Клавиша от рояля маэстро Петра Чайковского, дирижерская палочка Ильи Слатина, концертное платье оперной примы Евгении Мирошниченко, бесценный граммофон и раритетная музыкальная шкатулка – редчайшие экспонаты можно увидеть в уникальном музее музыкальной культуры Харькова.

В пятницу, 30 августа, ему исполнилось пять лет.

Музей «Обереги музыкальной Харьковщины» был создан благодаря самоотверженному энтузиазму и настойчивости бывшего директора Харьковского музыкального училища имени Бориса Лятошинского, ответственного секретаря Харьковской организации Союза композиторов Юрия Щербинина. Всю свою жизнь он собирал артефакты, связанные с музыкальной культурой Харькова, и вынашивал идею создания музея.

— Недавно мне в руки попалась тетрадь моих работ, помеченная 10 октября 1964 года. Тогда я еще был студентом Харьковского музыкального училища. Уже в тот период, когда я прикоснулся к архивам, чтобы узнать историю училища, меня посетила мысль: Харьков  располагает таким богатейшим материалом, а в городе нет музея, где был бы сконцентрирован материал, способный передать всю многогранность истории музыкальной культуры за несколько столетий, — поделился с «Вечерним Харьковом» Юрий Щербинин.

К тому же он работал в такой атмосфере, которая только укрепляла в нем мечту о создании музея.

— Я встречался с потрясающими личностями – Дмитрием Шостаковичем, Святославом Рихтером, Майей Плисецкой, Родионом Щедриным, Тихоном Хренниковым, со знаменитыми украинскими и российскими песенниками, — продолжает Юрий Щербинин. — Кроме того, мне выпало счастье общаться с детьми известных композиторов и педагогов, лично знавших Рахманинова, Скрябина, Чайковского и фактически создавших и фортепианную школу Харькова, и теоретическую и струнно-скрипичную, и школу народной музыки.

Как раскрывалась музыкальная история Харькова


Юрий Щербинин регулярно публиковал материалы о музыкальной жизни Харькова в газете «Соціалістична Харківщина» и вел страницу «Мелодия», которая в 1965–1967 годах оказалась единственной в стране.  Параллельно он работал над телевизионным циклом «Путешествие в прошлое», программы через Киев и Москву транслировались на всю страну.

— Как только мне попадались уникальные архивные материалы – допустим, о Народном доме, на месте которого в 1938 году был построен оперный Краснозаводской театр, а сейчас находится здание ДК ХЭМЗ – это сразу шло на телевидение. Кто-то из музыкальных знаменитостей побывал в Харькове – это тоже шло на телевидение: беседы, встречи, демонстрация исторических документов, — рассказывает Юрий Щербинин. — Вот тогда для меня уже начала открываться богатейшая музыкальная история Харькова.

Волшебство дирижерской палочки


Многие знали, что Юрий Щербинин просто одержим мечтой о создании музея. И люди, знакомые в свое время со знаменитостями, стали дарить ему раритеты, связанные с той или иной выдающейся в музыкальном мире личностью. Впоследствии эти вещи стали экспонатами музея.

— Как-то в кабинет истории музыки, которым я заведовал, пришел профессор Харьковской консерватории Константин Дорошенко. Он учился дирижированию у знаменитого Ильи Слатина, который является основоположником первых музыкальных классов в Харькове, музыкального училища, консерватории. Так вот, он вошел и говорит: «У меня сохранилась дирижерская палочка Ильи Слатина. Она дорога мне еще и тем, что Петр Ильич Чайковский в марте 1893 года дирижировал ею на репетициях в Дворянском собрании накануне своего знаменитого авторского концерта в Харькове. Пусть она будет у вас. Вы так мечтаете о музее – надеюсь, вы его создадите, и она найдет там свое место», — вспоминает Юрий Щербинин. — И один из стендов музея так и называется  «Волшебство дирижерской палочки». Там представлены и личные документы Слатина, и переписка с Чайковским, и еще много интересного.

Музею здесь быть


Осуществить свою мечту Юрию Щербинину удалось лишь в 2014 году.

— На то время я уже лет пятнадцать работал сотрудником отдела воспитательной работы и одновременно художником в Харьковском национальном университете Воздушных сил им. Ивана Кожедуба. И руководство совершенно случайно увидело у меня на столе ответ из горисполкома на ходатайство по поводу организации в городе музея музыкальной культуры. Мэрия меня поддержала, и даже было вынесено решение о том, что в Харькове обязательно должен быть такой музей. Но… где и когда? Вот в этом-то и заключалась закавыка, — рассказывает Юрий Щербинин. — Высказывались различные предположения: мол, будет построена филармония, может, там помещение под музей найдется или в какой-то библиотеке. Но никто не представлял, что я располагаю таким объемом материалов, который требует отдельного помещения. И командование университета вынесло решение: «Музею здесь быть. Это станет замечательным стимулом для духовного развития будущих офицеров».

