Минувшие выходные прошли под знаком Дня работника образования и науки. Узнав, что корреспондент «Вечерки» по просьбе родителей собирается написать о педагоге Евгении Израиловне Кофман, начальник управления образования Московского района Роман Шаповал ответил не задумываясь: «Она это заслужила!».

К празднику работника образования учителю школы № 122 Евгении Кофман вручили награду «Сердце отдаю детям».

Секреты педагогики
 

День учителя — праздник особый. Каждый из нас так или иначе чей-то ученик — прямо сейчас или был им когда-то. Наверное, можно считать большим везением, если в жизни повстречался и навсегда оставил след Настоящий Учитель, о котором можно вспоминать с любовью и благодарностью. 

Евгения Израиловна Кофман работает учителем почти треть века. «Школа № 122 ассоциируется и с именем Евгении Израиловны. Длительное время Евгения Израиловна является сильнейшим учителем математики в районе и одним из самых известных математиков в городе. Разумное, доброе, вечное, которое она сеет — плодоносит обильно. Урок, который она дает даже дилетанту, не может не произвести впечатления — и на ребенка, и на взрослого», говорит Роман Шаповал. Учитель украинского языка школы № 122 Юлия Хизова рассказывает, что в свое время тоже училась в этой школе. И поэтому знает Евгению Израиловну как педагога очень давно — от друзей из других классов, где преподавала Евгения Кофман: они всегда отзывались о ней как об учителе, умеющем давать глубокие и надежные знания. 

— Скажите, пожалуйста, наверняка ведь у такого учителя, как Евгения Израиловна, есть какие-то свои секреты? — интересуюсь у Юлии Игоревны. 

— Ее учащиеся уже много лет подряд занимают первые места на всевозможных конкурсах и олимпиадах. Она в свое время была представлена к премии Сороса как педагог, который вырастил не одно поколение математиков. Учитывая это, думаю, что у нее наверняка есть свои педагогические тайны, — даже не сомневается Юлия Хизова. 

Другая коллега, учитель младших классов школы № 122 Елена Чеснокова, дополняет штрихи к портрету Евгении Кофман: 

— Она очень любит брать мои классы начальной школы. Когда я взяла инновационную программу развивающего обучения — она первая поддержала новое направление и стала работать в таких классах. 

— А как Евгения Израиловна занимается с вашими детьми? 

— Ой, она удивительный человек, в том числе и как педагог! Родители сразу воспринимают ее как учителя, который понимает каждого ребенка. Она не давит на детей математикой, а так мягко ведет свой предмет, будто рассказывает о чем-то сокровенном. И дети у нее на уроке очень свободно и спокойно берут материал, — раскрывает «секреты» коллеги Елена Григорьевна. — Евгения Израиловна находит общий язык с детьми любого возраста. Она знает, что им дать, чтобы они развили свои математические способности. В каком бы классе она не учила моих детей — ни разу не слышала, чтобы она кем-то была недовольна. Всегда рассказывает, как с ними интересно работать, причем все дети у нее «замечательные» и «молодцы». Потому что и сама она — человек замечательный. Она занимается с одаренными детьми. Она ищет их по классам, составляет олимпиады, работает. А к детям, которым материал дается трудно, она, во-первых, и на уроке очень внимательно относится, а во-вторых, у нее всегда открыты двери после уроков. В любой момент, когда она свободна, к ней заходят в класс с вопросами, за дополнительными заданиями. Родители тоже всегда могут с ней пообщаться. Кроме того, она очень скромный педагог. Между прочим это я именно от вас услышала о том, что ее наградили. 

Есть у Евгении Кофман не только профессиональные тайны, но и секреты, касающиеся ее «внутренней политики». На Евгению Израиловну коллеги могут в любой момент положиться: она всегда придет на помощь, уверяет Юлия Игоревна. Но немалой загадкой для учителя украинского остается одно обстоятельство: на протяжении долгих лет она никогда не видела, чтобы Евгения Израиловна хоть с кем-то конфликтовала. Впрочем, это не означает, что Евгения Израиловна безразлична к проблемам или опасается их отстаивать: просто учителю математики удается дипломатично обходить все острые углы. Даже если она расходится с человеком в суждениях — всегда учитывает, что каждый имеет право на собственные взгляды. Евгения Израиловна не навязывает свое мнение, а умеет преподнести его весьма тактично и деликатно; и это уж твое дело, говорит Юлия Игоревна, принимать ее точку зрения или отказываться от нее. 

Как за каменной стеной 

А теперь, наверное, пришло самое время порассказать об инициаторах публикации этого материала. Светлане Рябовой, которая и попросила написать о любимой учительнице — Евгении Кофман, повезло вдвойне: Евгения Израиловна была и классным руководителем, и преподавателем у ее старшего сына. 

— Она была для своих учеников «мамочкой»: всегда с ними нянчилась и возилась, — вспоминает Светлана. — Сопровождала своих детей к учителям и защищала их в любых ситуациях. Дети за ней были, как за каменной стеной. Когда Коля учился у нее в девятом — я спросила у него, как к ней относится класс, проучившись пять лет. «Любим мы ее», — по-мужски скупо признался Коля. Другого ответа у него не было. 

Светлану Леонидовну поражает и щепетильность учителя: какие бы ни были ситуации — классный руководитель ни на одном родительском собрании плохого о конкретном ребенке никогда не говорила при всех. С каждым родителем отдельно тет-а-тет, причем всегда очень мягко, в деликатной форме. «Ни у детей, ни у родителей не было повода обидеться, — говорит Светлана Рябова. — Она всегда умела найти компромисс, чтобы и ребенку было комфортно, и чтобы родители были с ним не слишком строги, разбираясь с ним».
Сын Светланы Николай Рябов рассказывает, что математика нравилась ему с младших классов, а Евгения Израиловна интерес к предмету и поддержала, и развила: заинтересовала олимпиадами, увлекла дополнительными заданиями, занятиями в кружке, говорит Николай. Теперь Николаю Рябову 21 год, он учится на последнем курсе Национального аэрокосмического университета «ХАИ». Вуз солидный, посредственностей в своих стенах не терпит, сурово отсеивая их на экзаменах. Но, несмотря на то, что конкуренция при поступлении в лицей была жесткой, Николай единственный из всех абитуриентов получил по математике высшую оценку, набрав 60 балов из 60 возможных. 

— А как было с дисциплиной на уроках Евгении Израиловны? — интересуется корреспондент "Вечерки". 

— Она умела нас так заинтересовать предметом, что даже беситься не было желания, — признается Николай Рябов. 

— А как ты чувствовал себя в лицее на фоне других учеников? 

— На экзамене учащиеся мне задавали настолько глупые вопросы, что я просто поразился. Для меня эти математические действия были элементарными, впрочем, в нашем классе это знали абсолютно все, — изумляется Николай. 

С математикой проблем после школы вообще не было — ни в лицее, ни в ХАИ. 
Сейчас Николай Рябов оканчивает «ХАИ» по специальности «Прикладная математика» — этот выбор уже говорит сам за себя. 

— А скажем за это спасибо Евгении Израиловне? — любопытствует "Вечерка". 

— Конечно. Причем огромное!