После общения с зоозащитниками в Минкульте решили, что Украина должна стать государством, в котором будет отсутствовать такое позорное явление, как цирк с животными.

Разгневанное таким поворотом событий цирковое сообщество готово отстаивать свое право выступать с животными.

Министерство культуры, молодежи и спорта прекращает приобретение новых животных для государственных цирков и создает рабочую группу, которая должна как можно скорее разработать план вывода зверей из государственных цирков. Такая договоренность была достигнута во время встречи министра культуры Владимира Бородянского с основателем движения UAnimals Александром Тодорчуком.

По словам зоозащитника, на контролируемой Украиной территории действует семь государственных цирков — в Киеве, Львове, Харькове, Кривом Роге, Днепре, Запорожье и Одессе, и они являются эпицентром цирковой эксплуатации. Реакция министра была радикальной.

– Украина как можно скорее должна стать государством, где будет отсутствовать такое позорное явление, как цирк с животными, – сказал он.

Харьковские дрессировщики возмущены подобными нападками. Они убеждены, что в министерстве не понимают специфику их работы.

– Таким, каким мы видим цирк сегодня, он существует уже 250 лет. А начинался он с лошади, которая бегала по кругу, – рассказывает шпрехшталмейстер Харьковского государственного цирка, заслуженный артист Украины Леонид Спектор. – Оптимальное расстояние от лошади до дрессировщика – шесть с половиной метров. Именно поэтому цирковой манеж во всем мире имеет диаметр 13 метров. Это самое удобное расстояние для работы с лошадьми. Затем в цирках стали появляться другие животные – медведи, слоны, собаки, кошки, удавы… И присутствие животных в цирковой программе определяет, пойдет ли публика на ту или иную программу.

По словам Леонида Спектора, если убрать из цирка животных – этот вид искусства просто умрет.

– Если в программе не будет животных, не будет и публики. В основном в цирк идут с детками. Вы когда-нибудь обращали внимание, как начинается номер с животными? Заиграла музыка, вспыхнул свет, появились собачки – в зале восторг! Дети пищат от радости, убеленные сединой люди улыбаются и аплодируют… Конечно, смешно смотреть на клоунов, интересно наблюдать за акробатами, но без животных цирк просто умрет, – говорит артист.

Это не для нас, это для обезьян


Артисты относятся к своим животным, как к членам семьи, рассказывает шпрехшталмейстер Харьковского государственного цирка, заслуженный артист Украины Леонид Спектор. Дрессировщики порой собственных детей балуют не так, как четвероногих любимцев.

– Любое животное у дрессировщика – это очередной член его семьи. Была такая Тамара Шакирова – дрессировщица гамадрилов. Пойдет на базар, накупит для них свежих овощей, фруктов, арбузов. А ее мальчишки-близнецы – пятилетние Саша и Аркаша – только ходят вокруг и облизываются. Мы им говорим: «Саша, Аркаша, хотите арбузика? Мама же принесла…». А они: «Нет, это не для нас, это для обезьян», – рассказывает Леонид Спектор. – Заболело животное – артист в три часа ночи садится в машину и едет в цирк. Сразу вызывают ветеринара, проводят обследование, делают уколы... Заявления о том, что в цирке издеваются над животными, – это самый настоящий поклеп.

Артист-дрессировщик Государственной цирковой компании Украины Елена Мальчук даже научилась понимать язык своих подопечных.

– Я специализируюсь на птицах и смело могу назвать себя экспертом в этом деле. Ко мне даже многие ветеринарные врачи обращаются за помощью. В Украине очень мало дрессировщиков птиц, а такой состав, как у меня, – вообще единственный, – говорит дрессировщица. – Начиная от сельскохозяйственных и заканчивая хищными: куры, голуби, аисты, совы… Я даже понимаю язык птиц и по оперению могу понять, как чувствует себя птичка в данный момент и что она хочет мне сказать. Информация же, которую распространяет UAnimals, просто дискредитирует дрессировщиков.

Крокодильчики в собачьей шкуре


Харьковская артистка Государственной цирковой кампании Украины Татьяна Дробот, прежде чем стать дрессировщицей, 26 лет была акробаткой.

– А сейчас дрессирую крокодильчиков в собачьей шкурке, то есть такс, – улыбается она. – Когда я слышу обвинения в том, что мы бьем животных, заставляем что-то делать против их воли, мне становится просто смешно. Хозяева такс прекрасно знают, что это не они завели таксу, это такса завела их. На этих собачек ни в коем случае нельзя даже прикрикнуть – они сразу обижаются и сопротивляются. Их просто невозможно заставить что-то делать против их воли. Дрессура – это всего лишь название профессии в трудовой книжке. На самом же деле мы просто живем ими, а они живут нами.

По словам Татьяны Дробот процесс дрессировки – очень длительный.

