Украина может объявить мобилизацию российских граждан для участия в защите страны на стороне Вооруженных сил Украины, что станет одной из форм противостояния агрессии.

Об этом в интервью изданию «Новая газета» заявил председатель правления неправительственной организации «Майдан закордонних справ» Богдан Яременко.

«Украина не должна рвать связи с украинскими гражданами, которые остались в оккупации. Прежде всего, повторюсь, в разы уменьшить формальности в сфере государственных услуг, сделать центры предоставления любых необходимых им украинских документов ближе к линии разграничения. Нет нужды говорить, что пока это не делается», — считает он.

По словам Яременко, Украина также может противостоять России, поддерживая оппозиционные силы внутри Российской Федерации либо движений, которые выступают за смену либо демократизацию государственного устройства.

«Создание в Украине некой политической базы, которая займется работой в информационном, философском, организационном плане, а ее структуры возьмут на себя ответственность за демократические трансформации в России», — добавил он.

Также высказался эксперт и о том, должна ли Украина прощать граждан, которые признают свою причастность к оккупации и раскаиваются.

«Конечно, если на руках нет крови и он не совершал серьезных уголовных преступлений или не руководил от имени оккупационных властей. Те же, кто преступил закон, но не убивал, не пытал, не командовал, в тюрьму не сядут, останутся на свободе, но получат альтернативное наказание — на определенный период лишатся права на военную или государственную службу, работу в полиции, в судах, в органах местного самоуправления, не смогут преподавать в вузах или школах. Также будут приостановлены их избирательные права», — добавил Яременко.

Он отметил, что в случае активных попыток вернуть Крым и ОРДЛО, граждан, которые боятся наказания, окажется очень много.

«До них надо уже сейчас донести мысль: претензий и преследований не будет, если вы, допустим, признаете свое участие в голосовании на незаконном референдуме или еще что-то — вроде инакомыслия», — резюмировал он.