Следственного эксперимента придется ждать до зимы

Следственного эксперимента придется ждать до зимы
Полгода назад после ДТП на окружной погибла 21-летняя девушка.
Кто виновник трагедии, казалось бы, понятно. Но подозрение ему до сих пор не предъявлено. Пострадавшая сторона обвиняет следствие в нарушении процедуры и затягивании дела. Следователь уверяет, что вся необходимая работа проводится.

Минувшей весной пресс-служба Управления патрульной полиции Харькова сообщила, что 14 марта около 18.00 на окружной вблизи села Затишье Харьковского района столкнулись два автомобиля — Hyundai Elantra и Toyota RAV4. Скорая помощь увезла с места аварии троих — водителя автомобиля Toyota, водителя и пассажира Hyundai. Детали происшествия выясняет следственно-опeративная группа.

За этой краткой информацией скрывается огромная трагедия – через пять дней девушка-пассажирка умерла в больнице, не приходя в сознание.

Пять часов – в неведении


— Это произошло на окружной около шести часов вечера. В последний раз я разговаривала с дочкой по телефону в 17.20, — рассказывает Светлана Мынка, мама погибшей Марины. — Она сказала, что едет домой из «Каравана» со знакомым парнем на его машине – он был за рулем Hyundai.

А меньше чем через час произошла трагедия: Hyundai выбросило на встречную полосу – произошло столкновение со встречной машиной.

— Марину выкинуло из машины. Сколько она пролетела – неизвестно. Когда ее забирала скорая — давление было 40 на 0, — продолжает мама.

Пять часов мать пребывала в полном неведении: что с ее дочерью? Сердце чуяло неладное – женщина места себе не находила.

— Я писала эсэмэски, пыталась дозвониться – гудки идут, а трубку не снимает. Такого никогда не было. Даже если она не могла говорить, присылала сообщение: «Мам, я занята, перезвоню позже». А чтобы просто молчать – это из ряда вон выходящий случай, — рассказывает Светлана Николаевна. — С отцом Марины мы развелись, когда она еще была маленькой – дочь я воспитывала сама. У нас с ней сложились доверительные отношения… Она училась заочно на третьем курсе Харьковского университета питания и торговли, подрабатывала в кафе официанткой, обеспечивала себя и мне помогала.

О том, что девочка в больнице в тяжелом состоянии, мать узнала в десять часов вечера – ей об этом сообщили друзья парня, который был за рулем.

Свою дочь узнала по маникюру


Когда Светлана Николаевна примчалась в четвертую неотложку, Марину уже прооперировали. Свою дочь она узнала только по маникюру.

— Вся в каких-то трубках, присосках, бинтах – она была просто неузнаваема, — вспоминает безутешная мать. – Врач сообщил, что у нее сильный ушиб сердца, разрыв легкого, разбита голова – череп собирали по частям… А 19 марта у Марины произошла клиническая остановка сердца, и больше оно не запустилось. Пять дней она была в коме, в себя так и не пришла. Мой ребенок, которому исполнился всего лишь 21 год, погиб вследствие ДТП.

Парень, который был за рулем, тоже находился в отделении политравмы. В отличие от пассажирки, он отделался, по словам Светланы Мынки, переломом ноги и ушибами – его уже давно выписали. А водитель Toyotа, с которой он столкнулся, — до сих пор в больнице.

Машины возвращены владельцам


Дело, по словам Светланы Николаевны, завели, но продвигается оно очень медленно.

— Меня признали потерпевшей, но обвиняемых нет. Прошло почти полгода – а результата никакого, — переживает Светлана Мынка. — Следователь говорит, что следственный эксперимент будет проводиться зимой, когда погодные условия будут соответствовать тем, что были на момент аварии. При этом автомобили, ставшие участниками ДТП, даже не забрали на штрафплощадку как вещдоки, их сразу же вернули владельцам. Недавно мы с адвокатом в очередной раз звонили следователю, хотели приехать ознакомиться с делом – возможно, какие-то результаты экспертизы пришли. Но он сообщил, что уходит в отпуск…

Адвокат, представитель потерпевшей Сергей Шинкарев подтвердил «Вечернему Харькову», что уголовное производство возбуждено отделом расследования преступлений в сфере транспорта СУ ГУ НП в Харьковской области.

— Основное, что нас поразило в этом деле, – то, что автомобили, которые участвовали в ДТП, были в тот же день возвращены владельцам. Это подтверждает и официальный ответ следствия, в котором выражается уверенность, что с авто ничего не произойдет. Между тем по закону их должны были изъять как вещественные доказательства, поставить на штрафплощадку и держать там до приговора суда, потому что они несут следственную информацию. По данным автомобилям можно установить, кто прав, а кто виноват в этом ДТП, — говорит Сергей Анатольевич. — А поскольку автомобили были отданы владельцам, с ними могли сделать что угодно: отремонтировать, убрать какие-то улики и т. д. Мы по данному вопросу обращались в Червонозаводский районный суд, однако жалоба «висит» уже второй месяц. Я написал ходатайство прокурору, осуществляющему процессуальное руководство, чтобы изъяли эти машины, – но так ничего и не сделано.

По мнению адвоката потерпевшей, следствие не продвигается. Он подтвердил информацию Светланы Мынки: следователь в телефонном разговоре сообщил, что ждет наступления зимы для воспроизведения ДТП, а сейчас он в отпуске.

Светлана Николаевна, по словам Сергея Шинкарева, действительно признана потерпевшей, а подозрение до сих пор никому не предъявлено.

— Здесь, по сути, и расследовать-то нечего, — считает адвокат. —  Есть два водителя (никто не отрицает, что был за рулем), пассажир погиб. В резонансном деле Зайцевой виновным буквально в течение двух недель предъявили подозрение – одному и второму водителю. В нашем деле, по сути, то же самое: два водителя и один погибший. Но обвиняемых нет — не могут установить.

Какие действия предпримет дальше потерпевшая сторона, зависит от решения суда по поводу поданной жалобы.

— Либо будем обжаловать решение суда, либо будем требовать от следователя и прокурора выполнения этого решения, — говорит Сергей Шинкарев.

Когда может быть предъявлено подозрение


Следователь, который ведет это дело, уверяет, что вся необходимая работа проводится, следствие продолжается.

— Что касается следственного эксперимента, то спешить с этим нельзя – нужно дождаться соответствующих погодных условий. Следственный эксперимент может проводиться только с учетом таких же обстоятельств, которые имели место на момент аварии. ДТП произошло в середине марта – мокрый снег, мокрый асфальт... Погодные условия в этой ситуации играют очень большую роль, — поясняет следователь. – А подозрение человеку может быть предъявлено только после проведения следственного эксперимента и получения результата экспертизы.

Куда отправлять автомобиль, ставший участником ДТП, – на штрафплощадку или в гараж владельца – решают следственные органы.

— Мы арестовываем машины в том случае, если есть снования полагать, что ДТП произошло в результате технического состояния автомобиля. Водитель может заявить, что машина уже имела повреждения, и он не справился с управлением именно по этой причине – ввиду техсостояния авто. Это раз, — загибает пальцы следователь. — Второе: арест на транспортное средство накладывается в случае, если пострадавший хочет взыскать машину с виновной стороны по гражданскому иску в счет погашения ущерба. В этом деле таких исков и заявлений не было. Поэтому мы посчитали возможным отдать автомобили под сохранную расписку владельцам, объяснив, что если с машиной что-то случится, они понесут уголовную ответственность. Тем более что эксперты уже осмотрели эти авто – они на месте, их никто не трогал, никто не продал, никуда они не делись…

Где может находиться вещдок?


Аварийный комиссар Вячеслав Манукян подтверждает, что возвращение автомобилей владельцам после аварии – обычная практика.

— Транспортные средства, которые были повреждены в результате ДТП, – действительно очень важные вещественные доказательства. Это предмет для изучения экспертов, — соглашается аварийный комиссар. – Но совершенно без разницы, где они стоят – в гаражах владельцев или на штраф-площадке. Если автомобиль стоит в гараже, его собственник (не водитель, который им управлял, а именно собственник) пишет следователю так называемую сохранную расписку, где четко указывает, что предупрежден об уголовной ответственности за действия, связанные с сокрытием улик, которые могут причинить вред следствию.

В суд, по словам Вячеслава Манукяна, дело передается после вынесения следователем обвинительного акта — главного документа досудебного расследования. Чтобы вынести обвинительный акт, у следователя должен быть полный комплект документов от экспертов, подтверждающих виновность подозреваемого.

— Следователь пишет обвинительный акт, когда имеет комплект документов, содержащих комплекс обвинений. У него должны быть под рукой выводы экспертов, которые помогут определить причинно-следственную связь между действиями водителя – допустим, гражданина Петренко –  и последующей гибелью пассажира, — поясняет аварийный комиссар. – Совершил выезд на встречную полосу – априори виноват. Но возникает вопрос: была ли возможность у водителей – как у одного, так и у второго — избежать столкновения? Повторюсь, чтобы вынести заключительный акт, следователь должен опираться на заключение экспертов: техников, автотехников, трассологов и др. и, конечно же, судмедэксперта, который укажет причину смерти.


Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

программа комментарииЛого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2806.29 грн
100 EUR 3299.91 грн
10 RUB 4.2359 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи