Продукты питания, содержащие генетически модифицированные организмы, появились на мировом рынке где-то в начале восьмидесятых годов прошлого столетия. И вот теперь все это докатилось и до нас. О серьезности этой проблемы задумались уже и на государственном уровне, причем в этом вопросе, независимо от политической принадлежности, единодушие проявили все: и парламентарии, и президент, и Кабмин.

Детям ГМО есть не рекомендуют 

В мае этого года президент подписал принятый Верховной Радой Закон «О Государственной системе биобезопасности при создании, испытании, транспортировке и использовании генетически модифицированных организмов». Этим законом определены основные принципы государственной политики в сфере обращения генетически модифицированных организмов (ГМО). Им предусмотрены требования к ГМО, порядок их высвобождения в окружающую среду с целью апробации (испытаний). В законе расписаны принципы госрегистрации ГМО, установлены ограничения по их применению, выписаны требования к ввозу и транзиту, а также ответственность за нарушение законодательства в сфере обращения с ГМО.  

В частности, согласно закону, на продуктах, имеющих генетически моди­фици­ро­ванные составляющие, должна содержаться информация о них. Данный нормативный акт входит в пакет законов, необходимых для вступления Украины во Всемирную торговую организацию. 

Закон вступил в силу с 21 июня, а в августе 2007 года вышло Постановление Кабмина «Вопросы употребления продуктов питания, которые содержат генетически модифицированные организмы и/или микроорганизмы». В нем уже даются конкретные поручения Министерству здравоохранения, Министерству аграрной политики и Госкомитету по вопросам технического регулирования и потребительской политики. В частности, постановлением оговаривается, что «…ввоз и реализация продуктов питания, содержащих генетически модифицированные организмы и/или микроорганизмы в объеме больше чем 0,9%, осуществляются при наличии соответствующей маркировки с указанием качественного состава таких продуктов». Также, например, строго запрещается ввоз, производство и реализация продуктов питания, предназначенных для детского питания, содержащих ГМО. Постановление Кабмина вступает в силу с 1 ноября этого года.
Что же дают нам, потреби­телям, эти нормативные акты? Как подчеркнул главный врач Харьковской областной государственной санитарно-эпи­демиологической служ­бы Иван Кратенко, с 1 ноября все пищевые продукты, содержащие генетически модифицированные организмы (ГМО), должны иметь специальную маркировку. 

Кроме того, отныне генетическая инженерная деятельность подлежит лицензированию, то есть ею будут заниматься только те предприятия, где созданы необходимые условия, приобретено специальное оборудование, есть квалифицированные кадры. Запрещается промышленное производство и применение ГМО, а также содержащей их продукции до госрегистрации. 

«В России подобный закон принят около двух лет назад и потребитель уже защищен от нелегальных ГМО, созданных в кустарных условиях или без надлежащей проверки безопасности их для здоровья человека», — поясняет Иван Сергеевич. 

Здоровье или экономические интересы? 

По словам Ивана Кратенко, в вопросе использования генетически модифицированных организмов присутствует недобросовестная спекуляция, касающаяся, в первую очередь, экономических интересов, а не интересов здоровья. Те продукты, которые сейчас есть в Украине, вроде бы безопасны и испытаны, но, для того чтобы их получать, нужно иметь соответствующие патенты. Это, естественно, требует определенных затрат. А если использовать «пиратский» метод — это гораздо дешевле. Но как это может отразиться на украинцах? 

«В США и других странах около полутора миллиардов людей употребляют в пищу продукты, содержащие ГМО, но на них имеются патенты, точно так же, как на программное обеспечение, — говорит Иван Кратенко. — США смотрят на питание как на фактор здоровья намного внимательнее, нежели Украина. Достаточно вспомнить «ножки Буша», которыми не хотели «травить» американцев, поэтому сплавляли их в страны третьего мира. В принципе запатентованные и проверенные ГМО, которые могут поступить к нам из США, опасности не представляют. Другое дело — те «пиратские» ГМО, которые могут появиться в Украине, например, из стран Азии». 

Кстати, генной инженерией, действительно, сейчас владеют многие страны. Государства, от которых ничего подобного не ожидали, уже выращивают сородичей клонированной в Великобритании овечки Долли. Джина выпустили из бутылки и никуда от этого не деться. Однако вряд ли при создании ГМО в таких странах будут проведены необходимые испытания безопасности для здоровья этих продуктов. 

Право потребителей на выбор 

Необходимость маркировки пищевых продуктов, содержащих ГМО, мотивируется еще и реализацией права потребителя на выбор, отметил Иван Кратенко. «Практически все продукты в Украине сейчас выпускаются с содержанием ГМО, нас захлестнула эта волна, — подчеркивает он. — Но до сих пор, пока закон не был подписан президентом и не принято соответствующее постановление Кабмина, маркировка была не обязательна. Несмотря на это, многие предприятия и организации давно маркируют продукты на свой страх и риск. Но для того чтобы определить, какой процент ГМО содержится в продукте, нужно сложное оборудование. Нужны лаборатории полимеразной цепной реакции (ПЦР), которые далеко не у всех есть». 

