«Наемничество имеет долгую и славную историю. Существуют две главные причины, по которым оно действовало и процветало на протяжении столетий — эффективность и технология» (Тим Спайсер).

Впрочем, британский подполковник Тим Спайсер преуменьшает временные масштабы явления, когда говорит о сотнях лет. Правильный масштаб — тысячи лет. Еще в 3-м тысячелетии до нашей эры царь шумерского города Ур прибег к услугам «солдат удачи». Потому-то и проблемы наемничества существуют тысячи лет.

Статус наемников
Война (любая война) делит мир на две части, в которых чуть ли не все оценки имеют противоположные знаки. Когда Александр Македонский начал завоевание Персидской Империи и в битве при Гранике столкнулся с фалангой греческих гоплитов, служивших местному сатрапу, он пощадил взятых в плен персов, но приказал перебить всех плененных соплеменников.

Наемники, в отличие от военнослужащих, не имеют общепризнанного юридического статуса. Они как были, так и остаются джентльменами удачи. Многие государства законодательно запрещают своим гражданам участие в военных действиях на стороне и за нарушение этого запрета преследуют в уголовном порядке. Тем не менее находятся люди, которых такая перспектива не пугает. Во второй половине ХХ века, например, прославился француз Боб Денар, который был классическим «солдатом удачи», участвовавшим в десятках военных операций в Африке. Денар был не одинок. В 1960-1980-е годы в Африке работали сотни и тысячи наемников, которые часто воевали друг с другом.

Наемники — это не то же самое, что люди, состоящие на воинской службе в армии иностранного государства. Наемники военнослужащими не являются и действуют в «серой зоне» международного права, поскольку в фундаментальных соглашениях и конвенциях они не упоминаются. Это дает возможность правительствам использовать их там, где они не могут использовать военнослужащих. Например, когда американский Конгресс законодательно ограничил количество военных советников, которых Вашингтон может направить на помощь правительству Колумбии, Вашингтон вышел из положения, прибегнув к услугам наемников.

Можно привести впечатляющий пример со скандалом вокруг тюрьмы «Абу-Грейб» в Ираке, разразившимся, когда выяснилось, что заключенные в ней подвергались сексуальным унижениям со стороны женского персонала тюрьмы. Когда началось расследование, оказалось, что охраной тюрьмы занимались как кадровые военные, так и наемники. Военных судили, но в случае с наемниками система дала сбой, ибо они не могут быть судимы военным трибуналом. Гражданская же судебная система в кризисных странах действует плохо или вообще не действует. В случае с «Абу Грейб» никто из наемников не предстал перед судом. Поэтому наемник-преступник может никогда не попасть за решетку. Он может уехать в любую страну мира и избежать уголовного преследования.

Аутсорсинг
Наверное, подошло время сказать об организационных формах наемничества. Как разновидность бизнеса оно весьма удачно вписалось в современные технологии разделения труда — в аутсорсинг. Что такое аутсорсинг? Aутсорсинг — это передача какой-либо организацией определенных своих внутренних функций на исполнение другой компании, специализирующейся в соответствующей области. Принцип аутсорсинга: «оставляю себе только то, что могу делать лучше других, передаю внешнему исполнителю то, что он делает лучше других». Хорошим примером аутсорсинга является издательская деятельность. Издательство имеет штат редакторов, корректоров, верстку, авторов. Для печати же изданий и их распространения привлекаются сторонние организации.

В ХХ веке считалось, что мощь государства зависит от мощи государственной армии, и это делало невозможным ее «частичную» передачу в управление частным лицам или компаниям. Однако ситуация постепенно изменилась. Государства перестали обладать монополией на наиболее современные виды вооружений, а солдаты регулярных армий стали стоить очень дорого. В итоге государства в целом и вооруженные силы в частности стали активно перепоручать часть своих функций гражданским подрядчикам. К примеру, в некоторых странах частные фирмы охраняют и обслуживают тюрьмы, а в Австралии рекрутинговая компания Manpower занимается вопросами призыва на военную службу — именно через нее проходят все желающие служить в австралийской армии. Таким образом, в мире сформировался спрос на такого рода услуги.

И вот точно так же как существуют частные бухгалтерские фирмы, сегодня существуют и частные военные фирмы и компании. Такие фирмы и их работников, чтобы отличать их от находящихся на воинской службе контрактников, иногда называют контракторами. Это не служба, это бизнес. Контракторы работают не ради идей, а ради денег. Поэтому они прямо или косвенно заинтересованы в том, чтобы вооруженный конфликт, в котором они участвуют, длился возможно дольше. У вооруженных сил принципиально иная задача. Этот парадокс иногда становится причиной скандалов.

Этические парадоксы
Контракторы не принимают воинскую присягу. Они верны своему командиру, но не государству или вождю. Национальный герой Испании Сид испанским фольклором описан как образец благородного рыцаря, сражавшегося за освобождение родины от власти мавров. Но при этом Сид со своим отрядом периодически поступал на службу к мусульманским правителям и сражался с единоверцами-христианами. Надо же понять — человеку нужны были деньги. В 1632 году произошло сражение при Лютцене. В этой битве приняло участие множество наемников. Среди них был полк «черных кирасиров», организовавший сокрушительную атаку, но в решающий момент вышедший из боя после гибели командира, платившего им жалование. Современные контракторы могут поступить точно так же, если увидят, что гарантии исполнения контракта по отношению к ним под угрозой нарушения, и именно так не раз поступали. Британский историк Герберт Грэхем как-то заметил, что испанский крестовый поход в защиту христианской цивилизации вели мусульманские наемники-марокканцы, продемонстрировавшие в Испании редкую даже по тем временам жестокость.

Еще один аспект деятельности контракторов связан с особенностями кадровой политики. Теоретически они заинтересованы в том, чтобы в их компании работали люди с хорошей репутацией, не имеющие проблем с законом, обладающие высокой квалификацией и пр. Но на практике эти требования могут игнорироваться. В Боснии, например, выяснилось, что сотрудники военной компании DynCorp действовали в качестве сутенеров и даже держали несовершеннолетних в сексуальном рабстве.

В заключение
Ныне фирмы, занимающиеся подобным бизнесом, предлагают сервисы в трех основных секторах. Во-первых, они занимаются выполнением боевых задач — от организации охраны до обеспечения тактической вооруженной поддержки и обслуживания сложной техники. Во-вторых, они действуют в сфере консалтинга и обучения — в этих компаниях часто задействованы бывшие разведчики и военные аналитики. В-третьих, они действуют в сфере материального обеспечения и логистики (предоставление транспортных услуг, обслуживание военной техники, организация работы солдатских столовых, прачечных и пр.)

Украина в этом отношении также не является исключением из общих тенденций. Когда вы видите по соседству с банком крепеньких молодых людей в странных и весьма разнообразных униформах, это то самое — работники военизированных охранных фирм. Они охраняют банк. Есть в Украине и более серьезные военные компании. Они не афишируют себя, но из иностранных источников известно, например, что в 2002 году солдат НАТО из европейских государств перебрасывали в Афганистан украинские контракторы, использовавшие советские военно-транспортные самолеты.

Я не хочу сказать, что контракторы — это плохо. Точно так же я не хочу сказать, что контракторы — это хорошо. Но что не вызывает никаких сомнений, так это то, что в мире идет пересмотр военного дела: функции военных меняются в соответствии с меняющимися задачами, которые они должны решать. Меняются и организационные формы военной деятельности, а связанные с этим проблемы и противоречия — они всегда были, есть и будут.