Стоит ли набирать номер 103, если подскочило давление или поднялась температура? Может ли диспетчер не принять вызов?

Сколько времени ждать бригаду медиков? Как работает сегодня скорая помощь и какие изменения готовит реформа от Минздрава, выяснял «Вечерний Харьков».

По словам директора коммунального учреждения здравоохранения «Центр экстренной медицинской помощи и медицины катастроф» Виктора Забашты, скорая помощь канула в Лету еще шесть лет назад, превратившись в экстренную медицинскую помощь. Однако харьковчане и жители области по-прежнему воспринимают службу именно как «скорую помощь», хотя она выполняет уже совершенно иные функции. А все потому, что достойной альтернативы бывшей скорой помощи нет до сих пор. Обеспечить  альтернативу призвана медицинская реформа.

Скорая помощь выезжала к пациентам по любому поводу


— Дело в том, что скорой помощи как таковой уже нет. Она была реформирована еще с 1 января 2013 года и превратилась в экстренную медицинскую помощь – изменились и структура, и назначение, — рассказывает Виктор Забашта. — До 2013-го существовала скорая помощь при различных лечебных учреждениях. Каждый район жил своей жизнью, каждая скорая помощь вертелась в своем маленьком мире и особо за его рамки не выходила. Зачастую финансировалась она по остаточному принципу и выполняла самые разные задачи. То есть это был транспорт при больнице, который использовался руководством так, как ему было удобно.

При этом скорая помощь выезжала к пациентам по любому поводу, связанному с состоянием здоровья. Однако с 1 января 2013 года она преобразована в единую экстренную службу.

– Сразу же начала работу единая диспетчерская (в Харькове – на ул. Конторской), куда поступают вызовы с любого телефона на территории города и области. Диспетчер, приняв вызов, отдает его непосредственно той или иной медицинской бригаде. Все бригады,  оснащенные GPS-навигаторами, видны на карте. Компьютер показывает ближайшие к месту вызова свободные бригады, расстояние и время «доезда», — продолжает Виктор Забашта.

Экстренная медицинская помощь, по его словам, должна выезжать только на экстренные случаи.

— К ним относятся, например, удар электрическим током, падение с высоты, ДТП, ножевое или огнестрельное ранение, утопление, повешение. Это далеко не полный перечень случаев, когда выезжать должна служба экстренной помощи. То есть только в экстренных случаях, требующих интенсивной терапии. Время прибытия: по городу — до 10 минут, по области – до 20 минут, — уточняет Виктор Забашта.

Куда обращаться с гипертонией?


Однако есть случаи, когда прямой угрозы жизни нет, но возникают опасные для здоровья состояния. К примеру, головная боль на фоне мигрени, повышение температуры, повышенное или слишком пониженное давление; боль в грудной клетке при движении и дыхании; болевой синдром в суставах, позвоночнике (невралгия, радикулит, после перенесенной травмы, операции, у онкобольных); боли в животе на фоне установленного диагноза «хронический гастрит»; язва двенадцатиперстной кишки; боль в ушах, горле, мышцах при повышении температуры…

— По идее, экстренная помощь принимать такие вызовы не должна — диспетчер центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф должен перенаправить обращение в соответствующее учреждение здравоохранения первичной медико-санитарной помощи. Однако пока еще первичное звено с этим не справляется. То есть достойной альтернативы скорой помощи в том виде, в каком она была, по сути еще нет. А поэтому нам приходится выезжать и на такие вызовы. Время приезда – в течение часа, — говорит Виктор Забашта.

Часть работы должен взять на себя семейный врач


В принципе, часть работы бывшей скорой – ту,что не касается экстренных случаев, – должен взять на себя семейный врач.

— Замысел с семейным врачом – очень неплохой. На самом деле во всем мире существует институт семейного врача, который наблюдает своих пациентов с момента рождения. Это идеальный вариант. Но дело в том, что у нас просто срисовывают картину с увиденной за рубежом, особо не вникая, как это работает. У нас люди либо не знают своего семейного врача, либо ему не доверяют. Поэтому народ уповает на скорую помощь, по-прежнему воспринимая ее как «скорую», хотя мы уже шесть лет как экстренная, — рассказывает Виктор Забашта.

И в доказательство своих слов приводит наглядный пример.