Пока таких лабораторий в Украине очень мало. В Киеве есть лаборатория в Институте экогигиены и токсикологии им. Л.И. Медведя, а также — в нескольких областных СЭС. Харьковская облСЭС уже подготовила помещения для ПЦР-лаборатории, и в этом году ожидается прибытие спецоборудования стоимостью около полумиллиона гривен. ПЦР-лаборатория есть в медуниверситете Харькова на кафедре микробиологии и при необходимости можно проводить исследования там. Также в нашем городе еще порядка восьми-десяти частных ПЦР-лабораторий. Но здесь возникает другая проблема: еще нет утвержденных методик, документов и технологий, регламентирующих проведение экспертизы. 

Согласно закону о биобезопасности, не все продукты будут подвергаться диагностике. Минздрав Украины утверждает перечень пищевых продуктов, в которых должно определяться содержание ГМО. «Продукты, входящие в реестр (а это соя, рапс, кукуруза, хлопок), запатентованы соответствующими патентными службами мира и опасности не представляют», — подчеркнул Иван Кратенко. 

Так ли страшен ГМО, как его малюют? 

«Пока что не установлено, что ГМО приносят вред. Сегодня ученые только полемизируют: одни говорят, что это вредно, другие — требуют объективных доказательств, — говорит Иван Кратенко. — Как врач хочу сказать, что опасения наших людей, связанные с потреблением в пищу генетически модифицированных организмов, сильно преувеличены. Да, это должно быть предметом контроля соответствующих органов, в том числе СЭС, но не населения». 

Но почему же тогда ЕС, куда мы сейчас стремимся, категорически против применения ГМО? Оказывается, в Европе отрицательное отношение связано с финансовыми вопросами, они обязаны платить США за патенты очень большие деньги. 

Проблема ГМО сейчас обсуждается примерно так же громко, как и поднятая несколько лет назад проблема использования пищевых добавок. Тогда говорили, что отечественные продукты лучше и безопаснее. «Однако давайте вспомним кефир, сметану или молоко в жутких стеклянных бутылках, произведенные без использования консервантов, которые буквально к вечеру уже портились, — освежает память санврач с большим стажем. — Сейчас есть отработанные методики применения пищевых добавок на основе мирового опыта. Есть перечень добавок, утвержденный Кабмином. За их применением ведется строгий контроль и, конечно, вряд ли кто-либо из хозяек захочет вернуться в ту эру, когда не было пищевых добавок. Без их применения продукты приносили даже больше вреда, поскольку очень часто нам поставляли продукцию, в которой прошло прогоркание жиров. А прогоркший жир очень вреден для организма (некоторые ученые даже считают, что он способствуют возникновению раковых заболеваний). К тому же испортившиеся продукты — это выброшенные на ветер деньги». 

Да, видимо, не могут уже аграрии обойтись традиционными методами выращивания сельхозкультур. 

— Например, хлопковые изделия на рынке уже сложно найти и стоят они недешево, поэтому нужны другие подходы к выращиванию этой культуры, — рассуждает Иван Кратенко. — Невозможно обеспечить по­стоянно увеличивающееся население Земли обычным картофелем, рапсом, кукурузой, поэтому ученые ищут альтернативные методы получения продуктов. Знаменитый генетически модифицированный голландский картофель уже давно широко применяется в Украине, в том числе и в Харьковской области. В генетический код этого картофеля введен ген микроорганизма, который абсолютно безвреден для человека и это испытано. Но, оказывается, такой картофель не по вкусу колорадскому жуку. Не победа ли это над этим вредителем? Мы-то знаем, сколько выливалось пестицидов на картофель, которые мы потом потребляли вместе с корне­плодом». 

Беспощадные колеса мирового прогресса 
От мирового прогресса никуда не деться, констатирует главный санитарный врач области. Как мы никуда не делись от пищевых добавок или сотовой связи (ведь тоже было много разговоров об опасном излучении). Рост конкуренции на рынке мобильной связи, появление новых операторов приводит к увеличению числа устанавливаемых ими станций. Но теперь есть приборы и методики, позволяющие измерить уровень излучения и сравнить его с допустимым. Все работы по установке ведутся только с разрешения санэпидслужбы. А люди все же боятся излучения. 

«Но микроволновая печь тоже излучает, и телевизор, и компьютер, — замечает Иван Кратенко. — Харьковские ученые из института радиофизики утверждают, что за последние 50 лет на Земном шаре в 500 раз увеличился фон электромагнитного излучения. В Украине прослеживается настороженное отношение к прогрессу и цивилизации, возможно, оно небезосновательно. Но что мы можем сделать? Остановить прогресс? Кто откажется от компьютера, от телефона, печи, добавок или тех же генетически модифицированных организмов? А вот что мы должны делать, так это следить за развитием цивилизации, определять и, по возможности, предотвращать риски для здоровья человека. При проведении диагностики содержания ГМО в продуктах мы будем определять незапатентованные ГМО. Если ГМО входят в реестр и проверены — нет вопросов, а «пиратские» нужно выявить». 

Главный областной санврач успокаивает: все проводимые ими экспертизы доказывают безопасность ГМО-содержащих продуктов для человека. Впрочем, никто не может уверенно сказать, что ему известны абсолютно все последствия использования трансгенных технологий и что они ни при каких условиях не могут принести вреда человеку. Ведь любое из великих изобретений, легших в основу человеческой цивилизации, никогда не было абсолютно безопасным, никто не мог предвидеть всех последствий его применения. Вспомнить того же академика Сахарова, одного из создателей термоядерного оружия и водородной бомбы, а затем инициатора запрета ядерного оружия, начавшего трубить о вреде ядерных испытаний.