Вместо «Крыши мира» – многоэтажка с паркингом. Решение снести уникальное здание в центре Харькова и построить на его месте жилой дом приняли депутаты горсовета.

На очередной сессии горсовета 22 апреля большинство депутатов проголосовало за снос здания в переулке Театральном, 6 – прекрасного образца архитектуры начала ХХ века. На сессии был утвержден подготовленный проект решения, по которому в переулке объединяются два земельных участка, так что общая площадь образовавшегося надела составит более 35 соток. На этом месте построят жилой дом, подземную парковку и противооползневое сооружение – взамен нынешней «Крыши мира».

Легендарное сооружение имеет довольно насыщенную, хотя и печальную историю со шлейфом романтики и мистики. Здание, расположенное практически в самом центре Харькова, называют «Крышей мира» потому, что с его крыши открывается потрясающий вид на город. Сооружение, которое пойдет под снос, имеет довольно насыщенную историю и печальную славу. Это одно из мистических мест в нашем городе, которое обросло слухами и легендами.

Здание спроектировал Лев Тервен


Как рассказал «Вечернему Харькову» историк, культуролог, искусствовед, профессор кафедры украиноведения, культурологии и истории науки НТУ «ХПИ» Михаил Красиков, здание в 1910 году спроектировал молодой инженер-технолог Лев Тервен (1875 — после 1938 г), выпускник Харьковского технологического института (1904 г.). В 1907 году он зарекомендовал себя, построив доходный дом в стиле модерн на Московской улице (сейчас Московский проспект, 7, здание Государственного архива Харьковской области). В то время по его проектам были также построены здание офтальмологической клиники Леонарда Гиршмана на нынешней ул. Олеся Гончара (1912 г.), дом на ул. Сумской, 67 (1912 г.) и еще ряд памятников архитектуры. Также при его участии был реконструирован ряд зданий в стиле модерн, в частности два здания Азовско-Донского банка на площади Конституции (дом со скрипачом на крыше и бывший Центральный лекторий). Считалось, что Лев Тервен умер в 1916 году, но недавно исследователь истории Харькова Роман Сойма обнаружил более поздний его след в Нидерландах, куда архитектор эмигрировал после 1917 года. Дело в том, что он был голландцем по происхождению. Его отец, Корнелис Маринус Тервен, работал инженером-технологом, директором и главным инженером соляного рудника «Петр Великий» близ Бахмута.

Существуют разные суждения о функциональном назначении дома в Театральном переулке. Краевед Евгений Плотичер утверждает, что здание возводилось как гостиница, Есть также мнение, что это была театральная гостиница. На самом деле «Крыша мира» строилась как доходный дом, предназначенный для сдачи в аренду квартир элитным постояльцам.

– Доходные дома в Харькове на рубеже XIX–XX веков стали появляться как грибы после дождя. И строились они в основном в стиле модерн или неоклассицизм. «Крыша мира», кстати, тоже была построена в стиле модерн, – рассказывает Михаил Красиков. – Знаменитыми элитными доходными домами в стиле неоклассики в Харькове являются дом «Саламандра», возведенный по заказу одноименного страхового общества, и дом страхового общества «Россия», известный как Дворец труда.

Доходным дом был недолго


По словам Михаила Красикова, архитекторы и хозяева достаточно часто сами жили в этих же доходных домах – как правило, на втором этаже, наиболее комфортабельном и престижном. А на самом верху располагались самые дешевые квартиры, в которых селилась публика победнее, в том числе студенты.

– Тогда многие совершенно не стремились иметь свое жилье – какой-то дом или, как сейчас, приватизированную квартиру, – потому что хлопотно и ограничивает свободу. Многие чиновники, в частности судейские, ученый люд – профессора, не говоря уж о военных, не были привязаны всю жизнь или какое-то продолжительное время к одному месту работы, – продолжает историк. – Впрочем, и в современной европейской практике мало кто из профессуры работает всю жизнь в одном университете, как это часто бывает у нас. Там человек поработал один-два-три сезона и меняет не только университет, но и город, а то и страну. Ему незачем привязываться к какому-то месту и обзаводиться собственным жильем. Что же касается доходного дома в Театральном переулке, он был шикарным. По воспоминаниям одной из жилиц, в половине здания квартиры состояли из трех-четырех комнат, а во второй половине — из семи. Кухня — 45 квадратных метров, самая большая комната — 40, остальные – порядка 27 квадратных метров. Имелся также большой полукруглый балкон. Из кухни дверь вела к черному ходу – во двор. А в кухне была кладовочка площадью 16 квадратных метров — там до 1958 года жили домработницы. Общая площадь квартиры на этаже составляла 180–200 квадратных метров. Толщина стен – один метр, высота потолков – 3,2–3,5 метра. Потолки и стены украшала изысканная лепнина в виде ангелов, держащих в руке лавровый венок. Кстати, сегодня еще можно увидеть на фасаде великолепные маскароны (скульптурные элементы в форме головы человека или животного анфас) и цветочный орнамент в стиле модерн. Лестницы были мраморные, с дубовыми перилами. Возле дома был замечательный скверик с кустами махровой сирени, цветочными клумбами, скамейками и детской площадкой.