– Собачку нужно вырастить, дождаться, пока щенячьи мозги станут хотя бы подростковыми – чтобы не напугать, психику не сломать, потому что животное со сломанной психикой не будет ни сотрудничать, ни доверять, ни, тем более, работать. Номер я делаю два года – долго, медленно и кропотливо, – рассказывает Татьяна Дробот. – Никто не задавался вопросом, почему в номере определенное количество животных? Да потому что один хочет делать одно, а другой – совсем другое. И ты считаешься с их желаниями. У меня Эля, например, терпеть не может прыгать, зато с удовольствие кувыркается, играет, бегает, ползает. А Яшка, наоборот, прыгает. Он у меня вообще тюлененок. Ну как можно говорить, что мы издеваемся над животными, не зная всей этой подноготной. В какой момент добро стало злом? Цирк всегда был добром, который учил детей общению с животными, сотрудничеству с ними, любви к ним. Наши собственные дети растут вместе с четвероногими друзьями, с понимаем, что все животные – это их младшие братья, что их нужно защищать, кормить, заботиться о них.

Татьяна отмечает, что зоозащитники направляют свои усилия совсем не в то русло.

– У этих людей нет истинной любви к животным, она у них какая-то виртуальная. Они кричат: «Мы защитим, мы спасем!». Не надо спасать того, кто в этом не нуждается. На улице много бездомных, больных, несчастных животных, однако им до этого нет дела. А тут сытые, ухоженные, залюбленные – давайте их спасать, – сетует дрессировщица. – Предлагают забрать из цирка хищников… Да эти тигрята выросли у меня на кровати. Есть фото, где моя трехмесячная дочка снята с пумой – нос к носу. Животные растут с детьми, дети растут с животными. И что теперь? Забрать наших, по сути, детей, непонятно в какие условия? Мы не боимся потерять работу – мы боимся за животных…

Кнут – как дирижерская палочка


Условиям, в которых содержатся животные в цирке, по словам Леонида Спектора, может позавидовать даже человек.

– Первым делом мы провели в цирке ремонт помещений, предназначенных для содержания и обслуживания животных. Сделали душ для них. Я, кстати, сам им с удовольствием пользуюсь. Есть великолепная кухня для приготовления пищи животным. У нас такой ремонт в слоновнике, что не у каждого дома такой имеется. И слоник свободно разгуливает в своем жилище, никто его не привязывает и не приковывает, – говорит заслуженный артист.

Дрессировщики даже готовы проводить открытые репетиции, чтобы показать всем желающим, насколько гуманно относятся к животным в цирке.

– За последние три недели мы провели две открытые репетиции. На одной было около 60 детей, на второй – около 40, – рассказывает харьковский артист-дрессировщик Государственной цирковой кампании Украины Андрей Спектор. – Если я беру в руки хлыст, так вовсе не для того, чтобы бить лошадь. Это продолжение руки дрессировщика, как у палочка у дирижера. Если я отвожу его в сторону – лошадь знает, что ей нужно поднять ногу. Если поднимает ногу, но не продвигается вперед, ей нужно подсказать, что пора двигаться – дотронуться до крупа. Но ни в коем случае не бить…

Какую цель преследуют зоозащитники?


По словам Андрея Спектора, нападки на цирк преследуют вполне определенную цель, абсолютно не связанную с заботой об «обиженных» животных.

– Все это делается для того, чтобы убрать животных и сделать наши цирки нерентабельными с целью их дальнейшей приватизации. Это обманный ход, чтобы отобрать землю, отобрать здания, гостиницы. А достичь этого просто: просто убрать животных из цирка, – говорит Андрей Спектор.

Сотрудники цирка готовы и в дальнейшем отстаивать свое право выступать с животными.

– Чтобы доказать, что в цирке над животными не издеваются, что условия содержания и общения с ними очень хорошие, а все выпады в сторону цирка – это ложь, была создана Ассоциация защитников прав прирученных животных, – рассказал ее основатель Андрей Спектор. – В нашу организацию входят только специалисты – ветеринарные врачи, дрессировщики. У нас нет людей, не имеющих отношения к животным. Это люди, которые не пользуются домыслами, собранными за последние 20 лет по всем циркам мира, а оперирующие данными именно по Украине, по нашим животным, по нашим дрессировщикам. Наша организация будет контролировать, как живут животные в цирке, как с ними общаются, как работают дрессировщики. То есть вся деятельность будет направлена на то, чтобы животным в цирке было хорошо.

Леонид Спектор отмечает, что профессии дрессировщика нигде не учат. Опыт, умение обращаться с животными, любовь к ним передается цирковыми из поколения в поколение. А вот заняться так называемыми дрессировщиками, не имеющим никакого отношения к цирку, не помешало бы.

– Есть люди, которые не имеют никакого отношения к цирку. Вот раздобыл он где-то медвежонка, посадил на цепь и начинает его дрессировать, даже не зная, как к нему подойти. Это все равно, что меня посадить за штурвал самолета. Так что контроль – общественный государственный – безусловно нужен, необходимо следить за теми, кто берется дрессировать животных, – считает Леонид Спектор.