Не так давно экс-глава Харьковской области Юлия Светличная была избрана депутатом Верховной Рады. В чем она видит свою задачу в парламенте и сложно ли  внефракционному депутату-мажоритарщику работать без поддержки коллег по фракции или группе, Юлия Светличная рассказала в интервью агентству "Интерфакс-Украина".


У беспартийного и внефракционного депутата главным политическим партнером являются избиратели, считает Юлия Светличная. Именно их интересы она собирается отстаивать, а не интересы партии.

– Я полностью исключаю союз с партиями или фракциями по тем вопросам, которые будут расходиться с позицией моих избирателей и моими жизненными принципами. Но в то же время по важным общенациональным вопросам, которые важны для людей, мы можем действовать совместно, – считает народный депутат. – Так уже было. К примеру, я была одной из тех, кто требовал как можно скорее принять законопроекты по страховым гарантиям и социальным выплатам медикам в связи с пандемией коронавируса. Была в числе тех, кто активно выступал за создание следственной комиссии по возможным коррупционным схемам на таможне и в налоговой. Много и других примеров. Нужно находить возможности объединяться по тем вопросам, которые отвечают интересам и защите людей.

В ходе работы в Верховной Раде Юлия Светличная намерена сосредоточиться на вопросах, которые больше всего волнуют людей.

– Это развитие экономики, поддержка бизнеса, борьба с коррупцией, вопросы безопасности и правовой защищенности, – говорит народный депутат.

Процесс децентрализации Юлия Светличная считает позитивным явлением.

– Власть становится ближе к людям, у регионов появляется больше возможностей – и финансовых, и организационных, – уверена она. – Главное в этом процессе – не сбиться на "ручное" управление. Это будет ломать саму суть децентрализации. Например, если мы говорим о добровольном объединении территориальных громад, то правительство в первую очередь должно слышать людей, а не "резать" территории по своему усмотрению. Между селами и ОТГ существуют определенные традиционные, исторические связи и люди сами могут определять формат объединения. Кабинет министров обязан учитывать мнение граждан. К тому же это закреплено законодательно.

— Предполагается, что по новому административному устройству Украины в ее составе будут области, областные центры, укрупненные районы и громады. С вашей точки зрения, такая система работоспособна?

— Думаю, что предложенная модель не оптимальна. Хотя я согласна, что административная реформа давно назрела. Но надо точно понимать ее цели, она должна быть подготовлена и обоснованна, необходимо очень аккуратно проходить все этапы ее внедрения, иначе она не будет результативной. Тут одних идей мало, нужно их правильно реализовывать. Важен же результат, а не процесс. А результат заключается в том, чтобы реализованная реформа сделала жизнь людей более комфортной и стимулировала развитие экономики.

— Вы работали в системе руководителей облгосадминистраций. Сейчас ее предлагают изменить на институт префектов с определенными полномочиями, которые будут "соседствовать" с местными советами. Как вы думаете, конфликты между ними возможны?

— Поддерживаю введение института префектур. Важно законодательно очень четко разграничить полномочия префектов и местных советов. Тогда никаких конфликтов не будет. Считаю, что сделать это несложно. Функции экономического и социального развития –  полностью за местными советами, функции контроля и реализация госпрограмм — за префектурами. Безусловно, такие специфические функции государства, как оборона, международная политика, обеспечение правопорядка, — за государством. В таком формате префект должен назначаться центральной властью. Если же префект будет наделен дополнительными полномочиями – к примеру, такими, как участие в экономическом или социальном управлении регионом путем координации территориальных органов власти, – то необходимо рассматривать вопрос выборности префектов. Главное, чтобы не было половинчатых решений, они, как правило, делают неэффективной любую реформу.

— У вас очень богатый опыт работы с мэром. Как думаете, на какой основе строятся отношения центра с местными органами власти, с мэрами? В последнее время мы видим конфликты, например, с городским головой Черкасс. В принципе, с началом карантина складывается впечатление, что лидеры местного самоуправления становятся самостоятельными политическими фигурами.

