Есть в нашем городе одна маленькая улочка — Карповская. На первый взгляд она ничем не примечательна. Но, поверьте, она достойна большого и интересного разговора. Хотя бы потому, что в 20-х годах прошлого века на этой улице проживала семья Марка Бернеса…

Но вначале отправимся в небольшой город Нежин на Черниговщине. Именно там 8 октября 1911 г. в семье бедного еврея Наума Неймана родился сын Марк. У Наума было еще двое детей — сын Нема и дочка Анна. А также жена-домохозяйка. Дело, которым занимался папа Наум, было не очень престижным: он был старьевщиком и, наверное, поэтому мечтал о надежном и обеспеченном будущем для своего сына. Пределом мечтаний была специальность бухгалтера или музыканта-скрипача. В последней пряталась возвышенная мечта, которая тайно украшала убогую реальность.

В поисках лучшей судьбы семья переехала в Харьков и поселилась в доме № 32 по ул. Карповской. Точно неизвестно, с кем именно — с отцом или матерью, но Марк в Харьков приехал только с одним из родителей: может быть, как раз утрата и привела к переезду... Здесь он поступил в профтехшколу, а по ее окончании стал обладателем бухгалтерских нарукавников и остро отточенных карандашей. Первая мечта папы сбылась...



Рядом с современными особняками, которые все больше появляются именно на таких тихих улочках, как Карповская, ютятся столетние «дома-дедушки» с трещинами на стенах, облупившейся краской на окнах, покосившимися скамейками у подъездов. Эта улица получила название от фамилии помещика Карпова. Именно здесь в конце XIX века еще находилась его большая усадьба с помещичьим домом и небольшими деревянными постройками. Некоторые домики сохранились, и возле них в 1917 году были построены два двухэтажных дома под № 32. Возведены они были из бревен и дранки, покрыты цементом и окрашены, цоколь дома укрепили бетоном — кажется, именно благодаря этому он все еще до сих пор стоит. Такие дома-бараки предназначались для учителей, которые работали в близлежащих школах. Но не в этом доме жил Марк с родителем, а в том самом одноэтажном маленьком домишке, сохранившимся рядом со времен усадьбы Карпова. Сейчас этих домиков уже нет. На их месте разные хозяева неоднократно строили себе жилье. Зато дворы домов № 32 помнят, как здесь бегал Марк подростком. По их крышам он гонял голубей, а после занятий гулял с друзьями по улице Карповской и играл на гитаре.

Неподалеку от этих мест был сад Тиволи, где постоянно проводились эстрадные концерты, и знаменитый театр «Муссури» на углу Благовещенской и Дмитриевской улиц. Сейчас от него остались только стены, а тогда там часто гремели аплодисменты и бушевали актерские страсти. Марк часто бывал в театре: здесь он мечтал, знакомился с творческой молодежью и знаменитостями. Благодаря своей общительности он часто собирал у себя новых друзей, среди которых были и театральные деятели. Оттого было на улице Карповской всегда шумно и весело.

Большой город придал Бернесу бешеную энергию — он готов был работать кем угодно, лишь бы в театре, лишь бы при искусстве. Приобщался к рабочей театральной среде, расклеивая афиши, формировал свое актерское мастерство сначала работником сцены, затем актером миманса, статистом. В конце концов, его заметил Синельников и сказал: «Из Бернеса может выйти толк». И с этого места началась биография будущего известного артиста и певца.

Только вот откуда взялась фамилия Бернес? Дело в том, что Марк Нейман обучался игре на фортепиано у знаменитого шведского пианиста Германа Юхана Бернеса и позже взял его фамилию в качестве своего псевдонима.

Синельников поверил Марку, а тот поверил в себя. И в 17 лет он вырвался из дома. Конечно же, в Москву, где через некоторое время стал известным на всю страну артистом. Его герои появились как нельзя кстати — решительные, волевые, спокойные и надежные. Можно только предположить, насколько важную роль в биографии артиста сыграл именно Харьков 20-х годов с его бурной музыкально-театральной жизнью.



Атмосфера дворика на Карповской, кажется, осталась прежней. Как в 20-е годы прошлого века, здесь все те же дома и деревья, такие же скамейки и клумбы. Попадаешь сюда из центра города словно в другой мир, не тронутый временем. Это все необыкновенно контрастирует с современным близлежащим вокзалом и заполненными автомобилями
магистралями.

Как бы там ни было, но мы, харьковчане, будем всегда помнить Марка Бернеса. Благодаря его творчеству и этому дворику на Карповской, откуда началась его мечта. Будем помнить его за признание в любви самой жизни, «что само по себе и не ново», и за подаренное им настоящее и искреннее чувство Родины.

ФОТО: Марины Соколенко