Как нарушаются права пациента в Харькове и можно ли защитить себя в конфликте «пациент – врач» — об этом рассказали юристы Харьковской правозащитной группы.

А все начинается с расписания 
Каждый из нас становится пациентом с момента появления на свет. Медики ведут нас по жизни, и в их руках находится самое хрупкое — наше здоровье. Врач может исцелить, а может и навредить или даже дать путевку в мир иной. Много это или мало, но количество обращений в Харьковскую правозащитную группу, связанных с нарушением прав пациентов, составляет примерно 7%. Большинство из них связано с несогласием больных с тактикой лечения, не вовремя поставленными диагнозами, ненадлежащим отношением к больным и их родственникам. С нарушением прав пациента мы сталкиваемся буквально на пороге обычной коммунальной поликлиники. 

— Если вы посмотрите расписание приема врачей — увидите, что работающий человек к специалисту может вообще никогда не попасть, — уверяет руководитель общественной приемной Харьковской правозащитной группы Людмила Клочко. — Врач работает максимум до шести или до семи вечера. Но если он работает до семи — в семь на приеме его уже точно нет. Потому что не было никого — он и ушел. И это первое, с чего начинается наша официальная медицина. 

Сегодня обращений в поликлиники стало меньше: теперь не всем нужны больничные листы — многие просто предупреждают шефа о болезни. Тем не менее у кабинетов врачей практически всегда стоят очереди. Людмила Клочко полагает, что врачи сокращают время приема, потому что знают, что больных придет немного. С утра доктор имеет право на полчаса застрять в пробке — причем делать это регулярно. Потом минут сорок идет «пятиминутка». Это расхолаживает медиков, уверена Людмила Клочко. 

Распространение опасных болезней — тоже нарушение прав каждого из нас. Мы постоянно рискуем заразиться туберкулезом, считает заместитель главного редактора бюллетеня «Права человека» Харьковской правозащитной группы Инна Cухорукова. В противотуберкулезных учреждениях больные не обеспечены нормальным питанием, в некоторых стационарах нет горячей воды. Поэтому больные ездят домой поесть и помыться — разумеется, вместе с нами в городском транспорте, распространяя опасную инфекцию налево-направо. Не всех допризывников не проверяют на гепатиты: анализы делают лишь тем, у кого есть подозрения на заболевания печени. Результат — случаи заражения гепатитом С именно в армии. Отсутствие государственного обеспечения онкобольных жизненно важными препаратами — это тоже полное пренебрежение к правам пациента. Если пациенты не могут купить себе лекарства — в онкодиспансере им выдают бесплатные препараты. Но эти лекарства часто не только вообще не действуют, а иногда даже усугубляют болезнь, говорит Инна Cухорукова. 

Медицинский и юридический эксперт правозащитной группы, кандидат медицинских наук Андрей Роханский вспоминает, как было нарушено право пациента на медицинскую информацию. Больному поведали лишь о положительном эффекте операции, но не сообщили о возможных последствиях и осложнениях. А осложнения возникли, и пациент подал на учреждение гражданский иск. Больной ждал решения своего вопроса год. Нервная система пожилого человека не вынесла столкновения с системой и пациент закрыл дело. Андрей Роханский рассказал и о случае нарушения права пациента на информацию и выбор лечебного учреждения по усмотрению пациента. Дело было непростое: имело место нанесение телесных повреждений работником милиции. Но в районной больнице области, как только узнали, что дело уголовное и связано с милиционером, изменили медицинское заключение. Пациент из района приехал в Харьков, но здесь в нескольких лечебных учреждениях ему вообще было отказано в диагностической помощи. Он не солоно хлебавши вернулся в район. 

Бывает, что на приемах врачи навязывают препараты «из-под полы», суля чудесное исцеление. Правда, в практике Людмилы Клочко не было обращений пациентов, когда врачи предлагали им лекарства в категоричной форме. Зато были обращения пациентов, когда врач «рекомендовал». Врачи — специалисты не только в конкретной области и хорошо представляют себе, как можно завлечь человека купить пищевую добавку или витамины, не сомневается Людмила Клочко. За помощью к нашим юристам обращались и женщины, недовольные результатами пластических операций. Но в случае, о котором вспомнила Людмила Клочко, речь шла о завышенных ожиданиях. Идя на косметическую операцию, довольно симпатичная женщина ждала сверхъестественных результатов, но после нелегкой процедуры красавицей себя не увидела. 

Рука руку моет 

Доказать вину медиков сложно по разным причинам. Это нонсенс, но в Украине экспертами действий врачей выступают сами врачи. Во-первых, и медицину, и судмедэкспертизу контролирует Минздрав. Посему все-таки возможно, что медики, славящиеся коллегиальностью, не «подставляют» друг друга. «Вышли все в белых халатах и сказали: больной умер вопреки, а не благодаря лечению», — говорит Людмила Клочко. 

Cудебно-медицинская экспертиза по непонятным причинам затягивает вынесение заключения, продолжает Андрей Олегович. А прокурор не хочет возбуждать дело, потому что не может разобраться в конкретном медицинском вопросе и адресует разбирательство в Управление охраны здоровья области или города. При управлениях создается комиссия из медиков (опять же все условия для круговой поруки), посему чаще всего комиссия списывает все на врачебную ошибку или не находит в действиях врача никаких нарушений. Усложняет доказательство вины медиков и ведение медицинской документации. Страницы медицинских карт не прошивают, не нумеруют, зато что-то доклеивают и дописывают, говорит Людмила Клочко. Пока компетентные органы решатся изъять документацию — она уже сияет как пасхальное яйцо. 

Не дожидаясь расположения светил 

Андрей Роханский считает, что нормативная и правовая база по защите прав пациента в Украине сформирована: в Украине около 600 правовых актов, и на этой основе можно защищать и нарушенные права, и регулировать деятельность медицинских учреждений. Но вот что касается их применения — тут возникает большая проблема. 

Люди полны желания бороться за свои права в первый момент. Но в наших условиях судебный механизм защиты прав пациента крайне неудобен. Сроки рассмотрения таких дел затянуты иногда на годы. Ожидание результатов экспертизы практически уничтожает готовность себя защищать. Остывает обида уставшего пациента и он может закрыть дело, просто не желая укорачивать себе жизнь. Юристы в один голос заявляют, что нарушать права пациентов и, кстати, медиков будут до тех пор, пока не внедрят страховую медицину. В Верховной Раде уж который год пылятся проекты законов о реформировании здравоохранения, в том числе и об обязательном медицинском страховании. 

Но пока наверху о реформировании отрасли только судачат, дожидаясь благоприятного расположения небесных светил, стоит прислушаться к советам юристов: как разумнее вести себя в конфликте «пациент — врач». 

Если нарушены права пациента — нужно обратиться с заявлением (лучше с письменным) к должностному лицу лечебного учреждения — заведующему отделением или к главврачу. Заявление обязаны зарегистрировать, на него должны дать письменный ответ или удовлетворить требования пациента. Добросовестный главврач, начмед или завотделением заинтересованы в быстрой ликвидации конфликта. Часто медики идут навстречу пациенту, поэтому большинство конфликтов решается сейчас именно на уровне лечебных учреждений, уверяют юристы. Главное — не запускать конфликт до серьезного противостояния. Если больной приходит к специалисту, а его сначала полдня гоняют по многочисленным кабинетам доврачебного осмотра — пациент имеет право отказаться от беготни, если виды обследования не связаны с его трудовой деятельностью, например при оформлении на работу. 

А вообще спасение пациента — дело рук самого пациента. Выбор врача — это, к сожалению, рулетка. Поскольку бороться с несправедливостью в лечебных учреждениях очень сложно, если не нравится врач — найдите другого, рекомендуют юристы. Врача можно посетить в поликлинике другого района с разрешения горздрава.