— Если мы говорим о мэре Черкасс, то я не расцениваю его решение как проявление некого суверенитета. Хотя, безусловно, нужно соблюдать закон, и отдельных законов и правил для мэров быть не может. Черкасский мэр, конечно же, неправ. Но надо понимать, что история с карантинными ограничениями для малого бизнеса была, скажем мягко, не идеальна. Мэр Черкасс это использовал.

Что касается вашего вопроса, то я бы посмотрела на него шире. Региональная политика в Украине – сейчас не самое сильное звено. При отсутствии сильных лидеров в регионах власть сама отдает лидерство мэрам, бизнесменам или просто известным людям. В каждом регионе по-разному. А вот общее – то, что практически везде главы областных государственных администраций откровенно слабы, не имеют авторитета и поддержки людей. Часто мэры не то чтобы конкурируют с губернаторами, они просто вынуждены делать за них работу, а это зачастую воспринимается как конфликт. Очевидно, что если представители центральной власти в регионах не выполняют качественно свои функции, то эту нишу занимает кто-нибудь другой. Здесь же вопрос лидерства. Ну а как может быть лидером губернатор, имеющий рейтинг 1–2%? Без доверия людей работы не будет.

Мы же говорим о лидере в регионе, который должен уметь принимать эффективные решения, не боятся брать ответственность на себя, иметь поддержку людей. Да, конечно же, при этом, он должен соответствовать принципам человека, который его назначает – в данном случае это президент.

Отсутствие такого подхода и порождает подобные ситуации. Это же не частный случай одних только Черкасс – это государственная проблема, и подходить к ней нужно очень ответственно.

— Как бы вы оценили работу нынешней Харьковской облгосадминистрации?

— Уровень управления крайне низкий, авторитета нет, результаты отсутствуют. А что касается оценок, то их лучше всего расставляют люди. Много общаясь с жителями области, могу сказать, что недовольство действиями местной власти начинает зашкаливать. Мои почти 80% на выборах – это в том числе и реакция людей на работу руководства администрации.

— Как вы оцениваете конфликт главы Харьковской ОГА с бизнесменом Александром Ярославским и мэром Харькова Геннадием Кернесом, который произошел в марте этого года?

— Возможно, по форме Ярославский и Кернес были неправы, но по сути их можно понять. Неорганизованность областной администрации сейчас у многих вызывает эмоции. Я разговаривала в тот день с Ярославским, он действительно был эмоционален в адрес областной администрации, потому что пытался помочь медицинской сфере как можно быстрее, а упирался в нерасторопность чиновников.

— Насколько возможно участие в общенациональной политике проекта лидеров местного самоуправления?


— Насколько мне известно, речь идет об объединении региональных лидеров, или, скажем так, лидеров общественного мнения в регионах – именно в таком формате обсуждается создание партии. Такая партия вполне может состояться. Причем не как оппозиция или конкурент власти, а как необходимость обеспечения эффективного управления регионами.

— Но на выборах она будет конкурировать с партией власти.


— Безусловно, любая политическая сила в избирательном процессе будет бороться за доверие людей. И, конечно же, любая партия конкурирует со всеми остальными участниками выборов. Это аксиома. Я говорила о том, что от здоровой конкуренции выиграют люди.

— У партии местного самоуправления (условно) должен быть один лидер или их может быть несколько?

— Это зависит от того, кто и на каких принципах объединяется. Должен быть объединяющий смысл, это может объединить многих представителей регионов и местного самоуправления. А возглавляет партию председатель или сопредседатели – это второстепенный вопрос.

— Вокруг чего можно объединить лидеров местного самоуправления в одном проекте, если они имеют разную идеологическую позицию и часто разные взгляды на будущее Украины?

— Думаю, что всех точно невозможно. Наверное, это будет и не эффективно. Но принципы такого себе регионального патриотизма близки многим. Плюс, повторюсь, люди хотят видеть в регионах эффективный менеджмент.

— Поддерживаете ли вы исключение мажоритарной системы из избирательного процесса в Верховную Раду и переход к пропорциональной системе?

— Я давно выступаю за внедрение пропорциональной системы и открытые партийные списки. Это все-таки шаг вперед. Но очень важно, чтобы люди при этом не потеряли связь с депутатом. Людям важно, как говорится, знать в лицо конкретного депутата, к которому они могут обратиться, которого могут оценить по делам и с которого могут спросить. И здесь вопрос не столько в избирательной системе, сколько в ответственности украинских политиков. А что касается действующей избирательной системы, то она, безусловно, излишне сложная. Посмотрим на практике, как раз местные выборы будут своего рода экзаменом для новой избирательной системы.

