Гости ВХ

  • 1083
  •  / 

Три харьковских памятника достойны Книги рекордов Гиннесса

Три харьковских памятника достойны Книги рекордов Гиннесса
Три харьковских памятника достойны Книги рекордов Гиннесса Гость редакции «Вечернего Харькова» — краевед, фольклорист, этнограф, литературовед, культуролог, искусствовед, поэт Михаил Красиков.

Где в Харькове найти «бабу на шару»?


— Михаил Михайлович, здравствуйте! Меня зовут Антонина. Какие харьковские памятники, по вашему мнению, можно считать самыми оригинальными?

— Сейчас самый оригинальный памятник у нас расположен на бывшей площади Руднева, которая теперь носит имя Героев Небесной сотни. Там остался старый постамент, на котором написано «Героєві громадянської війни Миколі Руднєву трудящі Харківщини». Бюст Руднева снесли, а на его место водрузили православный крест с надписью «Боже, Україну храни». В результате получился просто трагикомический фарс.

К числу абсурдных можно отнести и слегка трансформированный памятник «Вечный огонь» на Соборной площади. Вместо старой таблички с надписью «В день 40-річчя Великого Жовтня тим, що віддали життя за Владу Рад» установили новую: «Героям, які поклали голови за незалежнсть та свободу України». А красное знамя, укрывающее куб, перекрасили в желто-голубой цвет. Пикантность ситуации заключается в том, что если мы откроем старый путеводитель по Харькову – скажем, 1957 года, то прочитаем, что здесь в братской могиле в январе 1919 года «були похоронені революціонери, які загинули в боротьбі з німецькими окупантами та українськими буржуазними націоналістами». Тут же был перезахоронен и глава харьковских большевиков Моисей Тевелев, расстрелянный немцами в 1918 году. Думаю, революционеры перевернулись в гробу, узнав, что они, оказывается, боролись не за коммунизм, а за «незалежність» Украины.

Весьма примечательна и история со скульптурой Александра Ридного, которая украшает площадь Конституции. Памятник можно вносить в Книгу рекордов Гиннесса, потому что он – единственный в мире, который получил народное название еще до того, как был установлен. Обычно процесс выглядит по-другому: памятник стоит, люди к нему привыкают, присматриваются, отпускают какие-то словечки в его адрес, и он получает то или иное прозвище. Так было, например, с памятником, стоявшим ранее на этом месте, который все знали как «Пятеро вышли из ломбарда» или «Пятеро несут холодильник» (вариант: «Пятеро тырят холодильник из ломбарда»). А тут все иначе. Как только в интернете была опубликована модель проекта, в тот же день появилось народное название, которое мгновенно стало популярным среди харьковчан, – «Баба на шару». Со временем к памятнику прилепилось еще несколько прозвищ. Например, скульптуру называют «Никой» за сходство с древнегреческой статуей богини Ники. Студенты часто называют монумент «Стрекозой» — из-за крыльев за спиной. А когда под Харьковом отбывала наказание Юлия Тимошенко, памятник часто называли «Памятник Юлии Тимошенко» или «Юле волю!». Вот такие метаморфозы. На самом деле официальное название памятника – «Летящая Украина».

Еще один весьма оригинальный памятник, не обделенный городским фольклором, — «Влюбленные» на площади Архитекторов. Как только не величают его горожане: и «Прищепки», и «Памятник клею «Момент», и «Любовь после Чернобыля», и «Любовь в Бухенвальде», и «Памятник анорексии». Что и говорить, скульптура действительно весьма провокативная, очень нестандартная. И это на самом деле хорошо. Я был во многих городах Украины и видел памятники, символизирующие любовь или влюбленных. Все банально – какие-то купидончики, стрелочки, сердечки… А у нас памятник очень оригинальный. Возможно, поэтому он многим и не нравится, особенно лишенным чувства юмора… На самом деле памятник хорош – и по задумке, и по реализации.