По словам Юрия Щербинина, музей оборудован по последнему слову техники.

— Мне даже по-доброму завидуют сотрудники исторического музея, потому что у нас созданы все условия – техническое оборудование, правильное освещение, современные витрины, экспозиции, — рассказывает энтузиаст. — Но больше всего опытных музейщиков поражает то, что им для получения раритета приходится искать деньги, а мне люди сами несут то, что сейчас на черном рынке стоит тысячи долларов.

Римский-Корсаков поставил «четверку»

 
В коллекции музея собраны действительно уникальные вещи.

— Здесь нет фактически ни одного документа или предмета, который был бы копией или перепечаткой. За каждым из экспонатов — история соприкосновения с людьми, чьи имена вошли в учебники по истории музыки, культуре – и не только харьковской, но и всемирной.

Например, рукопись знаменитого Владимира Горовица – пианиста, который покорил весь мир.

— Он собственной рукой красными чернилами написал программу своего концерта в Харькове, который оказался последним в Украине перед его отъездом за границу, — рассказывает Юрий Щербинин. — Кстати, в доме напротив Областного центра народного творчества на ул. Пушкинской сохранился рояль, на котором играл Владимир Горовиц.

Еще один экспонат – ученическая тетрадь основоположника украинской музыки Якова Степового, который учился композиции в Петербургской консерватории в классе Римского-Корсакова.

– Красным карандашом рукой самого Римского-Корсакова написаны оценка и комментарий, почему именно «четверка», — уточняет Юрий Щербинин.

Клавиши рояля, на котором играл Чайковский


В музее можно увидеть молитвенник 1743 года первого харьковского губернатора Евдокима Щербинина. Там есть документы за 1899 год, где можно найти адреса всех музыкантов Харькова, а также музыкальных школ, музыкальных и театральных центров города. Среди экспонатов – автографы Козловского, Рихтера, Шаляпина, клавиша рояля, на котором играл Чайковский, а также настольный письменный прибор, принадлежавший семье Пактовских. Федор Пактовский был директором знаменитой второй Харьковской мужской гимназии, в которой учился Николай Лысенко.

— Где еще вы увидите хотя бы часть инструмента, который упоминается в знаменитом кинофильме советских времен «Неоконченная пьеса для механического пианино», снятом по мотивам произведений Антона Чехова? Это валик к механическому пианино, датированный 1904 годом, с записью исполнения Пятой рапсодии Ференца Листа,— продолжает Юрий Щербинин.

Уникальный граммофон служил шкафчиком для посуды


Настоящая изюминка коллекции — граммофон производства 1873 года, о чем свидетельствует поставленное на нем тавро. Это один из первых граммофонов, выпущенных в Нью-Йорке, – в Харькове они были очень популярны. И к нему – три раритетные пластинки с указанием адреса продажи – улица Сумская, 6.

— Этот скромный деревянный шкафчик я обнаружил в частном доме на спуске Веснина. Он примостился между сельской печью и высоким современным холодильником, на нем стояла сковородка с недоеденной яичницей. И родственники хозяев, которые подарили мне это чудо, подтвердили на презентации экспоната в музее, что действительно свыше ста лет никто толком не знал о его назначении, поэтому уникальный граммофон служил шкафчиком для посуды, — рассказывает Юрий Щербинин. — Через три часа после того как его привезли в музей, граммофон заговорил, поражая потрясающей точностью воспроизведения звука деревянных оркестровых инструментов.

В экспозиции появилась музыкальная шкатулка


Заслуживает внимания и старинный струнный инструмент цитра, изготовленный в конце XVIII века львовскими мастерами.

— Цитра в 1930-е годы так же, как и бандура, преследовалась и сжигалась, — говорит  Юрий Щербинин. – Мне посчастливилось пообщаться с дочерью Гната Хоткевича, когда она приезжала в Харьков. В музее есть материалы о нем и  его бандуре.

Музей действительно стал общественным – после каждой экскурсии, на которые люди приезжают не только из всех уголков Харьковщины, но и со всего мира, коллекция пополняется новыми уникальными вещами. Так, относительно недавно в экспозиции музея появилась музыкальная шкатулка 1940 года швейцарского производства.

— Это уникальный экспонат, подаренный гостями из Киева. Ко мне обратилась пожилая дама: «А вас не интересует шкатулочка? Правда, она требует восстановления…», — вспоминает Юрий Щербинин.

Концерт между космосом и Землей


Практически за каждой музейной витриной – история.

