В сети показали неизвестные ранее фотодоказательства Голодомора 1932-1933 годов, сделанные австрийским инженером Александром Винербергом в Харькове.

Александр Виненберг в 30-е годы прошлого века работал на харьковском заводе "Пластмасс" как инженер-химик. На фотопленку зафиксировал ужасы геноцида. До сего времени фотографии хранились в семейном альбоме. Обнародовать их позволила правнучка Виненберга Самара Пирс.

Также австрийский инженер 1939 издал книгу воспоминаний "Тяжелые времена. 15 лет инженера в советской России. Правдивый рассказ». Три раздела в ней посвященные Голодомору в Украине.

1. "Труп умершего от голода на улице", - подписал фотографию Виненберг. Тело погибшего голодной смертью лежит в центре Харькова. На дворе 1933 год.


"Когда человек видит, как собирают трупы на улице, у него в жилах стынет кровь. Мертвых детей вырывали у матерей, воющих от боли. Живых детей забирали от сухих грудей безмолвных и мертвых матерей. Дети кричали и стонали. Старики протягивали свои костлявые морщинистые руки, глаза мутнели от ужаса. Одна женщина, у которой забрали мертвого ребенка, причитала, что она должна быть похоронена вместе с ним. Неприязный медицинский работник саркастически ей улыбнулся Вечером, мамочка, ты будешь готова, тогда заберем и тебя ", - вспоминает на страницах книги австрийский инженер.

2. "Труп умершего от голода на улице". Труп лежит под двухэтажным домом на улочке Криничный переулок. Ее протяженность - всего 140 метров. Сейчас это исторический центр Харькова, а в 30-е годы прошлого века улица была застроена частными одно- и двухэтажными домами.


3. "Магазин для иностранцев и наш автомобиль BMW перед ним". Свое авто инженер припарковал возле магазина Всеукраинской торговой сети снабжения иностранцев в промышленном районе Харькова. На переднем плане фотографии видно роскошные витрины, а на заднем - длинную очередь.


4. "Братские могилы для голодающих".


"Городская власть была заметно растеряна через тела, которые лежали буквально везде. Очевидно, в Москве приказали не помогать голодным крестьянам, но не объяснили, что делать с жертвами массового смертного приговора, вынесенного Сталиным. Сначала тела хоронили на месте: в садах и на задворках домов. Но трупов становилось все больше и больше. Грузовики работали дважды в день, вечером и на рассвете, чтобы собрать «человеческий навоз», как называл это Кац, и отвезти в братские могилы в окрестностях города. Осужденные рыли могилы. Таких массовых кладбищ было семь, где по 250 ям в каждом. В яму помещалось 15 тел. Добавьте к этому еще людей, похороненных за кладбищами, и несложно понять, что около 30 тысяч человек мужчин, женщин и детей, похоронено только в Харькове ", - пишет в своих воспоминаниях Александр Винербергер.