Древний грек Гераклит учил еще своих современников, что они живут в быстроменяющемся мире: «Нельзя войти в одну и ту же реку дважды».

Но не все эту простую истину хорошо понимают. А порой и вообще не воспринимают.

Выступая на встрече с представителями политсил, победивших на досрочных выборах в Верховную Раду, Президент Украины Виктор Ющенко заявил, что он, как и в начале года, настаивает на отмене Закона о Кабинете министров. Этот закон был принят Верховной Радой во исполнение политических договоренностей 2004 года. Их смысл состоял в том, что Виктор Андреевич, как кандидат в Президенты, получает третий тур голосования на президентских выборах в обмен на обязательство в случае своего избрания завершить с некоторой отсрочкой начатую тогда политреформу. Частью ее и является Закон о Кабмине, перераспределяющий власть от президента к премьер-министру. 

Напомним также, что это решение не было правовым, оно было политико-правовым. Единственным правовым решением в той ситуации было бы объявление Виктора Януковича избранным президентом Украины, однако в условиях сильнейшего давления со стороны «оранжевых» на верховную власть в стране оно не было принято. 

Однако впоследствии президент Виктор Ющенко, отступая от принятых на себя в 2004 году обязательств, наложил на Закон о Кабмине вето. 12 января 2007 года Верховная Рада это вето преодолела конституционным большинством голосов. Совершенно понятно, что его преодоление голосами одной только коалиции, не имевшей конституционного большинства, было бы невозможно, если бы не случилась… измена в президентском лагере.
Измену совершила фракция БЮТ (а значит — Юлия Владимировна), проголосовавшая за закон вместе с коалицией. После этого голосования Виктор Андреевич стал, пусть и не совсем английской королевой, но сильно к ней приблизился по объему властных полномочий. Это и есть сердцевина конфликта, приведшего к нынешнему политическому кризису (а вовсе не политическая коррупция). После отставки 2005 года Юля Владимировна на эту «измену» как бы даже моральное право имела, как и на то, чтобы после нее сказать «ладно, любый друзь, чего уж тут — мы теперь квиты!» 

Ну а что же Юлия Владимировна? Те, кто стоял на Майдане, обвинили ее в измене его идеалам, в сдаче власти ненавистным врагам. Не знаю, как там с идеалами, с ними Юлия Владимировна расставалась скорее всего в более раннем возрасте, но самой себе она в этой ситуации оставалась верна. К этому моменту она уже была сторонницей роспуска ВР и вынашивала планы сдачи 150 мандатов ради досрочных выборов и нового раунда борьбы за премьерское кресло. И тут сама собой представляется (хочется сказать — подставляется) потенциальная возможность получить премьерское кресло с принципиально иным объемом полномочий. Ну и как же по такой подставке не ударить? Отсюда и голосование — фракция БЮТ голосовала не за полномочия правительства вообще и уж тем более не за полномочия правительства Януковича, она голосовала за полномочия правительства во главе со своим лидером. Правда, полномочия будущие, но, когда проводишь такой авантюрный курс, надо рисковать и брать на себя многое. 

Этот отчаянный ход многое и возвращал: во-первых, перспектива досрочных выборов позволяла надеяться на тот электорат, который существовал в 2004 году, и эта надежда, как видим, оказалась небезосновательной. Во-вторых, отняв полномочия у президента, ВР делала его своим смертельным врагом, а у Юлии Владимировны появлялся шанс увлечь президента идеей досрочных выборов, что и случилось. 

По ходу голосования, когда еще ожидалось, что СПУ вполне может преодолеть роковые 3%, на одном из российских сайтов появилась статья с симпатичным названием «Битва за карлика», автор которой рассматривал вариант, когда в итоге голосования расклад сложится 50/50 без учета блока Владимира Литвина, у которого на руках окажется «золотая акция». Но расклад получился еще интереснее и, с точки зрения политических интриг, богаче по возможностям. При этом первоначальная интрига вокруг объема полномочий премьер-министра никуда не делась, но гераклитова «река» стала другой. 

Теперь к этой интриге добавилась еще одна — кто же, в конце концов, будет премьер-министром? И новая интрига вполне может стать важнее старой. Теперь Виктор Андреевич, похоже, будет пытаться вернуть себе утраченные полномочия, пугая украинский политикум тем, что они могут достаться Тимошенко. Ситуация складывается не только не напоминающая каких бы то ни было системных реформ, но — напротив — она подрывает самую идею системности. Потому что если власть выстроена по-настоящему системно, не очень важно, кто там премьер — Тимошенко, Янукович или ваш покорный слуга — система все сгладит и сдемпфирует. 

Ну а кроме того, свою долю в разнообразие возможных выходов из нынешнего положения вносит и то обстоятельство, что, как заметили многие внимательные люди, в течение лета Виктор Янукович и Виктор Ющенко не раз встречались в местах, позволяющих избежать большой огласки. И никто не знает, о чем они там разговаривали. И до чего договорились. Так что вполне может случиться так, что у кого-то из них, и даже у обоих сразу, может оказаться спрятанным в рукаве крупный козырь.