Памятник Каразину переезжал много раз


— Добрый день! Вероника беспокоит. Михаил Михайлович, наверняка  в Харькове есть памятники с интересной историей. Расскажите о них.

— Безусловно. И один из них — памятник Каразину, который вполне может претендовать на Книгу рекордов Гиннесса как самый «беспокойный». Думаю, в мире найдется не много памятников, которые так часто переезжали. Сейчас памятник основателю первого в Украине, входившей в состав Российской империи, университета находится на площади Свободы – как раз напротив вуза. Но прежде чем он попал на это место, ему пришлось попутешествовать.

В Харькове всегда так было – самым почитаемым людям памятники ставились с большим скрипом. Идея поставить памятник Каразину возникла еще в 1865 году на обеде в честь 60-летия университета, но дальше разговоров дело не пошло. В 1873 писатель Григорий Данилевский в печати предложил установить памятник «украинскому Ломоносову» и открыть подписку на сбор средств. Собирали долго. Монумент отлили только в 1905-м. Подняли его на базальтовый постамент на улице Сумской — на выходе из Университетского сада, сейчас это сад Шевченко. Из-за революционных событий власти опасались студенческих волнений, поэтому официальное открытие памятника отложили. Больше года скульптура была закрыта досками. При этом рука Василия Назаровича просовывалась сквозь забор. В музее истории ХНУ им. В.Н. Каразина до сих хранится студенческий журнал с шаржем на эту ситуацию: полицейский, сидящий на скамейке и охраняющий заколоченный памятник, проходящий мимо студент и Каразин, протягивающий руку через доски. Когда памятник в 1907 году открыли, оказалось, что напротив — ганделык, и сразу возникла шутка: Каразин указывает студентам правильный путь. Через несколько лет здание снесли, построили новое, в стиле модерн (оно и сегодня украшает город, архитектор Юлий Цауне), но в нем тоже открыли ресторан, так что шутка своей актуальности не потеряла.

А тем временем к юбилею Тараса Григорьевича Шевченко в саду решили поставить памятник Кобзарю, и Каразин оказался вообще не в тему. В 1933 году памятник Василию Назаровичу демонтировали и отправили на переплавку в цех тракторного завода. Узнав об этом, тогдашний ректор университета Яков Блудов помчался в горсовет. Там удивились: «А зачем вам этот помещик?». И тогда Яков Блудов прочел целую лекцию о том, кто такой Каразин и что он сделал для просвещения. Его поддержал старый большевик Страков, и Блудову разрешили забрать монумент, если он еще не переплавлен. К счастью, Блудов прибыл вовремя – памятник нашелся. А вот руку, которая указывала студентам «верный путь», очень долго не могли найти. В итоге поиски увенчались успехом, и руку приварили к туловищу, а памятник переместили на Университетскую улицу и установили напротив тогдашнего здания университета, который он и основал, – тут Каразин действительно оказался на правильном месте.

С тех пор памятник Каразину стоял возле университетской Антониевской церкви. У меня есть даже знакомая, которая в 1941 году пряталась за этим памятником во время бомбежки. Стоял он там еще и в 1950-х годах и на сей раз указывал студентам дорогу в вуз. Но университет оставил это здание и переехал в восстановленный бывший Дом проектов, где сейчас находится главный корпус университета на площади Свободы (тогда пл. Дзержинского). А старое университетское здание было передано другому вузу, что вообще явилось роковой ошибкой. Европейские университеты необычайно дорожат теми зданиями, где они «родились». Перебрался вместе с университетом и памятник Каразину. В 1958 году он снова был установлен в саду Шевченко, но теперь уже в глубине, слева от нового здания университета. И так получилось, что рука его снова указывала «верный путь» на тот же ганделык, только уже издалека.

А в августе 2004 года к 200-летию университета памятник установили на площади перед главным корпусом. Хотя архитектор Бекетов (помимо скульптора, у памятника есть и архитектор) вряд ли одобрил бы эту затею. Потому что такой памятник рассчитан на то, что рядом с ним нет другого высокого объекта — а тут такая громадина над ним нависает. Зато по смысловому назначению теперь уже все правильно — Василий Назарович приглашает студентов в учебное заведение. Правда, некоторые считают, что при таком расположении он скорее напоминает швейцара.