— В "Слуге народа" активно обсуждают «партизацию» страны: предлагают ввести пропорциональную систему с открытыми списками на местных выборах для населенных пунктов с количеством избирателей выше 15 тысяч, в первом чтении принят законопроект об изменениях в Конституцию, отменяющий мажоритарную систему на выборах в парламент. С точки зрения региональной политики и коммуникации с избирателями "партизация" как-то изменит ситуацию?

— Я не воспринимаю это как "партизацию" страны. Раз уж приняли решение о внедрении пропорциональной системы выборов, то надо ее и реализовывать. Еще раз скажу, что хуже всего половинчатые решения. Комитет Верховной Рады по госстроительству принял изменения в Избирательный кодекс. Скоро эти изменения будут внесены в зал парламента для голосования. Я поддержу снижение порога для открытых списков на местных выборов с 90 тыс. до 15 тыс. избирателей, уменьшение залога для партий и ряд других изменений. Не вижу здесь проблемы. Важнее другое, чтобы партии держали слово перед избирателями, уменьшили популизм, а принципы партии соответствовали тем людям, которые ее представляют. Чтобы не получалось, что в условной партии самых честных и справедливых –  отпетые мошенники и коррупционеры. К сожалению, политическое мошенничество до сих пор очень распространено, безответственные политики этим пользуются.

— Что может объединить Украину, на ваш взгляд? Что может быть общим для людей, проживающих в разных регионах, возможно, иногда по-разному думающих?

— Украина действительно очень большая и разная. И я считаю, что она едина, в 2014 году это было продемонстрировано. Да, я полностью с вами согласна, в разных регионах страны разные мнения, разные традиции, разные оценки. Мир, развитие экономики, справедливость государства по отношению к людям, увеличение доверия к политикам и политическим партиям будут объединять страну. А сегодня получается, что прошло всего десять месяцев после парламентской кампании, а социсследования снова показывают, что 30% людей не определились, за кого они будут голосовать в будущем. Значит, люди не видят в политических партиях своих партнеров, они им не доверяют.

Мне кажется, украинскому политикуму не хватает честности в общении с людьми: причем и политической, и обычной человеческой.

— Вы думаете, что "Слуге народа" не удалось принести, как они это называли, новое качество – новых людей, не бывавших там ранее?

— Для людей действительно интересны новые политические силы и новые люди в политике, но за новым лицом должна быть подготовка, которая дает возможность эффективно работать и выполнять обещания.

Просто "новым" быть мало. Нужны компетентные, энергичные, ответственные, те, которые хотят изменений – это должно быть кредо нового управленца. Именно на это был и остается запрос у людей. Конечно же, люди ожидали большего.

— Есть ли в связи с этим вероятность, что на следующих выборах избиратель поддержит "старую", но опытную политическую силу?

— Думаю, что люди будут выбирать искренность и результативность действий. Партийные лозунги хоть и будут играть какую-то роль, но не основополагающую.

— Выборы в местные органы власти: областные и многие городские советы состоятся по пропорциональной партийной системе. Возможна ли в связи с этим ситуация, при которой партийный бренд сможет гарантировать победу кандидатам, которых не знают местные жители. Или же второй вариант, когда, например, неизвестная партия одержит победу благодаря известному кандидату?

— Первое — гарантировать победу партийный бренд точно не сможет. Второе — если лидер партии будет известным человеком и его позиции будут совпадать с заявленными принципами партии, то это может иметь успех. Люди будут понимать, за кого они голосуют, какие принципы поддерживают и кого выбирают.

— Политика в ее чистом виде на местных выборах отойдет на второй план? Речь о международном, идеологическом и прочих аспектах.

— Они, безусловно, будут присутствовать, но людям ближе то, что формирует их жизнь и ответ на вопрос: "Как мы будем жить завтра?". Если предприятия закрываются, сокращается производство и люди понимают, что у них не будет работы, то, конечно, они будут искать человека, который будет отстаивать их права, бороться за это в первую очередь, ну и, безусловно, работать над тем, чтобы государственная политика была понятна каждому украинцу, а не только чиновнику, или красиво написана в виде программы.

— Вы уже успели увидеть, каким образом Кабинет министров коммуницирует с парламентом. На внеочередном заседании Верховной Рады провели "Час вопросов к правительству". Вы наверняка видели программу действий Кабмина. Какие у вас впечатления?

— О программе Кабмина можно не говорить. Не о чем. Это абсолютно не программный документ и ничего общего с улучшением качества жизни людей не имеет. Я знаю настроения в парламенте и могу сказать, что в таком виде программа точно не будет принята.

В ней нет ни одного количественного или качественного показателя, только "улучшить", "усилить", "повысить", "расширить". Это не программа правительства для сорокамиллионной страны. Должны быть базовые, четкие, системные шаги, которые будут нести за собой стабилизацию ситуации и дальнейший экономический рост. Обязательно – ответственные по каждому пункту.

— Есть мнение, что благодаря коронавирусу, который ослабил межгосударственные экономические связи, особенно с Китаем, Украина может получить шанс переманить и расположить производство крупных европейских компаний у себя, получив необходимые инвестиции. Это возможно?

— Да, это своего рода шанс. Надо использовать. Важно доверие, взаимное — между инвестором и властью. Если потенциальный инвестор доверяет и видит результат – он, безусловно, будет вкладывать финансовые ресурсы. Это как раз вопрос к правительству, необходим четкий управленческий подход.

— На посту руководителя ОГА вы постоянно принимали в Харькове иностранные бизнес-делегации. Насколько сильно иностранных инвесторов беспокоило состояние украинской судебной системы?

— Безусловно, беспокоило. Но больше их тревожила неопределенность и непредсказуемость смены условий. Когда мы разговаривали с инвесторами, мы говорили, что готовы обеспечить стабильность в регионе, но не имеем возможности влиять на постоянную законодательную чехарду в отношении бизнеса. Мы говорили честно, что мы можем, а что вне наших возможностей. И нам удалось, используя в том числе инвестиционные ресурсы, нарастить объемы промышленности, развить производство на территории области, привлечь новые возможности как для крупного бизнеса, так и для малого и среднего предпринимательства.

— К вам в область приходил инвестор с проектом. Какие гарантии он получал от главы областной государственной администрации?

— Здесь главное, что гарантирует государство. В стране должны работать законы. Мне кажется, что в ручном режиме управлять государством невозможно. Если гарантии на уровне государства соблюдены, если есть четкие правила, внятные законы, которые исполняются, то не нужны никакие инвестиционные «няни», не нужно бегать за каждым инвестором или бизнесменом и решать проблемы, связанные с судами, облэнерго, фискальной службой, таможенной службой. Все должно работать в комплексе и тогда инвестор будет заходить на любую территорию, не зависимо от того, запад это или восток, областной центр или районный.

— А принятая земельная реформа в том виде, в котором она предусмотрена в законе, поможет восстановить село?


— Это комплексный вопрос. Одна земельная реформа в том виде, в котором она принята, не поможет. А вот если комплексно и профессионально подойти к развитию фермерского хозяйства, то, безусловно, это может дать свой результат.

— Есть опасения, что агрохолдинги поглотят малые и средние фермерские хозяйства. Это имеет под собой основания?


— Если государство не будет системно поддерживать малое фермерство, то, безусловно, так может произойти.

— Как вы оцениваете реакцию власти на пандемию коронавируса? Была ли она правильной и своевременной?

— Считаю, что карантин был введен своевременно и правильно. К центральной власти по организации работы особых претензий не имею. В регионах, наоборот, работа была фактически провалена. Также считаю, что жесткие ограничения в работе предприятий реального сектора экономики были чрезмерны. Они были взяты шаблоном у развитых европейских стран. Но европейские страны могут себе это позволить, у них есть экономическая подушка и серьезные финансовые ресурсы, а у нас этого резерва нет. В Европе малый бизнес намного богаче нашего. К тому же Украина вошла в проблему с коронавирусом уже на спаде экономики и выход из этой ситуации будет очень непростым.