«Уважаемая редакция! Приближается День победы. Наверное, в каждой семье свои, особые воспоминания о Второй мировой войне. Есть они и в нашем роду», – написал в редакцию наш читатель Владимир Рудов и поделился своей историей.


Моя мать, Матрена Васильевна, была замужем дважды − за родными братьями. С Яковом, первым мужем, они поженились перед войной, но когда была объявлена мобилизация – его забрали на фронт. Прошли долгих четыре года и, наконец, настал День победы. Люди высыпали на улицы (мать тогда жила в селе на Полтавщине), поют, танцуют, а мать… плачет. «Ты чего плачешь?» − недоумевают сельчане. «Так ведь мой Яша на фронте». –  «Ты же от него неделю назад письмо получила!» – «Ну и что, это война, а на войне и в последний день могут убить…». Через несколько дней матери пришло извещение, что ее муж, Рудов Яков Сидорович, геройски погиб 9 мая 1945 года, похоронен в столице Австрии.



Яков Рудов
  
Спустя время из армии вернулся брат Якова, мой будущий отец Афанасий Сидорович, за которого мать и вышла замуж. Отец также прошел всю войну, в том числе Сталинград, был ранен, контужен, его ратный путь отмечен боевыми наградами.



Афанасий Рудов
 
Что интересно, Яков и Афанасий однажды случайно встретились на фронте. Афанасий стоял часовым и вдруг услышал от кого-то, что рядом расположилась воинская часть, в которой служит брат. Он наугад крикнул: «А Якова Рудова среди вас нет?». Когда выяснилось, что встретились родные братья, Афанасия на посту подменили, и они за разговорами просидели в окопе всю ночь. Афанасий даже предлагал брату перейти к нему в часть, чтобы воевать вместе. Но Яков отказался – не хотел расставаться с боевыми побратимами.
 
Афанасий и Матрена прожили вместе тридцать лет, воспитав двух сыновей – Николая (сына Якова) и Владимира, автора этих строк. Моему отцу, а в его лице всем воинам Второй мировой, я и посвящаю свое стихотворение.

Не под тяжестью мраморных
                                     памятных плит,−
Под раскидистой вербой
                                     отец мой лежит.
Не стоит караул,
                                     не чеканят слова,−
Задушевно и бережно
                                     шепчет листва.
Чтобы легок был сон
                                     и покою был рад
Той великой войны
                                     неприметный солдат.
От родной стороны
                                     и до вражеских гнезд
Он немыслимый груз
                                     на себе перенес.
Умирали, споткнувшись,
                                     чужие отцы,−
Моему на помин
                                     оставались рубцы.
И живым, наконец,
                                     отпустила война,
Но кого насовсем
                                     отпускала она?
До последнего дня
                                     вызывали на бой
И телесный недуг,
                                     и душевная боль.
И терзала тревога,
                                   чтоб та же беда
Не настигла меня
                                   никогда-никогда…