Если в регионе есть инициативный руководитель, который хочет внести позитивные изменения в развитие области, то и амбулатории строятся, и больницы ремонтируются, и дороги восстанавливаются, заявил в программе «Комментарии» на телеканале Р1 директор Департамента здравоохранения Харьковской облгосадминистрации Богдан Федак. Как внедряется на Харьковщине медицинская реформа и с какими проблемами приходится сталкиваться?

Высокую зарплату -- безукоризненно выполняющим обязанности


-- Уже несколько лет подряд на Харьковщине ремонтируются больницы, обновляется оборудование, внедряется медицинская реформа. На последней сессии Харьковского облсовета были выделены средства в том числе и на медицинскую сферу. Что происходит сегодня?

-- Начну с реформы, которая сегодня происходит в стране. Она нуждается в усовершенствовании. Потому что на самом деле, несмотря на выделение средств на пациентов, которые подписали декларации с семейными врачами, пока ничего не удалось изменить в содержании работы врачей. Да, заработная плата выросла в несколько раз, и сегодня в первичном звене она составляет от 12 до 20 тысяч гривен. Но мне как управленцу, который переживает за качество медицинской помощи, хотелось бы, чтобы мы не попали опять-таки в советские времена, когда все имели одинаковую зарплату и жилищные условия. Я считаю, что сегодня высокая зарплата должна быть у того, кто безукоризненно выполняет свои функциональные обязанности, делает то, на что потом не жалуются наши граждане. Между тем сегодня очень много нареканий на работу терапевтов, семейных врачей. Люди сетуют, что, вызывая врача на дом, допустим, после шести часов вечера, получают отказ – мол, вызывайте экстренную медицинскую помощь.

-- А врач имеет право отказать в посещении больного на дому?

-- Конечно же, не имеет права. Но сейчас нет абсолютно никаких рычагов для того, чтобы приструнить доктора, который не хочет и осознанно не выполняет свои обязанности. И утратили мы эти рычаги благодаря Министерству охраны здоровья, которое издало указ, согласно которому мы даже не можем повлиять на доктора путем внеочередной аттестации на соответствие профессиональности. И фактически доктор остался в свободном плавании.

Еще пример: свыше двух тысяч деклараций с пациентами подписал доктор, который имеет опыт, отлично работает, и столько же доктор, который имеет три-четыре года стажа, ему еще учиться и учиться, совершенствовать свой уровень знаний. А имеют они одинаковую зарплату – по 20 тысяч. Скажите, где мотивация к совершенствованию, к повышению уровня обслуживания пациента?

-- Но в МОЗ это же должны понимать? Какие изменения необходимы в этой связи?


 -- Возможно, главные врачи больниц, руководители департаментов охраны здоровья и могли бы помочь в решении этого вопроса, но нас министерство не собирает. Если и собирает, то по каким-то темам типа Концепции всемирной организации охраны здоровья или по каким-то грантовым вопросам. То есть фактически предлагают выслушать то, что они уже намерены внедрить, и не факт, что это вообще нужно нашему населению.

Например, сегодня запускаются пилотные проекты по экстренной медицинской помощи. Харьковчане прекрасно знают, что такая помощь всегда была в Харькове на первых ролях и работает она в этом режиме с 2009 года. Область с 2013 года перешла на единую диспетчерскую службу. Однако опыт Харькова в этом вопросе министерство не хочет принимать во внимание. Между тем МОЗ внедряет именно наш проект – ту же централизованную диспетчерскую. Есть закон об экстренной медицинской помощи. Однако выполнили его только Харьковская область и Запорожье, где мы тоже помогали в свое время, Ужгород и Тернополь -- и все. Все эти регионы делали централизованные диспетчерские за свой счет. Сегодня же в пилотные проекты направляются государственные средства на централизованные диспетчерские, на машины. То есть кто не выполнил закон в свое время, вот вам средства -- берите и делайте. А тем, кто сделал это ранее, – никакой помощи нет. Ни одной транспортной единицы МОЗ не закупило нам за все время последнего его руководства. Поэтому мы считаем, что, во-первых, это несправедливо, а во-вторых, не нужно выбрасывать лишние деньги на изобретение велосипеда, который уже вовсю ездит в Харьковской области.