— Недавно был случай: пациентка пожаловалась, что диспетчер не принял вызов к сыну 17 лет по поводу повышенной температуры. И ей пришлось вызывать такси и ехать в аптеку за лекарствами. При этом человек глубоко убежден, что он прав – звонит на правительственную горячую линию с требованием объяснить, что же это происходит, — приводит пример  Виктор Забашта. — Порой люди используют экстренную помощь как бесплатное такси. Пошел человек в поликлинику, получил направление врача на госпитализацию, пришел домой, собрался и набирает 103, чтобы его доставили в больницу. Причем требует, чтобы прибыли к нему в течение десяти минут... Что делать? Он же наш человек – забираем и везем в больницу…

И все же, как отмечает директор Центра экстренной помощи, по сравнению с прошлым годом количество вызовов сократилось на четверть.

— Возможно, стала лучше работать «первичка», — говорит он. – Сказывается и действие программы «Доступные лекарства» — люди стали для профилактики принимать таблетированные препараты. Количество гипертонических кризов, инфарктов, инсультов заметно уменьшилось.

Кто будет приезжать на вызов?


Напомним, с 1 сентября в Украине стартовала реформа экстренной медицинской помощи. Правда, пока пилотный проект запущен только в пяти областях. Харьковщина в этот перечень не вошла. Новации коснулись Винницкой, Донецкой, Одесской, Полтавской, Тернопольской областей и Киева.

В чем же суть этой реформы?

Во-первых, новая система диспетчеризации. Диспетчер обязан подробно расспросить пациента о причинах вызова, чтобы выяснить, стоит ли, собственно, отправлять к нему бригаду. Бригада будет выезжать только в действительно экстренных случаях и добраться должна за 4-8 минут. К слову, такая система на Харьковщине уже есть.

Во-вторых, создание электронной системы GPS-навигации, которая позволит контролировать местонахождение машин скорой помощи и высылать на вызов ту, которая успеет доехать быстрее. И эта система в Харьковской области уже работает.

В-третьих, привлечение к спасению пострадавших представителей других служб — полицейских, пожарных и т.д., обученных азам оказания неотложной помощи. Курсы по оказанию помощи планируют проводить для школьников, учителей, воспитателей детсадов и других категорий населения. Чтобы поставить спасение граждан на поток, в общедоступных местах планируется разместить «инвентарь» — жгуты, дефибриляторы и пр.

В четвертых, переформатирование штата службы. Вместо врачей в бригаду будут входить парамедики, поскольку, по мнению Минздрава, комплектовать бригады врачами — слишком дорогое удовольствие. Для этого планируется масштабное переучивание персонала бывшей скорой помощи.

Чем поможет парамедик?


— Парамедики – это специалисты, которые не ставят диагноз. Их действия нацелены на то, чтобы, допустим, при вызове на ДТП «рассортировать» пострадавших условно «по цветам», означающим очередность действий. Красный – больному необходимо оказать медицинскую помощь немедленно и госпитализировать в первую очередь. Желтый – помощь может быть отсрочена до часа-двух. Зеленый — больные нуждаются в амбулаторной помощи. То есть задача парамедиков – определить состояние человека и живым доставить его в ближайший стационар. Если у пострадавшего кровотечение — остановить, болевой синдром – обезболить, перелом — зафиксировать, — поясняет Виктор Забашта.

И если такие специалисты успешно работают на Западе, то у нас возникают серьезные проблемы.

— По отношению к нам формулировка «ближайший стационар» неприемлема, потому что стационары у нас строились по другому принципу. Они узкопрофильные, специализированные, многопрофильных стационаров у нас единицы. А те, что есть, далеко не всегда готовы принять пациента. Потому что отделений экстренной помощи там нет. В Харькове только областная больница имеет отделение экстренной помощи, — говорит Виктор Забашта.

Кроме того, помимо экстренной помощи, специалист с дипломом парамедика нигде не сможет найти себе применение.

— Отработав лет 20-30, он так или иначе почувствует необходимость «слезть с колес», сменить место работы. А где он еще нужен кроме экстренной помощи? Этот вопрос я задавал непосредственно и.о. министра. Она предложила в качестве варианта место диспетчера. Но там штат тоже не резиновый. Кроме того, далеко не каждый человек сможет и захочет работать диспетчером. Этот человек должен уметь в течение нескольких секунд собрать максимум полезной информации, не поддаться на провокации и не обидеться на грубость того, кто обратился за помощью (как правило, в этот момент человек эмоционально нестабилен). Далеко не каждому это под силу, — считает  Виктор Забашта.

Кроме того, такой профессии нет в штатном расписании. И готовят этих специалистов всего лишь два вуза – в Черкассах и Тернополе: на коммерческой основе, с прицелом на работу за рубежом.