Транзитный модульный городок в Харькове является домом для более 300 вынужденных переселенцев, почти половина из которых – дети.

К концу лета они должны освободить помещения. Десятки семей, в которых война унесла дома, снова окажутся на улице. Чиновники горсовета предлагают решать проблемы самостоятельно.

Война трагически изменила судьбы многих украинский. Из-за боевых действий люди были вынуждены покинуть свои дома, работу и все нажитое имущество.

В 2014 на Южном вокзале нередко можно было встретить растерянных людей, которые приезжали из зоны проведения АТО чуть ли не в домашних тапочках, надеясь начать новую жизнь в нашем городе. Они не захотели стать гражданами террористических недореспублик. Не имея денег, жилья и знакомых в Харькове, они надеялись на поддержку со стороны властей.

Но поддержка поступила от правительства Германии, который выделил средства на приобретение и установку модульного городка для переселенцев.

Построенный немцами городок был поставлен на баланс КП «Харьковспецстрой». Каждые полгода переселенцы заключают договоры на жительство. С этой осени предприятие решило договора не продлевать.

С самого начала планировалось, что городок будет временным. Все, кто смог адаптироваться на новом месте, уже покинули его. Вынужденно остались самые незащищенные слои населения: многодетные семьи, матери-одиночки, инвалиды и пожилые люди, которые не имеют возможности приобрести собственное жилье. На аренду квартиры заработать тоже сложно: заработков едва хватает на самое необходимое – содержание детей и стариков.

Чиновники говорят, что никого выгонять не собираются – просто отключат городок от электроснабжения и коммуникаций. Заместитель Харьковского городского головы по вопросам здравоохранения и социальной защиты населения Светлана Горбунова-Рубан предлагает сдать пожилых людей и детей-инвалидов в специализированные учреждения. Фактически, предлагает дееспособным людям сбросить «балласт» и идти дальше.

Конечно, такой вариант никого, кроме местных властей, не устраивает.

«Харьковспецстрой» мотивирует свои действия тем, что модули находятся в плохом состоянии и жить в них невозможно. Зато, жители городка считают, что состояние модулей и техники очень хорошее и охотно демонстрируют журналистам свой быт. Жители согласны самостоятельно ремонтировать и содержать свое жилье. Идти им некуда и в этих временных сооружениях они чувствуют себя намного безопаснее, чем в зоне боевых действий.

По приглашению жителей модульного городка мы пришли к ним в гости. Люди рассказали нам о своих проблемах, в частности, о произволе со стороны администрации объекта.

Мы с удивлением узнали, что руководство переехало из своего административного модуля в более просторный детский блок.
Бытовую технику, которую немцы приобрели для переселенцев, начальник модульного городка держит под замком. Более того, переселенцы прямо заявляют, что коммунальщики разворовывают материальное оборудование и гуманитарную помощь.

Вместе с переселенцами мы попытались пообщаться с начальством объекта, но конструктивного диалога не получилось. Начальник модульного городка, сотрудник КП «Харьковспецстрой» Артур Стаценко, находился в отпуске. Пообщаться с его заместителем нам тоже не удалось – узнав о нашем визите, из горсовета на служебном авомобиль с водителем приехала юрист и запретила заместителя Стаценко давать комментарии.

Интересный факт: согласно декларации начальника модульного городка Артура Стаценко, его заработная плата в КП «Харьковспецстрой» в 2018 году составила чуть более 11 тыс грн в месяц. В 2017 и того меньше – всего 6,5 тыс грн. При этом Стаценко декларирует три квартиры, гараж, автомобиль Infiniti FX35 и строит коттедж в 242 м². Денежные активы семьи Стаценко составляют 24 тыс. Долларов и 290 тыс. Грн. наличными. Еще около 30 тыс. Долларов Стаценко сохраняет в биткоины.

Еще 5 лет назад никто из переселенцев не мог представить, что им придется покинуть обжитые места и начинать жизнь с нуля.
Война – общая беда украинского народа.

Мы не имеем права бросать своих соотечественников на произвол судьбы и не позволим обнаглевшим чинушам наживаться за счет человеческой беды.