— Я полжизни отдал поискам портрета князя Николая Борисовича Голицына – замечательного виолончелиста, мецената, участника Бородинского сражения, большого друга Пушкина и Глинки. Этот человек долгое время жил в Харькове и многое сделал для нашего города. В процессе поисков портрета у меня было много интереснейших встреч, например с писателем, литературоведом Ираклием Андрониковым. Это были незабываемые ленинградские ночи с половины первого ночи до пяти утра – мы говорили о Голицыне, — рассказывает Юрий Щербинин. — И вот, представьте себе, проходят годы… В мае прошлого года раздается звонок из горисполкома: «Юрий Леонидович, к нам приехала княгиня Голицына из Парижа и хотела бы посетить ваш музей, посмотреть материалы о предках, которые у вас экспонируются». Я едва сдерживал слезы восторга, наблюдая за гостьей, которая попросила открыть ей витрины и позволить подержать в руках бумаги 1865 года. Эти документы свидетельствуют, как Харьков прощался с Николаем Борисовичем Голицыным, когда он навсегда покидал наш город.

Здесь часто встречают интересных гостей


В музее можно увидеть концертные одеяния известной оперной певицы Евгении Мирошниченко.

— Есть также платья Аллы Хорольской, ныне здравствующей примы Харьковского театра музыкальной комедии, которой давно за восемьдесят. Но она все еще выступает в спектаклях, и ей никто даже семьдесят лет не дает, — рассказывает Юрий Щербинин.

Есть в музее и отдельная экспозиция, посвященная героям АТО/ООС и артистам, которые постоянно выезжали с концертами на передовую.

 – Экспонаты, пропитанные кровью. Письма с груди убитых ребят, написанные школьниками для поддержания боевого духа наших воинов, — едва сдерживает слезы Юрий Щербинин.

Музей часто встречает интересных гостей, которые делятся воспоминаниями.

— В позапрошлом году была встреча с украинским космонавтом Леонидом Каденюком – за год  до ухода его из жизни. Я никогда не забуду беседы в ним. Он настолько любил украинскую музыку, что вознес ее в космос, — рассказывает Юрий Щербинин. — Находясь на орбите вместе с американским экипажем, он сумел организовать музыкальный концерт между космосом и Землей. Украинские песни звучали из космоса, а им навстречу с Земли лилось хоровое пение.

Музей должен стать муниципальным


Культуролог Михаил Красиков считает, что Юрий Щербинин, которому удалось открыть общественный музей «Музыкальные обереги Харьковщины», личность незаурядная, а для Харькова – просто уникальная.

— Для Харькова он сделал необычайное дело. Мысль о создании в нашем городе музея музыкальной культуры витала в воздухе с конца 1980-х годов, но никто не приложил усилий, чтобы его создать. Юрий Леонидович собрал огромный материал и открыл этот музей, — говорит Михаил Красиков. — И не просто открыл – он провел огромную исследовательскую работу. На основе материалов из этого музея сегодня можно писать книги и диссертации. Надеюсь, что выйдет в конце концов и его собственная книга очерков о музыкальной жизни Харькова, которую он писал, по сути, всю жизнь. Это будет чрезвычайно интересно. Кроме того, он замечательный фотограф, это его вторая специальность после музыки.

Михаил Красиков уверен: уникальный музей музыкальной культуры должен быть не ведомственным, а муниципальным.

— В Харькове есть несколько особняков, связанных с великой музыкальной историей, громкими именами, и многие из них сейчас вообще пустуют. Скажем, дом профессора Сурукчи на ул. Садовой, 7, где пели Шаляпин, Вертинский. Почему бы в этом чудном доме, который сейчас находится в плачевном состоянии, не открыть музей музыкальной культуры? Эту идею мы озвучивали в письме мэру еще в 2013 году – 500 харьковчан тогда подписали обращение, но власть идею не поддержала, — говорит ученый. — Или еще один великий дом, в котором стопроцентно должен быть такой музей, – дом Ильи Слатина на ул. Пушкинской, 55а. Слатин был просто колоссальной фигурой в Харькове в конце XIX – начале XX века. Он основал здесь харьковское отделение Русского музыкального общества, создал музыкальное училище, из которого в консерватории Петербурга и Москвы принимали без экзаменов. Достаточно было подписи Слатина – и его ученик автоматически принимался в консерваторию. Кроме того, он создал Харьковскую консерваторию – сейчас это Национальный университет искусств, который носит имя Котляревского. Котляревский, безусловно, достойная личность, но имеет весьма малое отношение к Харькову, а уж к созданию этого вуза вообще не причастен. Считаю, было бы справедливо, если бы этот университет носил имя Слатина. А вот его дом, в котором бывали Чайковский, Рахманинов, Рубинштейн, Танеев и другие знаменитости, много лет стоит заколоченный, и мемориальную доску с него давным-давно сорвали. Конечно же, в нем должен быть мемориальный музей.

Как попасть в музей


Музей «Музыкальные обереги Харьковщины» находится на первом этаже клуба ХНУВС им. Ивана Кожедуба по адресу: въезд Тринклера, 5а. Чтобы попасть на экскурсию  – нужно созвониться с Юрием Щербининым (тел. 093-406-32-99). Вход бесплатный.