Так можно назвать концерт бардовской песни, который все же прошел в начале ноября в киноконцертном зале «Украина». И в том смысле, что это был заключительный аккорд знаменитого на просторах СНГ бардовского фестиваля, и в том, что этот концерт стал лишь слабым отголоском того, что происходит обычно на «Эсхаре».

Опыт предыдущих лет подсказывал мне, что концерты бардов всегда собирают полные залы. Боясь остаться без места, я пришел задолго до начала. По мере моего продвижения по саду им. Шевченко и приближения к киноконцертному залу в моей душе стали закрадываться подозрения, что я перепутал день и время начала концерта. Чем ближе, тем все меньше встречал прохожих. А на темной площадке перед залом «Украина» и вовсе не было людей. Подойдя к афишам, расположенным у входа, я тщетно пытался найти рекламу бардовского концерта. Безуспешно — ее не было. 

В полной уверенности, что я что-то напутал с датой концерта, решил уйти, но все же (для очистки совести) почти машинально потянул на себя входную дверь. К моему удивлению, дверь открылась, я вошел внутрь. Обнаружив в зале около 20 человек зрителей и решив разобраться в причинах происходящего, я обратился за разъяснениями к одному из организаторов концерта, известному барду Юрию Чайке. 

— Более 30 лет на Партизанской поляне возле поселка Эсхар проходит крупнейший в Украине фестиваль бардовской песни, — начал свой рассказ Юрий. — Не стал исключением и нынешний год. Правда, в этом году «Эсхар» провели в нетрадиционном формате. Виной всему — финансирование. Вернее — его отсутствие. По многолетней традиции средства на проведение фестиваля выделял Харьковский горсовет. В этом году выделение средств оказалось связно с проведением тендерной процедуры, результаты которой утверждались в Киеве. Столичные чиновники затянули сроки утверждения и в результате выделенные средства были получены с опозданием. Повлияло и принятое несколько лет назад решение о переносе сроков проведения фестиваля из-за холодной погоды с октября на сентябрь. 
Все это привело к тому, что ко дню открытия фестиваля средства на его проведение не перечислили. И хотя фестиваль все же провели в сентябре, но в этом году в нем приняли участие всего около 400 исполнителей. Для «Эсхара» это более чем скромная цифра. Ведь даже в самые трудные годы на Партизанской поляне собиралось не менее 800 участников. В память о проведении «Эсхара» в октябре старожилы фестиваля провели отдельную вылазку на Партизанскую поляну — мини-фестиваль. По многолетней традиции фестиваль закрывается гала-концертом. И вот его проведение оказалось возможным только сегодня. Однако городские власти, оплатив аренду зала, звуковой аппаратуры, позабыли о рекламе. Это и стало причиной того, что в зал пришли только те, кто случайно узнал о месте и времени начала концерта. 

Тем не менее надо признать, концерт получился на славу. В нем приняли участие девять самых известных харьковских бардов — Марина Дриганова, Ирина Федорова, Юрий Чайка, Михаил Винниченко, Юрий Козырев, Михаил Босин, Ирина Барабаш, Жанна Изок, Дмитрий Макляков. Их песни популярны не только в нашем городе, но и далеко за его пределами. 
Причем их выступление прошло нетрадиционно. Обычно в сборном концерте барды 
исполняют 1–2 песни. В этом же они получили возможность показать собственные небольшие программы. 

Зрители встречали выступления исполнителей аплодисментами. Внимательно слушали новые песни, а давно полюбившиеся старые пели вместе с авторами. В зале установилась атмосфера не эстрадного концерта, а дружеского, доверительного общения с помощью гитары, словно между давно знакомыми людьми, собравшимися у костра. Да иначе и быть не могло, ведь темы песен близки и понятны буквальному каждому: «Надо просто, без бравады и брехни, петь о светлом, и забавном, и больном», — взывал к зрителям в своем песенном послании Юрий Чайка. 

Получили удовольствие и сами исполнители. Хоть концерт получился и камерный, зато прием был такой, какой редко бывает во время больших сборных концертов. Несколько часов пролетели незаметно, я вышел на улицу, невольно напевая себе под нос какую-то жизнеутверждающую, врезавшуюся в сознание строчку из песни. Но к чувству радости и внутреннего подъема, которое всегда остается после общения с прекрасным, прибавилось вдруг искреннее сочувствие тем любителям авторской песни, кто так и не смог получить удовольствие от творчества харьковских бардов.