Масштабный проект строительства на Харьковщине нового онкологического центра европейского уровня, крайне необходимого и специалистам, и пациентам, продвигался только благодаря неимоверным усилиям Юлии Светличной. Сегодняшняя областная власть в этом не заинтересована – стройка прекращена, рассказал в программе «Точка зрения» на «Телеканале р1» генеральный директор Харьковского областного центра онкологии Денис Скорый.


Все медики – в группе риска

 
– В Харькове есть официально подтвержденные случаи инфицирования медработников коронавирусом, даже тех, кто официально не работает с больными Covid-19. Какие меры принимаются в онкологическом центре, чтобы обезопасить и врачей, и пациентов?

– Вы правы, абсолютно весь медицинский персонал находится в группе риска. Сегодня наше учреждение работает фактически в штатном режиме, так как онкологические заболевания требуют лечения, которое невозможно отсрочить на длительное время, и наши медики тоже рискуют. По статистике, которая имеется в Украине и в Харьковской области, около 18%  официально подтвержденных случаев Covid-19 приходится именно на медицинских работников.

В нашем учреждении на данный момент нет ни одного подтвержденного случая. Тем не менее меры профилактики принимаются. 

– Какие меры? Измеряют температуру пациентам, которые посещают онкоцентр? Этого мало.


– Мы используем рекомендации Европейской ассоциации онкологов, а также Американской ассоциации онкологов (NCCN), которая имеет опыт работы, хоть и небольшой, в условиях пандемии. Сюда входит и использование средств индивидуальной защиты, и измерение температуры. А еще мы пытаемся перевести все записи на консультации в телефонный режим. Есть онлайн-доступ, который обеспечивает запись в поликлиническое отделение, а потом уже администратор выясняет, не имел ли пациент или его сопровождающий контакта с covid-подтвержденными больными, нет ли респираторных заболеваний. Если подозрительные моменты присутствуют, естественно, консультация откладывается на определенный промежуток времени, даются соответствующие рекомендации.

Еще пару недель назад мы не были обеспечены достаточным количеством средств индивидуальной защиты. И только благодаря активным действиям волонтеров у нас на сегодняшний день есть минимальный запас антисептиков и средств индивидуальной защиты для медперсонала. К сожалению, ситуация такая.

На одном из центральных телеканалов поднимался вопрос о том, что сейчас  происходит в медучреждениях, в частности онкологических. В этом контексте была затронута и Харьковская область, в том числе отношение к онкологическим пациентам. К большому сожалению, десятки лет отношение было не самым лучшим. За три года работы мы испытали это на собственном опыте. Больше года назад было начато строительство нового онкоцентра. К сожалению, на сегодняшний день мы снова наблюдаем какой-то упадок и отсутствие должного отношения.

Строительство нового онкоцентра прекращено


– Идейным вдохновителем масштабного проекта по строительству нового онкологического центра была тогдашний руководитель Харьковской области Юлия Светличная. Что успели сделать? И какие работы прекращены?

– На сегодняшний день прекращены все строительные работы, которые велись в 2019 году. Я хотел бы еще раз обратить внимание, что КНП «Областной центр онкологии» не является распорядителем финансов и непосредственным заказчиком – строительство ведет управление капитального строительства ХОГА. И все строительные действия на площадке, которая находится рядом с нынешним онкоцентром, заморожены. С января там ничего не происходит.

Мы имеем факт выделения средств в размере 17 миллионов гривен на февральской сессии облсовета, но, насколько нам известно, деньги не попали к подрядчику и строительные работы не проводились. Есть еще информация, правда, неподтвержденная. В 2020 году основным источником финансирования строительства нового онкологического центра должен был стать Государственный фонд регионального развития. Недавно прошло заседание комиссии и, насколько мне известно, там якобы было принято решение исключить онкоцентр из списка финансируемых объектов на 2020 год в связи с тем, что ЕБРР урезал финансирование области по медицинскому направлению.

Мы прекрасно понимаем: если стройку заморозят, не факт, что она когда-нибудь возобновится. Нужно приложить максимум усилий, чтобы не замораживать строительство, даже несмотря на ситуацию с Covid-19. И пандемия как раз и должна расставить приоритеты для чиновников, власть имущих. Ведь может сложиться ситуация, когда связи, ресурсы и финансы не помогут – нужно иметь хорошие клиники и профессиональных врачей.

