Харьковчанке Тамаре Дмитриевне Башкировой искусство в прямом смысле помогает выживать. Тяжелый творческий труд, которым она занята все свободное время, дает ей силы вынести те нечеловеческие условия жизни, в которых волею судьбы оказалась эта женщина.

Гобелены, которые она создает, могли бы, наверное, украсить не одну музейную коллекцию. Попробуйте сами вышить небольшой узор, и вы поймете, как это трудно. А вышить большую картину, на которой изображены люди и животные, замки и пейзажи, и все это в цветовой гамме, насчитывающей сотни оттенков — труд неимоверно сложный. Кроме терпения здесь еще нужны точный расчет, умение подбирать мельчайшие оттенки цветов, усидчивость, да и просто хорошее зрение. Представьте только, сколько раз приходится вдевать нитку в иголку! 

Тамара Дмитриевна рассказывает, что на каждый гобелен у нее уходит несколько месяцев кропотливого труда. Например, гобелен «Венеция», на котором в ярких красках изображен чудесный итальянский город, она делала два с половиной месяца, а «Ласточкино гнездо» — целых четыре. 

Между тем самое сложное, с чем приходится справляться рукодельнице — это собственный возраст. Не поверите, но Татьяне Дмитриевне Башкировой в этом году исполнилось… восемьдесят четыре года! Создавать произведения искусства в таком возрасте, по выражению самой труженицы, — это уже настоящий подвиг. 

Кстати, корни этого ее увлечения родом из детства. Именно посещение кружка рукоделия в харьковском Дворце пионеров в далеких тридцатых минувшего века стало толчком, который пробудил творческие способности девочки. Потом, правда, на долгие годы она оставила вышивание. Было не до увлечения, ведь началась война. 

В восемнадцать лет попала Башкирова на фронт самой страшной в истории человечества войны. Той войны, на которую уходили сотни тысяч ее сверстников, а возвращались единицы. Девушке повезло: она вернулась, хотя прошла в составе стрелкового полка трудными дорогами почти всю войну. Кстати, именно на фронте она встретила своего будущего мужа, с которым они расписались в страшном 1942-м. Выжить в той мясорубке было уже чудом и подарком судьбы, но молодым супругам это удалось. 

Однако после войны судьба баловала Тамару Дмитриевну уже не так часто. Рождение и воспитание трех сыновей, пожалуй, было самым ярким воспоминанием в череде монотонных будней. Тамара Дмитриевна говорит, что все силы в то время уходили на семью, поэтому о вышивании она даже и не вспоминала. 

А потом началась черная полоса: после 24 лет совместной жизни от инфаркта умирает супруг Тамары Дмитриевны. Ей тогда казалось, что боль утраты вынести невозможно, но дальше было еще страшнее. Следующими трагедиями, свалившимися на женщину, была потеря одного за другим двоих сыновей. Причем оба «сгорели» так же, как и отец — от инфаркта на работе. Такого горя женщина уже не выдержала. Один за другим ее сердце разрывают два инфаркта, после которых был еще и инсульт с частичной потерей речи. Ситуация была настолько критичной, что врачи не гарантировали ей и месяца жизни... Но, на удивление всем, фронтовичка выжила! Возможно, сказалось закалка, полученная на войне, а возможно, ей просто была еще отмеряна жизнь. 

Между тем, выйдя после курса лечения из больницы, она чудом снова туда не попала. Шансы, как говорят, были очень серьезные. Оказалось, что пока Тамара Дмитриевна лежала при смерти, ее родная внучка, решив, что та уже не жилец, продала квартиру своей бабушки... Известие о том, что бабушка выжила, никак не повлияло на молодую женщину — деньги от продажи квартиры неблагодарная родственница ей уже не вернула. Случилось это еще в конце восьмидесятых годов прошлого века. 

Чтобы выдержать боль утрат и просто не сойти с ума, женщина вдруг вспомнила о своем детском увлечении — она начала вышивать. С каждым разом получалось все лучше. Это стало захватывать ее все больше и больше, заставляя все время совершенствовать свое мастерство. 

С жильем тоже кое-как наладилось. Тамара Дмитриевна получила две комнаты в стареньком военном общежитии, где живет до сих пор. Условия жизни, правда, здесь тяжелые: помещение сырое, кухня общая, а все удобства на улице. Военные давно пытаются передать это общежитие на баланс городским властям, но те не торопятся принимать ветхое здание со старыми долгами. А недавно к тем сложностям, к которым Тамара Дмитриевна уже привыкла, добавилась еще одна — отсутствие света. Его в апреле этого года отрезало горэнерго, за долги… 

В свое время Тамара Дмитриевна неоднократно обращалась за помощью в получении квартиры в различные инстанции: и к военным, и к гражданским чиновникам. С недавнего времени просит еще и разобраться с ситуацией по поводу отсутствия электричества. Но, к сожалению, обещаний всегда было очень много, а конкретных результатов пока никаких.
По словам пожилой женщины, единственное, что ее еще пока держит на этом свете — это рукоделие. Несмотря на тяжелейшее заболевание (сердечную астму), плохое зрение и отсутствие человеческих условий для жизни, все свои малые силы женщина вкладывает в создание гобеленов. Удивительно, но факт: эта работа помогает ей выжить, отвлекая от суровых реалий действительности и перемещая в таинственный мир искусства.