«От Чаплина до Тинто Брасса, со всеми он на «ты» давно, протоптана в Европу трасса Володей сквозь Окно — кино». Так сказал о Владимире Миславском, популярной в нашем городе личности, телеведущем, историке кино, музыкальном продюсере в своей эпиграмме журналист Тамаз Еремин-Гоголадзе. «Вечерка» решила встретиться с киномэтром и поговорить не только о кинематографе, но и уточнить у Владимира некоторые недавние факты его биографии.

— Совсем недавно вы удивили многих, занявшись для себя новым делом — музыкальным продюсерством…
— Не такое уж это для меня новое дело, открою секрет — я с детства мечтал стать музыкантом, но все как-то не складывалось. И вот год назад я, наконец, собрался и попробовал себя в музыкальной индустрии. Всему виной встреча с молодой исполнительницей Одри. Она — не типичная певица, каких много, а яркая харизматическая личность, обладающая незаурядными внешними и вокальными данными. Сейчас мы готовим первый альбом, надеюсь, в конце осени он выйдет. Весной сняли клип на песню «Мне все равно!»

— Клип получился очень киношным с вкраплениями фрагментов фильма Акиры Куросавы.
— Как говорится, какой продюсер, такой и клип. На самом деле все получилось совершенно случайно. Не случайным для меня стали участие и поддержка друзей. Например, мы бы не уложились в бюджет, если бы пришлось арендовать помещения в здании филармонии и восточном ресторане, а здесь работали, опираясь на дружественные связи.



— Клип снят несколько месяцев назад, но только сейчас он появился в эфире местных каналов. Выступлений Одри также было всего несколько. С чем это связано?
— Не подумайте, что это какая-то моя специальная продюсерская стратегия. Дело в том, что у Одри подписан довольно кабальный годичный контракт с проектом «Шанс» телеканала «Интер», по которому она не имеет права выступать с концертами, гастролировать и появляться на ТВ. В середине сентября окончится действие контракта, и мы с Одри (на фото), наконец, вздохнем свободно. Кстати, помимо альбома, готовимся представить новый клип. Специально для читателей вашей газеты сообщаю, что он снимается на песню «Сеть» (по-английски «Net») и будет пародировать многочисленные гламурные клипы, заполонившие сегодня музыкальный эфир.

— Клип будет также сниматься в Харькове?
— Почему бы нет? Мой друг, режиссер с российского MTV Андрей Петров, считает, что в Харькове можно снимать все что угодно. Натура весьма разнообразна и колоритна, на улицах города можно найти все что угодно: и «совок», и «заграницу», и кусочки «будущего», и позапрошлый век. Не говоря уже о всевозможных интерьерах в стилях гламур, хайтек, ориентал. Телекомпании «забиты» хорошей техникой, а бутики отличными вещами. Есть профильные вузы: танцоры, музыканты, актеры. Почему бы не снимать в Харькове клипы?

Но при всей любви к нашему замечательному городу мы скоро надеемся сделать еще «московский клип» Одри, по-настоящему снятый в Москве. Я должен учитывать рынок и аудиторию — готовится появление Одри не только на украинских, но и на российских музыкальных каналах и радиостанциях. Сейчас мы как раз рассматриваем несколько предложений. Они уже в стадии обсуждения. Раскруткой молодой певицы в прессе займется настоящий профессионал шоубизнеса — московский журналист Александр Малюгин. Он был пресс-атташе у «Би-2», Валерия Меладзе, Александра Буйнова и других звезд. Сейчас по его книге «Затмить Земфиру» готовится к съемке художественный фильм.

— Владимир, вы начинали свою деятельность в «большом» кинематографе с необычного амплуа — киноархеологии. В юности нашли в одном из харьковских подвалов подборку немых фильмов, что принадлежали дореволюционному прокатчику Харитонову. Какова судьба этих лент?
— Я давно передал часть фильмов Госфильмофонду. Они хранятся сейчас в Белых Столбах под Москвой, остальные пленки… лежат у меня на балконе.

— Неужели такая ценность вот так просто пылится в углу лоджии?

— Нет, не просто пылится, все еще гораздо хуже. Это старая горючая нитропленка, ей 80-100 лет, она в процессе распада. Может начаться процесс гидролиза, сопровождаемый выделением тепла и воспламенением. Причем он совершенно необратим, пока все не сгорит. Мне рассказывал старейший харьковский киновед А. Шимон, что во время войны он с группой товарищей этой старой пленкой взорвал под носом у фашистов мост.

— То есть вы сидите на «пороховой бочке»?

— Не волнуйтесь. Внутрь ящика я давно поставил емкость со специальной смягчающей жидкостью. Обмотал коробки полиэтиленом, накрыл брезентом, сверху положил лист шифера. Там микроклимат. Примерно так хранили фильмы в дореволюционных синематографах. Полная гарантия безопасности, пока… Пока кому-нибудь не придет в голову ворошить или переносить ящики с лентами. Тогда гидролиз старой пленки может начаться в любую секунду. Для транспортировки нужна специальная технология, довольно сложная. Поэтому пожарные и злоумышленники меня совершенно не беспокоят: кому охота получить лишнюю проблему на свою голову. А еще эти фильмы давно никому не нужны, может быть только знатокам, которых в мире единицы.