– Юлия Светличная как раз демонстрировала неравнодушие к решению таких вопросов в регионе. Доступность медицины, престижность труда работников социальной сферы были приоритетными вопросами.

– Буду говорить исключительно о фактах. В 2018–2019 годах проект развивался (теперь это абсолютно очевидно) благодаря одному человеку – Юлии Светличной, которая курировала его лично, нажимала на многие рычаги. Именно поэтому дело двигалось – вопреки обстоятельствам и сложностям, которых возникало огромное количество и о которых люди просто не знают.

Сейчас, к сожалению, в руководстве области нет заинтересованного человека, который бы стимулировал данные процессы. И на сегодняшний день мы имеем факт отсутствия стройки. Главные надежды персонала и онкопациентов рухнули, сменились пессимистическими настроениями. И это крайне печально.

Новые отделения не стыдно показать


– Существует риск потерять специалистов, которые ждали строительства, отказывались от предложений за рубежом, связывали свое будущее с работой в Харькове, в современном центре европейского уровня. А теперь пессимистические настроения могут подтолкнуть многих искать работу в других странах. Между тем за последние два года был частично модернизирован и действующий онкоцентр – проведен ремонт, закуплено оборудование. На каком уровне эта работа сегодня? Улучшилась ли ситуация?

– Действительно, помимо проектирования строительных работ в новом онкоцентре, проводилась и работа в старых зданиях и сооружениями, закупалось оборудование. Безусловно, это были не те объемы, в которых нуждается наш центр, поскольку сложно за один год полностью изменить ситуацию, если десятилетиями  ничего не делалось. Более того, у меня складывается впечатление, что не просто ничего не делалось, а проводились деструктивные мероприятия, направленные на уничтожение учреждения и отрасли в целом. А за год-два изменить ситуацию сложно.

Однако хочу сказать, что наша команда работает чуть более трех лет, и мы имеем улучшение показателей. Харьковщина по онкологическим показателям нашего учреждения поднялась с последних мест на первое. У нас абсолютно уникальные технологии не только для Харьковской области и Украины – они интересны в масштабах Европы и мира. Наши специалисты ездили в другие области и другие страны, где проводили уникальные хирургические вмешательства. То есть планка стандарта лечения поднята. И это очень важно. И очень сложно в столь консервативной отрасли. Существует очень много трудностей и препятствий, в том числе финансовых. Тем не менее уровень поднят и это на сегодняшний день реализуется – реализуется в старых стенах.

– Хоть какое-то обновление на сегодняшний день проводится в этих старых стенах?

– Мы закончили ремонтные работы. У нас полностью отремонтированы реанимационный и операционный блоки, с нуля построен еще один операционный блок. То есть у нас на сегодняшний день есть семь операционных – современных, с необходимым оборудованием. В конце 2019 года мы закончили ремонт в двух отделениях. Теперь они выглядят как новые, их точно не стыдно показать.

Не нужно «выращивать» опухоль дома


– Когда речь шла о строительстве нового онкологического центра, говорили  и о международных связях. Предполагалось, что будет проводиться обучение персонала с привлечением зарубежных специалистов. Речь шла и о поддержке в плане нового оборудования. Сегодня, когда строительство прекращено, наработки и связи тоже утрачены? Ведь в тот период договоренности достигались благодаря коммуникативным способностям Юлии Светличной…

– Да, в этом направлении во время губернаторства Юлии Александровны работа велась системно – на уровне межобластных договоренностей, договоренностей между странами по определенным онкологическим направлениям. На сегодняшний день такая работа не проводится, но локальные связи, которые образовались между врачами, узкими специалистами, не утрачены. Коммуникация продолжается, но теперь не благодаря системе, а по большому счету – вопреки. Только благодаря активности врачей, среднего и младшего медперсонала.

И, пользуясь случаем, мне хотелось бы искренне их поблагодарить. Как руководитель я не могу в условиях пандемии, карантина, обеспечить им адекватный проезд на работу и домой, правильные условиями труда – ввиду отсутствия ресурсов. Однако работа продолжается, продолжается в штатном режиме.