Какие секреты таит памятник Шевченко


— Михаил Михайлович, здравствуйте! Говорят, с памятником Тарасу Шевченко связаны интересные легенды. Поделитесь, пожалуйста. Это Светлана Ивановна звонит.

— Действительно, с памятником Тарасу Григорьевичу связана масса занятных поверий и даже ритуалов. Одному из таких обычаев всего лет 10-15. Как известно, памятник создан в виде многоплановой композиции, в которой, конечно, доминирует фигура поэта высотой 5,5 метра на 11-метровом пьедестале. Великого Кобзаря окружают по спирали 16 динамичных скульптур, изображающих персонажей его произведений и обобщенных образов борцов за новую жизнь. Персонаж, лежащий со страдальческим видом внизу, пользуется особым вниманием харьковчан и гостей нашего города – ему натирают большой палец ноги «на удачу». Этот палец ему отполировали до такой степени, что он блестит не только на солнце – его трудно не заметить даже в сумерках, прогуливаясь или проезжая по Сумской. А вот харьковские студенты 1950-х годов ему ничего не натирали, зато периодически вкладывали в руку (в дырку между пальцами) «чекушку» – кстати, с настоящей водкой, дабы уважить несчастного, потому что такой взгляд может быть только у мужика, которому хочется выпить.

Кстати, почти все задействованные в композиции персонажи — это скульптурные изображения известных артистов. На переднем плане, например, Наталья Ужвий в образе Катерины (олицетворяющей Украину), которую «кляті москалі» поматросили и бросили. Ужвий, как и Амвросий Бучма, Лесь Сердюк и другие корифеи украинской сцены специально ездили к Манизеру в Питер со всеми нарядами и реквизитом из спектакля «Гайдамаки» и там позировали. Есть одна забавная байка. Лесь Сердюк в конце 70-х оставался одним из последних живых артистов, позировавших для памятника. Он был тогда не только актером, но и профессором театрального факультета института искусств. Жарким летним днем шел он как-то мимо памятника Кобзарю, повстречал студента и послал его за холодным пивком. Мест на лавочках в тени не было, поэтому артист присел в тени памятника, как раз под своим воплощением в бронзе. Вернулся студент, сел рядом, и они беседуют себе, выпивают. Подходит милиционер: мол, что это вы себе позволяете, в центре города алкогольные напитки распиваете. А Сердюк ему: «Имею право...». И многозначительно посмотрел вверх. Милиционер проследил за его взглядом и… ретировался.

И еще одно поверье. Скрыта в композиции памятника Шевченко одна изюминка: среди бронзовых скульптур спрятано колесо трактора ХТЗ. И считается: если гость Харькова его найдет, он просто обречен влюбиться в наш город и, возможно, останется здесь навсегда. Обязательно встретит в Харькове свою судьбу, любимого человека, найдет работу….

«Кто будет отвечать, Пушкин?»


— Михаил Михайлович, добрый день! Насколько я знаю, первым памятником, который появился в Харькове, но так и не был установлен, стал бюст Тараса Шевченко, который сейчас находится в киевском музее. А какой памятник был вторым?