— Помнится, одно время в украинской кинотусовке вы слыли знатоком порно? Киевский журнал «Академия» вас так и называл.
— Я уже устал говорить на эту тему. Когда-то очень давно я как профессиональный киновед, «вгиковец», входил в комиссию по классификации фильмов, что показывали в видеопрокате. Поневоле стал знатоком гонконгских боевиков, малобюджетных итальянских «ужастиков» и кино в стиле «ню». Потом, грешен, одним из первых среди журналистов из бывшего «совка» оказался в самом горниле порноиндустрии — на главном европейском порнофестивале «Хот’ Дор» в Каннах. Пришлось поневоле присутствовать на съемочных площадках, делать интервью с главными персонами и создателями фильмов для взрослых. Лет десять назад, помнится, у нас был большой интерес к этому явлению — ветви кинобизнеса, приносящей многомиллионные доходы.

— Писали, что вы соавтор сценария документального фильма «Лесная, 27». Помнится, в Москве на этой улице находится дом-музей подпольной типографии большевиков?
— Боже упаси, никаких большевиков! Хотя они ко всему приложили руку. По этому адресу в разное время располагались «Совэкспортфильм», «Технаучфильм», 3-я фабрика Госкино и первая киностудия нашего земляка прокатчика Дмитрия Харитонова. Естественно, я как эксперт и автор монографии об этой незаурядной личности был приглашен консультантом. Не хвалюсь, за последнее время я завершил редактирование популярного российского киносайта, создал заново многотысячную базу фильмов и издал несколько книг. Включая «Кинословарь», который по рейтингу кинокритиков занял третье место среди кинособытий года в Украине. Еще четыре книги готовятся к выходу. Среди них переиздание книги о кинематографическом Харькове. Дополненное и в новой редакции.

— Что же еще нового можно сказать о кино и Харькове? Кажется, что все известно.
— Ну, не скажите. Например, знаменитый фильм Андрея Тарковского «Зеркало». В прологе картины возникают заикающийся подросток и женщина-психиатр. Эпизод снимали в одной из харьковских клиник, об этом есть упоминание в фильме. Или детский телефильм Одесской киностудии режиссера Юнгвальд-Хилькевича «Петька в космосе», съемки которого проводились в 1972 году у Дворца пионеров ХТЗ и на улице Байрона (сейчас — пр. Героев Сталинграда. — Прим. ред.), что на Новых домах. У меня были некоторые сомнения по поводу этих лент, но теперь все стало на свои места. Я уже добавил справку о еще одной картине, которой, правда, пока нет. Это будет игровой фильм о физике Ландау, по роману его жены. Со слов режиссера Ильи Хржановского знаю, что фильм с бюджетом в три с половиной миллиона долларов будет сниматься в Харькове, будут задействованы харьковские актеры, уже снят офис в центре города, нанят штат.

— У вас потрясающая осведомленность. Кстати, сейчас многие видные харьковские персоны вовсе не преклонного возраста спешат разродиться мемуарами. Вам эта идея в голову не приходила?
— Вы правы, все это очень странно и забавно. Нет, я не тороплюсь садиться за мемуары. Рановато, надеюсь еще побывать в Голливуде, сделать серию программ и новый проект на ТВ. Другое дело, что неплохо бы издать подборку интервью с известными кинолюдьми. За годы моих поездок таковых накопилось достаточно. Монтированный сюжет мелькнул на экране, а большая часть интересного разговора осталась за кадром. Поэтому есть идея опубликовать эти интервью.

— Владимир, напоследок совет читателям «Вечерки» от «киномэтра»: какие
фильмы стоит смотреть?
— Я не берусь давать таких советов. Более того, вынужден вас разочаровать: я не смотрю кино. Я не смотрю то, что показывают по телевизору, то, что идет в кинотеатрах, то, что есть у меня и моих друзей дома в коллекции. Вы очень удивитесь, как это — киновед и не смотрит кино. Потому что все главные фильмы в своей жизни я уже посмотрел. Я лишь досматриваю — что-то, когда-то, иногда, кое-где: если нужно по работе, если меня пригласили и хотят узнать мое мнение, или я, чтобы не обидеть близких или партнеров, составляю им компанию. Я уже все на экране в жизни увидел, все, что мне было нужно.

— Получается, «сапожник без сапог»?
— Почти так. Помните, когда обрывалась пленка, киномехаников обзывали «сапожниками». Когда-то я в совершенстве освоил эту науку — подрабатывал в годы учебы в кинобудке, крутил фильмы. В том числе и в замечательном кинотеатре «Боммер». Кстати, поздравляю зрителей артхаусного кино и всех харьковчан — мы отстояли старейший кинотеатр от ухода в небытие. Надеюсь, что в этой победе есть и частица моего участия, в нескольких интервью я высказывал свою жесткую позицию.