Насилие в семье, согласно опросу, проведенному в области, для подавляющего большинства связывается с физическим или сексуальным воздействием. И мало кто задумывается над тем, что хлесткие слова могут ранить человека не в пример больнее оплеухи. К сожалению, слишком часто жертвы домашних насильников даже не подозревают о том, что являются таковыми, и уж тем более не догадываются о том, что их может защитить закон.

Добролюбов в свое время, возможно, погорячился, придав социальный оттенок страданиям Катерины в «темном царстве». Не купечество ее заело, а самодуры — мужнины родственники. Купеческое сословие давненько кануло в историю, а невидимые миру слезы за высокими заборами льются по-прежнему. Подавляющее большинство жертв предпочитают не выносить сор из избы или просто не догадываются, что над ними совершается насилие во всей его неприглядной красе.
«Домашнее» насилие трактуется законом «О предупреждении насилия в семье» как умышленные действия физической, сексуальной, психологической или экономической направленности одного члена семьи по отношению к другому, если эти действия нарушают конституционные права и свободы члена семьи и причиняют вред его физическому, психическому и моральному здоровью. Жертвами насилия могут быть даже мужчины, терроризируемые «слабыми» половинами. Тем не менее опыт работы специалистов уже показал, что подавляющее большинство пострадавших от домашнего насилия (95%) — девушки и женщины. Насилие стало почти привычным и по отношению к детям. Насилие могут совершать и взрослые дети над своими родителями, хотя и стареющие родители не брезгуют манипулировать своими детьми. Особенно беззащитными оказываются пожилые и больные члены семьи, над которыми можно вовсю изгаляться без свидетелей. Ставшие анекдотическими баталии между зятем и тещей тоже, кстати, вписываются в «насильственную» схему.

Домашнее насилие может принимать разные обличья. С физическим насилием все вроде бы ясно, и это понятие включает в себя не только побои, но и пощечины, царапины, ожоги, щипки, укусы, бросание предметов в члена семьи. К сожалению, иногда «своим» прощается слишком многое, и рукоприкладство признается эффективным средством воспитания и даже особым признаком любви. Для некоторых получить пинок от незнакомца на улице или от суженого на кухне — большая разница. Близко по сути к физическому стоит и сексуальное насилие — посягательство одного члена семьи на половую неприкосновенность другого, что подразумевает непосредственно акт или сексуальное поведение, когда секс навязывается партнеру помимо его согласия, если он спит или находится, например, в состоянии алкогольного опьянения.
С психологическим насилием чуть напряженнее: его сложнее распознать, со свидетелями тоже, как всегда, негусто, к тому же к такой форме насилия в некоторых семьях уже привыкли и никакого нарушения в этом не усматривают. Тем не менее любые действия, направленные на унижение другого человека, лишение его уверенности в себе, наносящие удар по самооценке: ругательные слова, оскорбления, угрозы, критика поступков, шантаж, вездесущий контроль — являются признаком насилия. Поэтому прежде чем в сотый раз напомнить домочадцу, какой он болван беспросветный или заставить выслушать образцово-показательный монолог типа «допрыгаешься ты у меня», стоит задуматься о явном нарушении закона о насилии. К слову сказать, обидные жесты или действия — плевки, например, оскорбления родственников с целью унижения партнера и даже причинение вреда животным, которых любит член семьи, тоже расцениваются как насилие. Именно во внешне благополучных семьях чаще всего распространено психологическое насилие по отношению к детям. К нему психологи относят постоянную критику, навязывание своих прав, требование беспрекословного повиновения, бесконечные запреты, самодурство, нагнетание чувства вины и стыда. Лишение еды, прогулки, движения, оскорбления — это тоже нарушение прав ребенка. Моральное насилие под лозунгом «Мой ребенок — моя вещь», которое часто именуется «строгое воспитание», по сути дела не что иное, как ограничение его прав и возможностей. Дети появляются на свет только потому, что нам это было угодно. В ответ на мамину фразу «родила на свою голову» у ребенка вполне законно возникает мысль: «Ну вот, родился на свою голову». Между прочим, рассказывает заведующая центром практической психологии и социальной работы Харьковского областного научно-методического института непрерывного образования Елена Маринушкина, в Америке мальчик подал в суд на родителей за то, что они родили его, не спросив его согласия, и, кстати, выиграл процесс.

Экономическое насилие недалеко ушло от психологического. Это нарушение прав члена семьи, связанное с лишением и ограничением его имущественных прав: пользование и распоряжение общими деньгами или контроль за деньгами, которые он заработал, создание ситуации, когда член семьи вынужден просить деньги на еду или «на булавки».
В нашем сознании понятие «семья» ассоциируется с безопасной территорией, где тебя любят и понимают. Но иногда случается так, что собственный дом становится местом преступления.
Если вы, уважаемые читатели, вдруг оказались в кризисной ситуации, вы можете обратиться за помощью в городскую женскую общественную организацию «Надежда».
Тел.: 719-44-02