Однако дом в Театральном переулке доходным был недолго — до прихода к власти большевиков. Существует версия, что в здании размещался публичный дом, хотя официального подтверждения она не имеет.

– Она неправдоподобна, потому что дом огромный, и для того чтобы все квартиры занять под бордель, должна была существовать какая-то мощная организация. Да и величина комнат, их расположение (почти они были проходными) не подходят для заведения такого рода, – считает краевед.

В доме могла разместиться библиотека


В советское время здание стало коммуналкой, здесь размещалось общежитие для сотрудников гидрометеорологической службы. Во время Второй мировой тут находился  немецкий штаб. После войны дом заселила в основном интеллигенция.

– По воспоминаниям обитательницы этого дома, публика была культурная. Здесь жила одна из харьковских актрис, а еще была бабушка, дожившая до 90 лет, интересно рассказывавшая о встречах с Маяковским и другими знаменитостями, — замечает Михаил Красиков.

Однако в 1980 году случился пожар, жильцов выселили.

– По утверждению женщины, которая жила в доме и находилась там во время пожара, это не было возгорание проводки на чердаке, как официально заявили власти, а поджог крыши с двух сторон чердака. Кому это было нужно — неизвестно. Однако и после пожара большая часть здания осталась целой, — говорит историк.

Дом как жилой пытались восстановить, но денег на данные цели так и не нашли. И вдруг возник замечательный проект – здесь решили разместить Харьковскую научную медицинскую библиотеку.

– В Харькове есть многострадальная научная медицинская библиотека, которая была одной из первых, созданных в Российской империи еще в середине ХІХ века, и первой по количеству содержащихся в ней томов научной литературы. Там хранились полтора миллиона экземпляров ценнейших научных изданий по медицине. Это было детище Харьковского медицинского общества, – рассказывает Михаил Красиков. – Выдающиеся врачи жертвовали для библиотеки свои книги, дарили их с соответствующими автографами. Среди сохранившихся раритетов есть издания XVII столетия.

И все это богатство сначала находилось в здании, построенном Харьковским медицинским обществом, – нынешнем Институте микробиологии и иммунологии им. И. И. Мечникова на улице Пушкинской, 14. Там до сих пор осталась часть библиотеки.

– Впоследствии была организована городская научная медицинская библиотека, для которой пытались подыскать разные места. Одним из таких мест стало здание на Сумской, 4, где библиотека располагалась в 1940–1980-х годах, однако площадей там тоже катастрофически не хватало, – продолжает ученый.

И в конце 1980-х был разработан проект, согласно которому здание в Театральном переулке, 6 собирались реконструировать именно под научную медицинскую библиотеку.

– Было бы просто здорово, если бы эти планы осуществились, потому что там хватало места, чтобы прекрасно разместить библиотеку в полном объеме, – отмечает Михаил Красиков.

А потом начался кризис


Благие намерения не увенчались успехом.

– К сожалению, проект создавался уже на излете СССР, и когда начался кризис, проблемы медицинской библиотеки отошли на задний план. Денег на реконструкцию здания под эти цели никто не выделил, хотя якобы даже успели сделать правую часть дома – правда, не полностью, – разводит руками Михаил Красиков. — Зато появилась бредовая «легенда» о том, что все, кто собирался восстановить здание, сходили с ума.

А медицинская библиотека в 1985 году «сменила шило на мыло», переехав с Сумской, 4 на площадь Поэзии, 5 – по сути, в еще меньшее помещение, а именно: в дом, который был построен Здиславом Харманским для частной клиники и собственного жилья выдающегося хирурга профессора Моисея Фабриканта. Огромный фонд библиотеки здесь не помещался.