Хотелось бы остановиться на одном важном моменте относительно людей, у которых есть подозрение на онкологию или ее проявления. Ни в коем случае нельзя сидеть дома и ждать – нужно получить консультацию. Есть целый ряд возможностей, когда можно проконсультироваться дистанционно. Не нужно выращивать опухоль дома, иначе после окончания карантина мы получим колоссальный прирост и ухудшение результатов.

– Вы не единственный доктор, который говорит, что отсрочка операций , консультаций для людей с хроническими заболеваниями, может закончиться ургентными случаями. Отменены ли сейчас  плановые операции для онкобольных, облучение, химиотерапия?

– Еще раз акцентирую внимание: мы работаем в штатном режиме. Все дисциплинарные группы, которые принимают решения и разрабатывают стратегию лечения пациентов, работают. И химиотерапия, и лучевая терапия, и хирургия – все работает. Наша задача — минимизировать риск для пациентов на предмет заражения Covid-19. Сейчас у нас нет оснований откладывать плановые операции и процедуры. Собственно, их их и плановыми назвать нельзя, ибо неоказание вовремя медицинской помощи приведет к прогрессированию болезни и в конечном итоге может закончиться плачевно.

Ситуация может поменяться, и не дай бог, произойдет тотальный наплыв инфицированных пациентов. На сегодняшний день речь об этом не идет. Однако мы готовимся к развитию любой ситуации, проводим соответствующие мероприятия, изучаем опыт Италии.

Есть другой вопрос: что делать, если онкологический больной заразится Covid-19, особенно когда он находится на определенной стадии лечения? Этот вопрос прорабатывается онкологическими сообществами – изучаются варианты, готовятся соответствующие рекомендации.

Что изменила реформа для онкопациентов?


– С апреля в Украине стартовал второй этап медицинской реформы, который касается стационаров. Изменилась система финансирования. Как это сказалось на работе Харьковского областного центра онкологии?

– Очень сложный вопрос. Я являлся и являюсь сторонником реформирования системы здравоохранения, потому что, с моей точки зрения, так дальше продолжаться не может. Наверное, какое-то время будет плохо, не совсем комфортно и, возможно, мы даже будем сталкиваться с проблемами, которые не сможем сразу решить.

Мы заключили договоры с НСЗУ, получили финансовый аванс на апрель и очень надеемся, что ситуация изменится к лучшему. Но для этого нужно много работать, потому что происходят колоссальные изменения внутри самой структуры, связей, понимания процессов, оперативного управления. Мы как бы переходим в формат коммерческого учреждения, где финансирование будет зависеть от нашей деятельности. И каждый заведующий должен осознавать, какой финансовый результат он принес по окончанию месяца. Думаю, что в целом все будет хорошо, ситуация точно поменяется в лучшую сторону для наших пациентов. Однако пока окончательные выводы делать рано.

– Снизится ли финансовая нагрузка на пациентов, которые вынуждены покупать препараты за свой счет? Что-то уже изменилось?

– Очень важный момент для понимания: не может что-то произойти просто по щелчку. Ситуация развивается таким образом, что с каждым месяцем должно становиться лучше. Например, мы получили определенные финансы на закупку медикаментов, расходных материалов. Чтобы их закупить, нужно время, поскольку существуют тендерные процедуры. И это то, чем мы занимались весь апрель.

Есть приоритетные услуги – их семь. Они действительно уже бесплатны и пациент, придя в наше учреждение (или другое, заключившее договор с НСЗУ), может сделать бесплатно, например, фиброгастроскопию. Есть четкие критерии, по которым человек старше 50 лет, имея направление от семейного врача, может прийти и выполнить процедуру абсолютно бесплатно. В список входят также колоноскопия, гистероскопия, цистоскопия, маммография, эзофагогастродуоденоскопия, бронхоскопия. Лучевая и химиотерапия – это не приоритетные направления, но по ним мы заключили договоры. И сама услуга оказывается бесплатно теми препаратами, которыми нас обеспечило Министерство охраны здоровья. Перечень препаратов очень большой, и он в открытом доступе.