— Не совсем так. Алчевские хотели подарить памятник городу, но власти отказались от такого «троянского коня», и тогда в 1899 году меценаты установили памятник Кобзарю (первый в Европе!) работы Беклемишева у себя в усадьбе (ныне это улица Жен-Мироносиц). А вторым в городе и первым официально установленным у нас был памятник Пушкину, с которым произошла достаточно забавная история. Открыть его решили в 1899 году – к столетию со дня рождения поэта. Однако харьковчане, при всей своей любви к Александру Сергеевичу, тогда не собрали нужной суммы, и лишь переименовали улицу Немецкую в Пушкинскую. А вот к 105-й годовщине со дня рождения поэта уже заказали бюст с надписью «Харьков – Пушкину» известному на тот момент одесскому скульптору Борису Эдуардсу. Памятник был торжественно открыт 26 мая 1904 года — в день рождения поэта по старому стилю. Но прошло несколько месяцев, и этот единственный в городе памятник был взорван. Покусился на него Мыкола Михновский, которому, кстати, установлена мемориальная доска на здании старого харьковского университета, хотя он там не учился и не преподавал, но якобы прочитал там свое публицистическое произведение «Самостійна Україна». Так вот, руководимые Михновским национально ориентированные хлопцы подложили динамит под памятник, и Пушкин взлетел на воздух. Но поскольку ребята были из начинающих, силу динамита не рассчитали, и бюст не пострадал. Постамент же распался на несколько частей, однако его склеили. И сейчас, если зайти сзади и сбоку, – можно увидеть места склеек. Я называю это первыми трещинами в украинско-русских отношениях. А в 2014 году этот памятник облили зеленкой. Что ж, подтвердилось крылатое выражение: «А кто отвечать будет, Пушкин?». Вот Пушкин и ответил…

Памятник Гоголю открыл… дворник


— Здравствуйте! Меня зовут Кирилл. Михаил Михайлович, а что это за мистическая история, связанная с открытием памятника Гоголю в Харькове?

— Ну, история эта не мистическая, но очень интересная — харьковский памятник Гоголю тоже может занять достойное место в Книге рекордов Гиннесса.

Как только в Харькове был установлен памятник Пушкину, городские власти, весьма довольные работой Эдуардса, тут же заказали ему памятник Гоголю. Изначально планировалось увековечить Николая Васильевича в полный рост, но харьковская прижимистость не позволила, и он был изготовлен по пояс. Бюст получился очень хороший – глубокомысленный Гоголь держит в левой руке свои писательские черновики, а в правой — гусиное перо. Кстати, озеленители в этом году установили за памятником нечто, напоминающее перо и чернильницу, и юные дарования, проходя мимо, спрашивают у родителей (сам был свидетелем): «Что это за фаллос?». Но вернемся к памятнику. В 1905 году он уже был готов, однако доставить его заказчику скульптор не мог: началась революция. И все же в марте 1906 года монумент в город прибыл и был установлен в Театральном сквере. Его, как водится, накрыли белым покрывалом, и власти стали решать, как же провести торжественное открытие, чтобы какой-нибудь террорист часом не кинул бомбу в толпу: революция-то была в разгаре.

Пока длились дебаты, однажды дворник, который отвечал за участок, вышел поздно вечером в скверик и увидел, что около Гоголя крутятся какие-то подозрительные личности, которые при его появлении убежали. Решив, что раклы (т.е. босяки, воришки. – Прим. ред.) покушаются на покрывало, он снял его, свернул аккуратненько и отнес в свою сторожку. И когда наступило утро – оказалось, что памятник-то уже открыт! И это единственный в мире памятник, который открыл дворник.

Памятник так и простоял до 1909 года, скромно открытый каким-то дядей Васей. Но в преддверии 100-летнего юбилея Гоголя отцы города наконец-то вспомнили: «А мы ж памятник не открыли!». С революцией уже было покончено, и можно было проводить церемонию. И хотя харьковцы уже изучили памятник вдоль и поперек, власти опять накрывают Гоголя, как попугая, белым полотном, и с музыкой и торжественными речами открывают снова – теперь уже официально, сделав вид, что вообще его впервые видят.

Кстати, в путеводителях по Харькову написано, что памятник Гоголю был открыт в 1909 году, тогда как на самом деле – все же в 1906-м харьковским дворником!

Мемориальные таблички не соответствуют действительности


— Михаил Михайлович, здравствуйте! А правда, что в городе сложилась буквально абсурдная ситуация с мемориальными табличками? Меня Анатолий зовут.