– Было принято абсолютно абсурдное решение разместить огромную часть фонда, которой не нашлось места на площади Поэзии, в другом помещении — не отапливаемом и не проветриваемом, в поселке Васищево. И там этот фонд хранится, с позволения сказать, до сих пор, – рассказывает Михаил Красиков. – А впоследствии была еще более кошмарная история – осенью 2017 года библиотеку вывезли в действующий областной детский противотуберкулезный санаторий. Здание находится в лесу за Алексеевкой – фактически за чертой Харькова, в полутора километрах от остановок городского общественного транспорта. Добраться туда можно только пешком через лес, на собственном авто или на пригородной маршрутке. Такое «гениальное» решение было принято, несмотря на протесты общественности, мои в том числе.

Путешествия в никуда


Тем временем уникальное здание в Театральном переулке, 6 продолжало постепенно разрушаться.

– Оно все еще официально являлось памятником архитектуры, имело охранный номер 230, а значит, по закону владелец дома обязан был поддерживать здание в надлежащем виде. Однако ему это было невыгодно, и он добился исключения здания из списка памятников архитектуры, хотя на тот момент здание еще не утратило своей аутентичности. Чиновников от архитектуры явно подкупили. После 1990-х его облюбовали неформалы, и оно получило новое название — «Дом Бутусова». Представители неформальной культуры любят собираться в таинственных, заброшенных и не совсем благополучных местах. В тот период они увлекались роком, и многие играли на гитарах композиции Вячеслава Бутусова. Это место всегда привлекало харьковских фотографов и любителей экстремальных ощущений, – продолжает Михаил Красиков. – У него был эдакий романтический флер. Я помню уйму граффити, рисунков, надписей внутри здания. Дом стал излюбленным центром для романтиков, представителей различных субкультур: и готы там собирались, и панки, и эмо, и сатанисты – кто угодно. Захаживала туда и весьма сомнительная публика – одним словом, находиться там было весьма небезопасно. Не говоря уж о том, что шприцы валялись на каждом шагу, равно как и тара от спиртных напитков.

Кстати, как вспоминает Михаил Красиков, лет десять назад Муниципальная галерея договорилась с руководством города и провела в полуразрушенном доме уникальную творческую акцию – художники создавали там свои инсталляции. Это было очень необычно.

– В конце концов дом взяли под охрану люди, которые уже положили на него глаз как на будущую стройплощадку. Теперь он огорожен забором, и просто так туда не попадешь, – замечает историк. – Понятное дело, чтобы здание хотя бы реконструировать (я уж не говорю – реставрировать), нужны большие деньги. Желания такого у застройщика нет. Соответственно, там появится совершенно новая жилая коробка.

Уникальному зданию можно было вернуть жизнь


По словам Михаила Красикова, вернуть жизнь уникальному историческому зданию представлялось вполне возможным.

– У нас есть практика, когда реконструировались здания, которые находились точно в таком же состоянии, как «Крыша мира», – говорит он. – Например, бывший дом для сотрудников завода «Треугольник», выпускавшего знаменитые калоши, на улице Полтавский шлях, недалеко от Свято-Дмитриевского храма. Честно говоря, я думал, что этот дом никогда не восстановят, – признается Михаил Красиков. – Да, у реставраторов есть некоторые претензии к исполнению – не совсем похоже вышло. Но в целом для меня это чудо, потому что это один из редких случаев, когда старинному зданию действительно вернули хотя бы приблизительный его облик, то есть жизнь.

По мнению Михаила Красикова, фасад «Крыши мира» и сейчас вполне еще можно восстановить, так же, как можно сохранить внешний облик таких же аварийных зданий в стиле модерн на улице Маршала Бажанова – современников этого дома.

– Можно оставить, образно говоря, каркас или хотя бы фасад и нарастить новое «мясо» со всей начинкой. Однако, как оказалось, в данном случае так не поступят, – с сожалением замечает профессор. – Хотя это было бы интересно: ведь у дома есть потрясающий имидж, или, как сейчас говорят, бэкграунд – с этим зданием у многих связаны незабываемые воспоминания. Для туризма и вообще рекреационного бизнеса дом мог бы стать жемчужиной. Представьте, как звучала бы строка в туристическом проспекте: «Приезжай в Харьков, посмотри на мир с «Крыши мира».