В государстве какая-то странная система, которую очень сложно изменить. Я просто не могу понять логику: человек лежал в харьковском госпитале, сам – из Западной Украины. На костылях он должен из Харькова поехать на восток в свою часть, а потом уже – через всю страну – имеет право поехать домой отдохнуть. Потому что, понимаете ли, в своей части он должен отметить положенный ему отпуск. И, кстати, все эти передвижения – за свой счет. Возникает извечная проблема с билетами. Хоть цепляй к составу «волонтерский вагон» и на добровольных началах иди туда проводником, потому что очень тяжело ребят отправить. Человек едет на фронт и за свои же деньги не может купить билет.

В основном у нас сейчас контрактники, которые едут из госпиталя или в госпиталь, и мобилизованные, занимающиеся оформлением документов. Чтобы получить какую-то справку в военкомате по месту жительства — они сначала должны получить определенные документы в своей части. То есть, если он из Западной Украины – ему нужно ехать в свою часть на восток, получать документы и возвращаться опять на запад. Вот такая бюрократия. Электронной почты в наш век развитых технологий не существует, обычной почтой тоже пересылать нельзя — человек должен лично явиться за документами.

«Дни рождения детей – всегда со мной»


— Здравствуйте, меня зовут Ирина. Ольга, поделитесь, какие истории рассказывают вам наши защитники?

— Нередко это весьма печальные истории. Вот не так давно было дежурство. Сидит мальчик — молодой, невысокий, худенький. Ехал с мамой из госпиталя. Начали мы общаться, и потихонечку он разговорился: 30-го числа вышли на задание и подорвались на растяжке. У него – ранение в живот, один побратим погиб, второму – оторвало ногу...
Приезжают ребята – 20-22 года. Четыре года провели на фронте. Кроме войны, они в своей жизни, по сути, вообще ничего не видели, ушли на фронт буквально детьми – в 18 лет. У них вся жизнь там – на фронте: и друзья, и семья, и все – в войне. А потом человек возвращается – а ему идти-то некуда. Очень много луганских и донецких ребят домой, понятно, вернуться не могут, а здесь их никто не ждет… Общаемся с волонтерами «Станции Харьков», которые занимаются переселенцами, чтобы чем-то помогли. Но остается проблема с работой. Если в Харькове при трудоустройстве звучит, что человек был на фронте, является участник боевых действий, нередко слышит в ответ: «Извините, вы нам не подходите»… Причины разные – кто-то откровенно не любит защитников Украины; кто-то не хочет проблем, потому что очень много пустых разговоров о том, что они психически не уравновешены.

Кроме того, у многих ребят за время службы рушатся семьи. Вот приходит он домой и начинаются проблемы,  недопонимание… И он уходит из семьи – в никуда. Пытаемся найти ему работу, чтобы была с жильем, или где-то в сельской местности, чтобы можно было работать и жить. Но опять-таки, силами одних только волонтеров ситуацию не изменить – должна быть какая-то государственная программа и по реабилитации, и по трудоустройству, и по лечению этих ребят.

— А какие-то позитивные истории встречаются? Может, кто свою любовь на фронте встретил и поделился с вами радостью?

— Несколько ребят у нас останавливались, у которых родился ребенок: у кого-то первый, у кого-то третий, а у одного – седьмой. Был у нас один мужчина лет тридцати восьми. Мое внимание привлекла необычная татуировка у него на руке. Я не очень хорошо вижу, поэтому попросила показать поближе. А там написано: Маша – такая-то дата, Саша – такая-то дата. И так семь человек. Он со смехом поясняет: «Это мои дети. Я забываю, кто когда родился, поэтому все дни рождения у меня с собой». Он как раз ехал из отпуска, потому что у него родился младшенький, – 15 дней побыл дома и возвращался обратно в часть. Спрашиваю: «А как жена одна с семью детьми справляется?» – «Ну как?, – говорит. – Сначала поплакала. Но она знает, что я все равно поеду, потому что должен защищать Родину, свою семью. Мужчина сказал – мужчина сделал…».

Еще одна трогательная история. Приехали с фронта парень с девушкой: «Надо срочно пожениться». Это было вечером. А уже на следующий день в РАГСе зарегистрировали их брак – Были и цветы, и невеста в свадебном платье, и жених в костюме. Волонтеры устроили им настоящий праздник. Тогда девочки из «Станции Харьков» очень нам помогли.

Несколько наших девочек-волонтеров познакомились здесь, на посту, с ребятами. Пока не поженились, но очень серьезно встречаются.

Костяк за три года практически не изменился


— Добрый день, Ольга! Сергей беспокоит. Насколько я знаю, волонтеры «Южного поста» проводят различные социальные мероприятия, акции.

— Мы устраиваем концерты на Привокзальной площади, ярмарки, аукционы. Сейчас на нашем волонтерском пункте демонстрируется выставка «Необъявленная война – солдатские фотографии», в рамках которой состоялась встреча с легендарным полковником Вооруженных сил Украины, начальником 169-го учебного центра, а до этого – командира 92-й отдельной механизированной бригады с позывным Ветер. Каждую неделю приходят студенты, школьники, курсанты, кадеты. Воевавшие ребята делятся своими рассказами о войне… Фотографии в экспозиции постоянно будут обновляться и добавляться.

— Здравствуйте! Меня зовут Игорь. Ольга, а сколько сейчас в вашей организации участников?

— На данный момент 43 человека. Однако состав у нас не постоянный. Только костяк за три года практически не изменился. Максимальное количество волонтеров у нас было 57, сейчас 43.

— Хватает людей?

— Безусловно, не хватает. Хотелось бы больше. Из-за колоссальной нагрузки, круглосуточных дежурств — наши семьи, работа, личная жизнь ушли на второй план. Конечно же, волонтеров не хватает. Люди приходят, пробуют – кто-то остается, кто-то понимает, что не выдержит, и уходит.

— А что за люди у вас в команде?

— Совершенно разные – от студентов до пенсионеров. Самому старшему члену нашей команды – 76 лет, самой молодой девочке – 26 год. Это люди разных профессий – инженер, юрист, педагог, повар, актер, художник, дизайнер, директор фирмы…
Так что приглашаем в команду неравнодушных людей, готовых прийти на помощь и оказать поддержку нашим бойцам.
Личное дело
Ольга Викторовна Нотик родилась 30 июня 1971 года в Харькове. В 1988 году окончила харьковскую школу №12, в 1994 году – Харьковский политехнический институт (сейчас Национальный технический университет «ХПИ»). С момента окончания института работает инженером-конструктором в ДП ЗАО НИИРИ, который занимается разработкой и производством бортовой аппаратуры космических аппаратов, аппаратуры для ракет-носителей и ракет космического назначения.
Замужем, растит дочь и сына.

georgia



Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2623.89 грн
100 EUR 3056.31 грн
10 RUB 4.1491 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи