Скандальный закон о земле, который приняла Верховная Рада, и документ, который в итоге подпишет президент, могут существенно различаться.


Такое мнение высказал  в программе «Точка зрения» на «Телеканале р1» председатель наблюдательного совета общественного союза «Фундация «Восток-Запад», волонтер, общественный активист, блогер Александр Абрамов.

Тот самый референдум


— Год назад, 31 марта, прошел первый тур президентских выборов. Владимир Зеленский набрал подавляющее большинство голосов. Люди голосовали за него, надеясь, что новая власть даст шанс для перемен. Чуть меньше года Владимир Зеленский на посту президента — оправдались ли надежды избирателей?

— Каждый из нас уже может сам дать оценку: оправдались ли его ожидания, оправдались ли прогнозы, которые давали противники Зеленского, и так далее. Я имел возможность каждый день общаться с людьми в 179-м избирательном округе, где состоялись промежуточные выборы в Верховную Раду, как раз по этому поводу: оправдала ли власть ожидания. Скажу честно, люди разочарованы. Они не получили того, за что голосовали, не ощущают облегчения в экономической жизни. Обещания о конце эпохи бедности, по мнению подавляющего большинства, не осуществились. Изменения какие-то есть; кто хочет их увидеть – видит. Однако в массе народ недоволен политическим и экономическим положением.

— Эксперты обращают внимание на обещание нынешнего главы государства о том, что первым его шагом на посту главы государства станет закон о народовластии. Сегодня многие вспоминают это обещание в контексте недавно принятого закона о рынке земли. Очень спорный вопрос, много мнений, противостояния… Где же обещанный референдум на эту тему?

— Нужно четко разделять предвыборные обещания и то, что избранный президент обязан делать в определенных политических, экономических обстоятельствах. Это во-первых. Во-вторых, что касается референдума, то в законе сохранили норму о продаже земли гражданам с иностранной регистрацией.

Кроме того, как обещания и реальную жизнь нужно разделять то, что было принято Верховной Радой, и то, что будет после подписания президентом. Текст, который мы сейчас имеем возможность прочитать, может отличаться от текста, который будет подписан главой государства и опубликован в официальных изданиях, —  и на 1%, и на 50%. Посмотрим, что подпишет президент, поскольку нардепы уже подали семь проектов постановлений, которые блокируют подписание закона. Я общался с людьми, которые являются специалистами в этом вопросе, – все в один голос утверждают, что разница между принятым Радой и подписанным президентом вариантами закона может быть огромной. Необходимо дождаться конечного варианта и уже там смотреть, сохранится ли пункт о референдуме по продаже земли иностранцам.

Почему закон был принят ночью


— Семь проектов постановлений – это протест депутатов против принятия закона. Пока каждый из проектов не будет рассмотрен, президенту документ подан не будет. А процесс ночного голосования не вызвал у вас вопросов?

— У нас есть такая политическая традиция – важные законы принимать именно ночью. В законопроект было предложено более четырех тысяч поправок. И многие депутаты полагали, что нет смысла сидеть всю ночь – поправки можно рассмотреть днем, в нормальном рабочем режиме.

— Кстати, таким образом было бы оказано и уважение народу Украины, который мог бы следить на процессом и видеть, как народные избранники решают судьбу страны. Так было бы честнее…

— Полностью согласен. Депутаты, кстати, тоже люди. Голосуя за данный закон, они понимали, что им придется сидеть всю ночь, пока не проголосуют за каждую поправку. Именно претензии по процедуре и содержатся в первых двух проектах постановлений, поданных депутатами: внеочередная сессия была созвана на 30 марта, а в действительности закон был принят уже 31 марта. При обращении в Конституционный суд такое голосование может быть признано неконституционным.

Ну и не стоит забывать, что это политика. Пока не будут рассмотрены все семь проектов постановлений… Мы же не знаем, какие еще претензии там содержатся. Наверняка авторов волнует не только время принятия закона. То есть это может быть платформой для определенных манипуляций, торгов, политических игр.

Кому это выгодно


— За закон было подано 259 голосов, против – 24, трое воздержались, 29 не голосовали. «Европейская солидарность» добавила 23 голоса «Слугам народа», «Голос» —  13. При этом еще за несколько недель до этого представители «Европейской солидарности» обещали избирателям, что не будут голосовать за рынок земли в таком виде. Что, по вашему мнению, изменилось? Почему так произошло?

— Чтобы точно объяснить этот «феномен», нужно находится в гуще процесса. Мы же наблюдаем его со стороны. Кандидат от партии «Европейская солидарность» на выборах в 179-м округе также обещала, что, пока не будут выполнены некоторые обязательные условия, которые выдвигает их политическая сила, никакого голосования за продажу земли с ее стороны не будет. Я внимательно слушал пресс-конференцию лидера «Европейской солидарности» Петра Порошенко, который сказал, что партия остается лидером оппозиции, но в это сложное для Украины время подставила плечо правящей партии и потому так проголосовала. Немного раньше депутат от «Европейской солидарности» Ирина Геращенко сказала, что были приняты две или три основные поправки, которые выдвигала партия. И после их принятия, к тому же в условиях угрозы дефолта, партия подставила плечо.

Я пытался найти то самое требование, которое Международный валютный фонд выставляет Украине в отношении обязательного голосования за рынок земли. Мне давали ссылки на слова директора МВФ Кристалины Георгиевой. Она говорит, что состоялось плодотворное общение между МВФ и руководством Украины, и если будет продолжена тема банковского (так называемого антиколомойского) закона, то Украине будет предоставлена возможность получить расширенное финансирование со стороны МВФ. О чем идет речь? Украина еще в декабре 2019 года договорилась с МВФ о создании специального фонда, из которого шло ее финансирование. Речь тогда шла о 5,52 миллиарда долларов. После того, как утверждают многие политики, сама Украина вызвалась пойти на уступки и рассмотреть в ближайшее время именно два этих закона, а МВФ пообещал увеличить финансирование до 8–10 миллиардов долларов. То есть переговоры шли с декабря, и инициатива исходила от украинских политиков. Мне никто не дал ссылки на четкий перечень требований МВФ к Украине. Слова же директора МВФ можно трактовать как угодно.

Народные депутаты разблокировали подписание закона о рынке земли


Однако факт остается фактом. Закон принят. И принят ночью. Почему ночью? Этот вопрос у всех на устах. Перед заседанием спикер ВР Дмитрий Разумков говорил, что на внеочередную сессию, которая созывалась в связи с возможным введением чрезвычайного положения в Украине из-за коронавируса, вопрос о банковском законе выноситься не будет. Но он был вынесен и проголосован. Когда что-то делается таким образом, нужно искать людей, заинтересованных в подобном результате голосования. А выгодно это всем, кто имеет большие деньги.

По социологическим опросам, большинство населения против того, чтобы земля стала товаром. Между тем основной аргумент тех, кто выступает за рынок земли, состоит в том, что человек, имеющий в собственности землю, не может ее продать как квартиру или машину. Однако дело в том, что продав машину или квартиру, вы можете купить другую – побольше или получше. Земля же не является обновляемым ресурсом.

Возродится ли фермерство


— Сельскохозяйственная сфера в последнее время оставалась чуть ли не единственной рентабельной, прибыльной. Если рынок земли вступит в силу, как это может повлиять на данную отрасль? Может ли Украина потерять какие-то поступления в бюджет?

— Пока закон запрещает продажу государственных земель. Речь идет только о паях, которые получили люди. По оценкам специалистов, экономический эффект от данного закона для государственного бюджета почти незаметен. То есть в экономическом смысле мы ничего от него не получим. Просто будет больше свободы для распоряжения собственной землей, которую получили от государства.

— Это же неплохо – больше свободы. Что же вас настораживает в принятом законе?