Не хотелось бы, чтобы создавалось мнение, что мы против реформы. Хотим ли мы, чтобы что-то изменилось? Да. Хотим ли мы, чтобы качество обслуживания пациентов улучшилось? Конечно. Но мы хотим, чтобы реформа действительно была реформой, чтобы не только повысили зарплату врачам, но и медицинское обслуживание пациентов поднялось на новый уровень.

Не устраивает врач – меняйте на другого


-- Какие права имеет пациент?

-- Разъяснительная работа проводилась настолько слабо, что пациенты даже не знают, например, что, подписав декларацию с врачом, они могут ее автоматически расторгнуть, если доктор не устраивает по каким-то причинам, и заключить декларацию с другим врачом. Если, например, медик отказывается приходить на вызов. Семейный доктор – это врач, который знает практически всех своих пациентов. Да, познакомиться с двумя тысячами человек – это большая работа: приехать, пройти по домам, посмотреть, в каких условиях живут люди. Но так, в принципе, когда-то и делалось.

Поэтому я призываю пациентов: если доктор не приходит на вызов, если он вас не устраивает, подписывайте декларацию с другим доктором, который действительно будет относиться к вам профессионально. И такие случаи уже есть. Однако проблема заключается в том, что многие врачи, подписав уже 2000 деклараций, не хотят брать еще пациентов. И это опять-таки недоработка в концепции медицинской реформы.

Одно дело, когда молодой, работоспособный, здоровый врач обслуживает население, проживающее компактно, допустим в одном микрорайоне. Он может взять себе еще пациентов -- согласно положению, можно подписать и 2300, и 2500, и 2800 деклараций (правда, за пациентов сверх 2000 оплата будет уже неполной). И другое дело, когда доктор в возрасте, ему тяжело ходить на вызовы, а у него разбросанность проживания пациентов -- 5-7 километров. Где в реформе учтена разница в оплате таких медиков? 

Поэтому я считаю, что нельзя было выставлять порог в 2000 пациентов – это ошибка людей, которые никогда не работали на участке и считают, что это предел. Можно и больше. Были времена, когда наши врачи работали на полторы-две ставки и обслуживали по 4000 пациентов. И в этом вопросе есть недоработки. Реформа будет продолжаться, однако она требует усовершенствования.

В работе – 160 объектов медицинской сферы


-- В больших городах у пациентов есть выбор, куда пойти лечиться – частная клиника, коммунальная. Но в селах у людей нет такого богатого выбора. И в этой связи очень актуально строительство амбулаторий, которое активно идет в Харьковской области.


 -- Да, амбулатории строятся. Две уже открыты в полной мере, обеспечены транспортом. Хотя транспортом обеспечены все амбулатории, даже те, которые еще не достроены, -- врачи будущих амбулаторий уже обслуживают население.

Безусловно, есть определенные сложности. Ведь амбулатории создаются не в готовых помещениях, не на готовых площадках с подведенной инфраструктурой, а строятся с нуля. Поэтому возникают задержки с выделением земли и получением разрешения на строительство. Есть вопросы и по выполнению строительных работ, по проведению тендеров – на все требуется определенное время.

Но хочу сказать, что все средства на амбулатории, которые у нас строятся в первую очередь, были переданы на места. Районы проводили тендерные процедуры и они же отвечают сегодня за строительство  амбулаторий. До конца лета мы откроем еще 10-12 амбулаторий из 30 первоочередных. И я думаю, что процесс не остановится, потому что амбулатории нужно строить.

Хотя я бы внес некоторые коррективы: в тех населенных пунктах, где сегодня уже есть доктор и амбулатория, пусть и не такая современная, можно просто провести ее реконструкцию, не строить новую с нуля.

 -- Сейчас старые амбулатории нередко перепрофилируются в другие медучреждения. Например, в Харьковском районе старая амбулатория в Малой Рогани станет медицинским учреждением для участников АТО.

 -- Но это больше исключение, нежели правило. На самом деле старые амбулатории рискуют остаться бесхозными и со временем просто превратиться в развалины.

И тем не менее я не скажу, что старые амбулатории не ремонтируются. В последнее время мы объехали огромное количество районов – в Харьковском, Дергачевском районах 80% амбулаторий отремонтированы и находятся на очень хорошем уровне. Руководитель ХОГА Юлия Светличная контролирует этот процесс.