— Правда. Многие доски на зданиях нашего города либо содержат  ошибки, либо вообще располагаются не там, где должны быть. Например, в начале Московского проспекта на доме номер № 10 висит мемориальная доска, на которой значится, что на этом месте была мастерская, где работал создатель первого киноаппарата Иосиф Андреевич Тимченко. Во-первых, там, к сожалению, вообще не названо имя выдающегося человека, у которого он, собственно, работал — Александра Эдельберга, – что несправедливо. Эдельберг был придворным механиком и оптиком, к которому приходили в гости аж два императора – Александр II и Александр III. Проживая в Харькове, он выполнял заказы царского двора и был механиком и харьковского университета. Тимченко — действительно великий изобретатель. Хотя это не совсем точное утверждение, что он изобрел первый киноаппарат раньше, чем братья Люмьер. Специалисты сегодня выражаются более корректно – это прототип кинопроекционного и съемочного аппарата.

Однако весь фокус в том, что магазин и мастерская Эдельберга располагались вовсе не там, где висит табличка, а на углу противоположной стороны улицы (тогда Московской), в доме номер 7. Этого дома давно уже нет. На его месте стоит тоже угловой дом, где, если помните, в советские годы был магазин «Дари ланів». Ошибиться с установкой мемориальной доски было очень сложно. Есть старые дореволюционные фотографии, на которых отлично видно, что именно на угловом доме висит объявление, на котором написано «Эдельберг».

Еще один пример зашкаливающего абсурда – угловое здание на Университетской, обвешанное мемориальными досками абсолютно не в тему. В частности, мемориальная доска академику Сумцову на ул. Университетской, 13, где находится областной архив, на которой написано, что он работал здесь в 1876-1922 годах. Однако эта доска, как и почти все остальные, украшающие это и соседнее здание, должны висеть на старом университетском строении по другую сторону улицы. Филолог Сумцов в доме №13 никак с 1870-х годов работать не мог, поскольку в те годы тут была университетская клиника.
Сумцову вообще не везет. Когда в 1970-х годах на месте Первого городского кладбища был разбит Молодежный парк, памятники похороненных там выдающихся харьковчан перенесли на 13-е кладбище, организовав там почетный квартал. Но я бы назвал этот квартал позорным, потому что почти все памятники во время переезда пострадали – либо были разбиты, либо потеряли важные элементы, в частности кресты. С памятника Сумцову исчезли крест и табличка с его именем и датами жизни и смерти. Сделали новую надпись, которая гласит, что умер он в 1921 году. А он еще год после этого жил! И до сих пор ошибка не исправлена, хотя я неоднократно поднимал этот вопрос.
Личное дело
Михаил Михайлович Красников родился 16 сентября 1959 года в Харькове. В 1982 году окончил филологический факультет Харьковского государственного университета им. Горького (ныне ХНУ им. В.Н. Каразина). Кандидат филологических наук (1994 г.). С 1997 года – доцент, с 2017 г. – профессор кафедры этики, эстетики и истории культуры НТУ «ХПИ». Основал и возглавил этнографический музей «Слобожанськi скарби» им. Г. Хоткевича НТУ «ХПИ». С мая 2013 года – директор Харьковского отделения Украинского этнологического центра Института искусствознания, фольклористики и этнологии им. М.Т. Рыльского НАН Украины. Член Консультативного совета по охране культурного наследия при ХОГА, общественный инспектор по охране культурного наследия Харьковской области. Председатель совета Неформального общества друзей Зинаиды Серебряковой. Член Национального союза писателей Украины, почетный член Всеукраинского союза краеведов.
Автор пяти поэтических книг, составитель и научный редактор около 50 книг, а также автор свыше 800 научных, научно-популярных и литературных публикаций в Украине, России, Германии, США. Лауреат муниципальной премии, лауреат биографического справочника «Кто есть кто: всемирное издание» (Москва, 2014).

kristall



Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2789.86 грн
100 EUR 3177.92 грн
10 RUB 4.1717 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи