Харьков

  • 1717
  •  / 

Настоящие символы Харькова находятся в тени

Настоящие символы Харькова находятся в тени
Настоящие символы Харькова находятся в тени 23 августа харьковчане отмечают День города.
«Вечерний Харьков» решил сломать стереотипы и показать, что настоящими символами города могут быть не только традиционные Зеркальная струя, Госпром и колокольня Успенского собора, а совершенно иные бренды — Покровский храм, старый университет, и даже... бывшая Селекционная станция на Московском проспекте.

В стереотипном образе Харькова есть всем известные места , которые очень активно тиражируются в инфографике и на разного рода мероприятиях. Это Зеркальная струя, Госпром и колокольня Успенского собора — узнаваемые здания даже в далеком зарубежье. Но краевед-культуролог, профессор Михаил Красиков разрушил эти стереотипы.

— Госпром, Зеркальная струя, Успенский собор — это далеко не весь Харьков, — говорит он. — И далеко не все самое главное в нашем городе сконцентрировано в этих символах. Потому что Харьков – это в первую очередь столица Слобожанщины. И если говорить о символике Харькова как центра Слободской Украины, то, конечно же, ни один из этих символов никак не обозначает Харьков и его украинскость.

Что же, по мнению краеведа, должно стать настоящими брендами нашего города?

Настоящим, самым главным символом Харькова, считает Михаил Красиков, должен стать Покровский собор 1689 года постройки. Потому что, во-первых, это самое древнее здание Харькова и самый древний храм, а, во-вторых, он построен в традиции украинского, или казацкого барокко.

На Слобожанщине было не принято золотить купола


Настоящим, самым главным символом Харькова, по мнению Михаила Красикова, должен стать Покровский собор 1689 года постройки. Потому что, во-первых, это самое древнее здание Харькова и самый древний храм, а, во-вторых, он построен в традиции украинского, или казацкого барокко.

— Правда, к огромному сожалению, во времена Никодима было совершено самое настоящее преступление против этого памятника, как, впрочем, и против некоторых других памятников нашего старинного церковного зодчества, — рассказывает Михаил Михайлович. — Этот храм в XVII веке имел купола, крытые гонтом – деревянными пластинками, подогнанными, подобно черепице, одна под другую. Гонт покрывался смолой, а позолоченным был только крест. Слобожанский храм был очень стильным и графически четким: белые стены (внутри тоже, без росписей) и черные бани. Золотить купола у нас было не принято.

После войны за восстановление собора взялись достаточно грамотные советские реставраторы. Они заменили гонт железом, но при этом соблюли колористику.

— Но поскольку здание в начале 1990-х было передано церковным властям, они решили, что могут, ни с кем не советуясь, ничего не выясняя в Департаменте архитектуры и градостроительства, отвечающем за охрану памятников, на свое усмотрение сделать с ним все что угодно, — продолжает Михаил Красиков. — И сегодня мы видим Покровский собор с блестящими куполами, что совершенно не соответствует тому, как выглядел этот храм в XVII веке. Были расписаны и стены внутри храма, что тоже является нарушением закона об охране памятников.

Кстати, по словам краеведа, в конце XIX – начале XX века у нас у городе был не один памятник, построенный в исконной традиции украинского барокко.

— На бывшей Николаевской площади (сегодня – это площадь Конституции) был сначала деревянный, а позже каменный Николаевский храм, тоже в стиле казацкого барокко. Последний просуществовал до начала 1880-х годов, а потом его разобрали, заменив храмом в русско-византийском стиле, считавшемся общеимперским, — рассказывает Михаил Красиков. — Уничтожила его тогдашняя церковная власть, несмотря на протесты общественности, якобы потому, что он стал ветхим, хотя сто лет для такого храма – вообще не возраст. На самом же деле потому, что тогдашним «владыкам» все наше украинское страшно не нравилось. На углу улиц Конторской и Рождественской (бывшая ул. Энгельса) был храм Рождества Христова, по велению епархии жестоко перестроенный в стиле, приближенном к русско-византийскому. То же насилие было совершено и по отношению к старшему брату Покровского храма — Свято-Преображенскому храму 1684 года в Изюме и другим древним церквям. Никакой местной самодеятельности не допускалось, должен был доминировать московский стандарт. А украинское барокко, наша родная традиция, воспринималось властями во второй половине XIX — начале ХХ века просто как историческое недоразумение, которое нужно поскорее забыть и исправить. Кстати, и Покровский храм намеревались снести или перестроить.