В работе сегодня более 160 объектов медицинской сферы, для сравнения: в прошлом году было 70. Это колоссальная работа. И инициативность руководителя области в этом вопросе не дает нам покоя -- мы должны за всем этим следить. Выезжаем в районы, смотрим, стараемся оснастить оборудованием. И в этом отношении проблем не будет. Но есть проблемы концептуальные, которые нужно решать на законодательном уровне, чтобы действительно развивать сферу здравоохранения.

Если системная работа дает результаты, мешать ей нельзя


-- На строительство новых амбулаторий средства выделяются из государственного бюджета. Есть ли софинансирование из областного и районного бюджетов?

-- При реконструкции лечебных учреждений в районах финансирование идет из международных институций, а также из местного и  областного бюджетов. То есть задействованы все источники финансирования. Из 160 объектов работы на 25-30 сегодня софинансируются международными институциями, областным и местными бюджетами. Областная администрация старается заставить работать всех вместе. Ведь только совместной работой можно чего-то достичь.

-- Насколько важна роль руководителя области, чтобы средства были направлены в нужное русло?

-- Инициативность руководителя области, инициативность на местах, безусловно, играют огромную роль. Мы общаемся с коллегами из других  областей, и люди просто глазам не верят, когда видят, какими темпами у нас идет работа. Как можно за один год столько сделать?! Можно. Если есть инициативный руководитель, человек, который хочет внести позитивные изменения в развитие области, то и амбулатории строятся, и больницы ремонтируются, и дороги восстанавливаются.

Но не все, к сожалению, можно сделать сразу, по мановению волшебной палочки, должно пройти время. И если работа идет из года в год и результативна, ломать ее и мешать ей нельзя.

Как решить кадровую проблему?


-- Планируются работы на 160 объектах медицинской сферы. Что это за объекты и что на них происходит?

-- Это и ремонт, и оснащение новым оборудованием. Если мы хотим поставить новое оборудование, обязаны обеспечить условия для его функционирования.

-- Но важно, чтобы  новый аппарат не простаивал без дела, как это нередко происходит, потому что нет специалиста, который бы на нем работал.

-- Мы стараемся не давать новое оборудование в те медучреждения, где нет соответствующих профессиональных специалистов. Кстати, мы сейчас внедряем телемедицину как раз в тех населенных пунктах, где нет узких специалистов, нет врачей- рентгенологов. А рентген-аппаратов между тем у нас много. Так вот, если сделать нормальную телемедицину, нормальную диспетчерскую для приема рентгенограмм на расстоянии, то в той же сельской амбулатории будет достаточно всего лишь техника-рентгенолога, который сделает все обследования без врача. А профессиональный врач-рентгенолог, сидя за компьютером в областной больнице либо другом медучреждении, посмотрит снимки и онлайн отправит заключение назад. И во многом другом мы можем подстраховать наших коллег из сельской местности.

К сожалению, перспективы пополнения районов молодыми силами пока что нет и в ближайшее время не будет. Я всегда говорил, что вслед за реформой первичного звена нужно было сразу же внедрять реформу вторичного. Иначе нас ожидает, скорее всего, большая проблема с кадрами. Потому что у нас 30%-ный излишек больничных койко-мест. Так вот, чтобы врачи, которые будут высвобождаться, не оставались без работы, мы могли бы их использовать в первичном звене и создавать конкуренцию врачам, которые не хотят работать. Тем более что условия в сельской местности сейчас создаются – амбулатории, квартиры, дороги. И если бы мы проводили реформу «вторички» наряду с «первичкой», а не вместе с третичным звеном, как это запланировано, то избежали бы многих проблем. Высвобожденных кадров вторичного звена будет много, и их нужно грамотно использовать. А это то время, которое мы теряем, вместо того чтобы улучшать медицинское обслуживание людей.

-- В минувшее воскресенье медработники отмечали свой профессиональный праздник. Что бы вы хотели бы пожелать коллегам в белых халатах?

 -- Я бы хотел поздравить и огромную армию медработников, и всех тех, кто задействован в работе медицинской сферы -- а их в нашей области более 50 тысяч -- с профессиональным праздником. С профессиональным праздником людей, которые недосыпают, недоедают, переживают боль человека, как свою. Каждый пациент для нас -- часть нашей жизни. И очень хочется, чтобы у нас были возможности сделать все для того, чтобы пациенты были уверены: мы снимем их боль и решим проблемы  со здоровьем.