— У меня возникают вопросы и замечания буквально к каждой его странице, потому что многое можно трактовать по-разному. Нельзя говорить, что закон плох вообще. Он не разрешает продажу государственной земли – это неплохо, она остается нашей, украинской. Если будут созданы условия для идеального выполнения всех позиций, прописанных в законе именно для украинского сельхозпроизводителя, то, по мнению людей, которые профессионально занимаются вопросами земли, это даст возможность появления на селе того самого «кулака», то есть фермера среднего класса.

— Фермеров в нашей стране очень мало – всего 25 тысяч. В Польше, например, в десятки раз больше. А реально работающих фермерских хозяйств в Украине и вовсе не больше пяти тысяч – на такую огромную страну у с такими плодородными землями…

— Возродить фермерство для нас очень важно. Сейчас в законе есть ограничение – десять тысяч гектаров на человека. У меня есть знакомый, у которого все хозяйство – пять тысяч гектаров. Это огромное хозяйство. У него есть все – и гречка, и пшеница. Он знает, что в нынешнем году выгодно выращивать, а что – не очень. У него научный подход к обработке земли. И вот этих пяти тысяч гектаров хватает, чтобы обеспечить работой 700 человек. Был бы идеальный вариант, если бы не украинские реалии.

— Каких условий для возрождения украинского фермерства не хватает?

— Кабмину дано указание в шестимесячный срок со дня опубликования закона о земле «разработать и утвердить порядок осуществления финансовой поддержки граждан и юридических лиц, в том числе фермерских хозяйств, для приобретения земельных участков сельскохозяйственного назначения». Речь идет о льготном кредитовании. А это основное условие для создания крепкого фермерского хозяйства.

Где брать деньги


— Что же вас все-таки настораживает?

— Продажа земли начинается через год – в 2021-м. После подписания закона президентом шесть месяцев будут разрабатывать схему финансирования. До начала продажи земли остается всего шесть месяцев. Хорошо, разработают порядок, а деньги откуда? Это огромная сумма для бюджета Украины. Просто нереальная. А выдавать деньги необходимо с первого дня, потому что это и удобрения, и топливо, и техника, и много чего еще. Я считаю, что при принятии данного закона телегу и лошадь, как водится, поменяли местами.

— То есть уже сейчас остро стоит вопрос, где брать деньги. А финансисты прогнозируют еще и экономический кризис.

— Давайте вспомним, для чего был принят закон о земле. Чтобы получить расширенное финансирование от МВФ, чтобы избежать дефолта, то есть банкротства. В условиях банкротства государства, когда оно занимает деньги под не самые маленькие проценты, откуда возьмутся лишние средства на финансирование украинских фермеров? Это первое.

Второе. Мы говорим, что открываем рынок земли. Земля стала товаром, а не объектом для обработки. Для получения прибыли от самой земли ею можно торговать. Человек, который хочет заработать на перепродаже, может купить землю, подождать, пока она вырастет в цене, и продать.

Цитирую закон дальше: «Разработать и подать Верховной Раде Украины проект закона о внесении изменений в Бюджетный кодекс о создании в составе Специальных фондов государственного и местного бюджетов Фонда развития сельских территорий...». То есть фонд, из которого должны выделять деньги, еще не создан. И далее: «… Средства из которого направляются на расходы развития: инфраструктуру, энергосбережение, образование и медицину в сельской местности и реализацию государственных программ развития малых и средних сельскохозяйственных товаропроизводителей».

Фонд будет создан, но после принятия очередного закона, после внесения изменений в Бюджетный кодекс. Из фонда будут браться деньги на все перечисленные направления. И что из всего этого дойдет до фермеров? Что пойдет на поддержку малого и среднего сельскохозяйственного бизнеса? И сколько там будет денег, когда дело дойдет непосредственно до обработки земли?

И снова возвращаюсь к выборам в 179-м округе на Харьковщине. У населения этого округа к кандидатам было три главных вопроса: дороги, медицина и земля. Понимаете?