Особенность, которую нужно знать, понимать и ценить


Покровский собор интересен еще тем, что является синтезом двух архитектурно-строительных традиций — украинского и русского зодчества.

– С одной стороны, это типичный пример украинского зодчества, когда на восьмерик большего объема ставится восьмерик меньшего объема и так далее – получается стройная композиция, напоминающая ракету, взлетающую ввысь. Однако в декоре храма явно прослеживаются черты московского зодчества. Например, так называемое «гульбище», или по-украински опасання, — так называют деревянную галерею, опоясывающую здание на уровне второго этажа, — рассказывает краевед. — Другая черта, привнесенная из московской архитектуры, – украшение окон, на которых присутствуют наличники в виде заостренных уголков кирпичиков. Эту деталь называют «поребрик». И этот поребрик настолько у нас прижился, что, прогулявшись по городу, его можно увидеть на домах XIX-XX веков. И вот это слияние традиций русского и украинского зодчества – как в нашем знаменитом суржике, где буквально срослись русская и украинская речь, однако с доминантой украинской основы. Точно так же и в здании Покровского храма: главное в нем – украинское, но есть и элементы русской архитектуры.

Замалчивать это, а тем более стыдиться этого совершенно не нужно, уверен краевед.

— Это наша история, наша традиция – так сложилось. Это наша особенность, которую нужно знать, понимать и ценить, — говорит он.

Дом с бюстом Кобзаря и Селекционная станция с башней


Вторым харьковским брендом, по мнению Михаила Красикова, можно по праву считать здания, построенные в стиле украинского архитектурного модерна, родоначальником которого в начале XX столетия, по сути, был именно Харьков, поскольку здесь жили и творили его основные теоретики и практики. Именно в Харькове и области построено наибольшее количество зданий в этой традиции – 22. А то, что появилось в этом стиле в других уголках страны и даже на Кубани, — было спроектировано тоже преимущественно архитекторами из Слобожанщины.

— В основе этого стиля – образы и приемы украинского народного зодчества. В частности, традиции постройки крестьянских хат, — рассказывает Михаил Красиков. — Здания, созданные в стиле украинского модерна, в сущности, нередко напоминают хату зажиточного селянина-украинца.

Так что символами Харькова вполне могут быть здание Художественного училища (нынешняя Академия дизайна и искусств), где очень хорошо видны черты украинского модерна, и реконструируемый ныне памятник архитектуры на Павловской площади, 4, построенный по проекту архитектора Бориса Корниенко в 1912 году. Дом назывался Крестьянским и служил гостиницей для небедных крестьян, приезжавших по делам в город. На фасаде здания в самом верху до сих пор уцелел помещенный в нишу бюст Тараса Шевченко. Лучше всего из сооружений в стиле украинского архитектурного модерна сохранилось здание бывшей Селекционной станции на Московском проспекте, 142. Оно удивляет очень выразительной башней с многоярусным шатровым покрытием, национальной орнаментикой, декоративными балконами и трапециевидными окошками.

— Знатока архитектуры обязательно остановят несколько домов на улице Максимилиановской (бывшей Ольминского) и в некоторых других уголках Харькова с характерной изюминкой стиля украинский модерн – трапециевидным входом и трапециевидными окнами. Это, увы, единственное, что сохранилось от аутентичного вида зданий – башенки в 1920-е-30-е годы были жестоко уничтожены (как рука только поднялась?), а вместо них насунули коробки в два-три этажа, совершенно без «архитектурных излишеств», — продолжает Михаил Михайлович. — Знаменитый дом Бойко по улице Мироносицкой, 44, где недавно, наконец, появилась мемориальная доска в честь его создателя и обитателя архитектора Сергея Тимошенко, построенный в том же стиле, также потерял, будучи надстроенным, половину своей красоты, но в нем сохранились росписи баталиста и прекрасного знатока украинского орнамента, академика Николая Самокиша, которые находятся в жутком состоянии. И город никак не найдет (да и не ищет!) средств на их реставрацию. А ведь это тоже жемчужина Слобожанщины!

По словам Михаила Красикова, одним из ярчайших творцов украинского архитектурного модерна по праву можно считать Василия Григорьевича Кричевского.

— Он мальчишкой попал в Харьков и здесь сформировался как личность и как архитектор, дизайнер, художник. Сохранился дом на Москалевке, на улице Котляревской, преступно не взятый до сих пор на учет как памятник истории национального значения и, естественно, не отмеченный мемориальной доской, на которой должно было бы быть написано, что именно здесь жил украинский гений и именно тут он создал свой шедевр — проект Дома Полтавского губернского земства (ныне Полтавский краеведческий музей), памятник архитектуры мирового уровня, признанный ЮНЕСКО. И, разумеется, давно пора выкупить (за любые деньги!) у владельцев этот домик и создать там музей Василия Кричевского. Но кто об этом думает? У нас миллионы тратятся на псевдо-бренды, не имеющие никакого отношения к нашей действительной харьковской и национальной самобытности.

Полусгоревший университет – это наше все!


А пальму первенства среди символов Харькова, по мнению краеведа, заслуживает Харьковский университет – родоначальник почти всего культурного, образовательного и научного в нашем городе. Речь идет именно о старых зданиях на улице Университетской (там с начала 1950-х годов находится Украинская инженерно-педагогическая академия), в одном из которых недавно случился сильный пожар.

— Строилось центральное здание как путевой дворец Екатерины, в котором она побывала в 1786 году и жила там три дня вместе с Потемкиным и свитой. А после отъезда передала его в собственность губернатора. И это здание стало Губернаторским дворцом, — рассказывает Михаил Красиков. — Кстати, именно так и написано на табличке, размещенной на здании, хотя это не совсем верно – ведь он строился не как губернаторский, а как царский дворец. Губернаторский – это было уже его второе предназначение.

Но главное его предназначение для нас, харьковчан, – университет, который открылся в этом здании в 1805 году и стал первым университетом в Украине.

— В судьбе нашего города, да и страны, – это все! – отмечает Михаил Красиков. — Потому что именно отсюда берут начало все наши вузы. При университете был открыт Педагогический институт. Медунверситет вырос из медицинского факультета, юридический – из юридического факультета. Политех был новой структурой, но туда перешли преподаватели из университета или работали там по совместительству.

Однако не только в этом его роль. Именно из харьковского университета берет начало наша пресса.

— Издание «Вечерний Харьков» тоже должно в первую очередь низко поклониться университету, потому что именно из типографии при университете в 1812 году вышла первая в Украине, входившей тогда в состав Российской империи, газета, «Харьковский еженедельник»,— улыбается Михаил Красиков. — Первые журналы — «Украинский вестник» и «Харьковский Демокрит» — тоже вышли при университета в 1816 году. Создавали их его преподаватели и воспитанники. Книгопечатанье, по сути, началось в Харькове с университетской типографии. Первый литературный кружок в Украине – тоже родился в университете: это знаменитая Харьковская школа романтиков. Первые альманахи…

Кстати, первая лекция на украинском языке прозвучала именно в Харьковском университете – прочитал ее фольклорист, этнограф, литературовед Николай Федорович Сумцов.

— Первая женщина во всей Российской империи, которой было присвоено звание почетного доктора истории, — Александра Яковлевна Ефименко – получила его тоже в Харьковском университете, — продолжает Михаил Красиков.

Харьковские музеи – опять же детище университета.

— С 1804 года, еще в процессе подготовки к открытию университета, стали собираться самые разные коллекции: археологическая, нумизматическая, естественнонаучная, изобразительного искусства и другие. Позже был создан при университете Музей изящных искусств и древностей, который стал родоначальником наших главных городских музеев. Именно на его основе возникли исторический и художественный музеи. При Харьковском университете работало мощное Историко-филологическое общество, которое не только издавало свои труды, но и в 1902 году провело совершено грандиозный всероссийский Археологический съезд, в рамках которого были устроены масштабные выставки церковных древностей, этнографических экспонатов, археологических артефактов, которые впоследствии пополнили музейные собрания Харькова. И хотя вторая мировая война уничтожила многое из этих сокровищ, но далеко не все. Половецкие бабы, например, привезенные в Харьков в 1902 году, до сих пор радуют глаз возле Исторического музея и Музея природы,— говорит Михаил Красиков.


Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

программа комментарииЛого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2806.19 грн
100 EUR 3302.6 грн
10 RUB 4.2216 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи