Для улучшения ситуации в пенитенциарной сфере в Украине планируют разрешить работу частных следственных изоляторов – эдаких гостиниц с охраной. Не приведет ли создание тепличных условий для богатеньких нарушителей закона к росту преступности?

В Украине планируется создание надлежащих условий для содержания осужденных в учреждениях исполнения наказаний и расширение перечня видов наказаний, не связанных с лишением свободы, сообщает пресс-служба Кабмина. В частности, речь идет также о создании современных тюрем и практике частных СИЗО.

Нужно немного изменить законодательство


— Попробуем дать возможность работать частным СИЗО. Это будет что-то вроде гостиниц, которые хорошо охраняются. Лица, у которых есть средства, смогут там находиться в ожидании приговора суда, — отметил министр юстиции Денис Малюська.

Кроме того, за счет этих средств можно будет частично покрывать расходы на пребывание лиц, которые находятся в обычных СИЗО.

— Попробуем сделать хотя бы один пилотный проект и посмотрим, как эта бизнес-модель работает. В дальнейшем, если эксперимент окажется успешным, постараемся расширить его на всей территории Украины. Для этого потребуется немного изменить законодательство, но это тоже входит в наши первоочередные планы, — добавил чиновник.

Частное будет лучше государственного?


Правозащитник Юрий Чумак оценивает инициативу профильного министерства позитивно.

— Не секрет, что государственная структура у нас неповоротливая, едва живая, коррумпированная. Не так давно по всем новостям прошла информация о том, что сотрудники колонии продавали «налево» продукты, которые были предназначены для осужденных. Что касается частных СИЗО, то есть вероятность, что негосударственное будет лучше, чем государственное. Этот шаг на пути к улучшению условий содержания заключенных, по идее, должен иметь позитивные последствия, — говорит правозащитник.

Речь идет именно о СИЗО, потому что там, по словам Юрия Чумака, самые ужасные условия.

— Я посещал колонии, где условия вполне симпатичные – с зимним садом и зоопарком, чего не скажешь о следственных изоляторах, — говорит Юрий Чумак. — Да, имеются образцово-показательные корпуса, которые, как правило, демонстрируют журналистам и каким-то комиссиям, но есть и совершенно ужасные помещения – переполненные, с отвратительными условиями. Причем зачастую винить в этом представителей администрации язык не поворачивается, потому что им предоставили эти бараки – и управляйте, мол, как хотите. И далеко не всегда есть возможность перестроить, переделать, переоборудовать под количество лиц, которые туда попадают.

Частные СИЗО – не панацея


Правозащитник рассказывает, что когда он был в США, его весьма удивило и даже поначалу покоробило наличие там частных тюрем.

— А потом я подумал: «Почему бы и нет?» Если они работают в рамках законодательства, обеспечивают стандарты, которые определены международными нормами и законами страны, то почему они не могут функционировать, в том числе и в Украине, причем даже лучше, чем государственные? – делится мыслями Юрий Чумак.

То есть, частные СИЗО – это, по словам эксперта, вовсе не панацея, а один из шагов к улучшению пенитенциарной системы в целом.

— Пока же реформы, которые проходят в нашей стране, – это всего лишь попытка понравиться международной общественности: вот, мол, идем в Европу, в том числе и в вопросах прав человека, — говорит Юрий Чумак. — Нужно системно менять подход в правоохранительной, правоприменительной, уголовно-исполнительной системах – они у нас абсолютно старые и продолжают работать по-советски.

Система не должна быть карательной


По словам Юрия Чумака, Украине, России, США присущи карательные методы. А есть подход, который принято называть скандинавским — например, в Швеции, Дании, Норвегии. Там людей, которые попадают за решетку, стараются не наказать, а перевоспитать.

— Дать им новые знания, новые навыки, то, чего у них не было на свободе, – чтобы они могли выйти, адаптироваться в обществе и стать законопослушными, — продолжает правозащитник. — Не зря говорят: «Как вы яхту назовете, так она и поплывет». Сначала систему исполнения наказаний переименовали в пенитенциарную и поставили задачу перевоспитывать людей, попавших за решетку. А сейчас это уголовно-исполнительная система – то есть исполняет уголовные наказания. Основная ее функция на сегодняшний день — снова наказание. Да, преступников нужно наказывать, но если при этом не пытаться что-то поменять в их сознании, они выйдут из тюрьмы с такими же убеждениями, с которыми пришли, а то и хуже.

Правозащитник подчеркивает: нужно стремиться к тому, чтобы эта система не была карательной, чтобы торжествовало правосудие.

— Неслучайно в народе говорят: «Если украл курицу, садишься в тюрьму, а если железнодорожный состав, садишься в Верховную Раду, — говорит Юрий Чумак. – И это, к сожалению, отвечает реалиям сегодняшнего дня.

Самое страшное наказание – лишение свободы


Между тем многие харьковчане воспринимают перспективу появления частных СИЗО без особого энтузиазма.

— Если СИЗО превратятся в гостиницы, а колонии — в райские уголки с зимним садом и зоопарком, это только спровоцирует рост преступности. А чего грабителю, убийце или насильнику, собственно, бояться? Условия за решеткой комфортные, за квартиру платить не нужно, еда – по расписанию, на производстве гнуть спину никто не заставит – как на курорте побывал, — высказывает мнение харьковчанка Светлана. – Лучше бы деньги в современные больницы и садики для наших детей вкладывали.

По словам правозащитника, люди, которые так говорят, не понимают, что самое страшное наказание для любого человека –  лишение его свободы.

— Пусть даже клетка будет «золотой», она все равно останется клеткой, — считает Юрий Чумак. – В каких бы хороших условиях ни находился человек, но если он лишен свободы – это и есть наказание. При этом нельзя лишить его права на охрану здоровья, надлежащие условия работы, нормальные условия проживания. И многие не понимают или не хотят понять, что лица, которые находятся в нечеловеческих условиях, выходят на свободу еще большими злодеями. И для нас как обывателей ничего хорошего в этом нет. Наоборот, мы должны быть заинтересованы в том, чтобы они жили как люди – это как раз шанс, что они вернутся на свободу с успокоившейся душой и не станут совершать преступления.