С давних времен у женщин были свои секреты, которые передавались от матери к дочери из поколения в поколение. Только хозяйка, владеющая определенной магией, способна сохранить благополучие и достаток в семье. О женском тайнознании читателям «Вечернего Харькова» рассказал этнограф, фольклорист, профессор НТУ «ХПИ» Михаил Красиков.

Откуда пошло жаргонное слово «телка»


Нередко от подростков можно услышать в адрес девушки обидное слово «телка». На самом же деле этот образ пришел в современный обиход из предсвадебной обрядности.

– О том, что в хате девушка на выданье, свидетельствовали, как правило, выкрашенные в красный цвет оконные рамы. Так что прознать о невесте могли родители жениха как из ее села, так и из соседнего. Собрав о семье «суженой» необходимые сведения – мол, непьющие, работящие, с хорошим достатком – засылали сватов. Чувства жениха или невесты оставались на заднем плане – главное слово в этом деле было за родителями, – рассказывает Михаил Красиков. – И когда сваты приходили в хату, из их уст никогда не звучала фраза: «Мы сваты и хотим засватать вашу дивчину». Они сообщали о своих намерениях иносказательно, например: «Мы купцы. Нет ли у вас телки на продажу?». Но почему же не сказать прямо? Да потому что им могли отказать. Спросить напрямую и получить отказ – это обидно. Совсем другое дело, когда вам отвечают: «Нет у нас телки на продажу». Вроде как поговорили ни о чем и мирно разошлись, без обид. Меня просто потрясает эта деликатность, которой сегодня даже среди интеллигенции еще поискать.

Образ телки активно использовался и в свадебном фольклоре.

– Например, в так называемых «сороміцьких» песнях, которые пели исключительно взрослые, собравшись веселой гурьбой после брачной ночи молодых. Матерные слова там, конечно, встречались, но гораздо больше было образов (предметов быта, животных, растений и т. д.), которые символизировали соитие. И в таких песнях тоже фигурировали телки. То есть параллель «девушка – телка» очень устойчива, – говорит этнограф.

Отрезать прошлое!


Немало секретов хранительниц домашнего очага связано с коровой и уходом за ней, замечает Михаил Красиков. Считалось, что у хозяйки, не владеющей скотоводческой магией, корова просто пропадет. А с ней улетучится и благосостояние семьи.

– Когда человек долго не может решиться на какой-то поступок, ему говорят: «Ну что ты телишься?» или «Не корову же покупаешь!». Отел действительно может быть очень сложным и долгим. Это же не кошки! Что касается второго выражения, то покупка коровы была настоящим событием – очень важным и ответственным. Чтобы купить корову, нужно было очень много знать. И владела этими тайными знаниями только «правильная» хозяйка, которая обязательно вместе с мужем отправлялась за покупкой, – рассказывает Михаил Красиков. – Выбирали по физическим признакам. Например, надо было нащупать так называемую молочную ямку: если она глубокая – корова будет давать много молока.

Однако даже если выбрать хорошую во всех отношениях корову – молодую, здоровую, с крупным выменем (причем хозяйка могла при покупателях надоить молока и наглядно продемонстрировать надои), то приведя скотину домой, можно было столкнуться с неприятным сюрпризом. Корова брыкается, новую хозяйку не подпускает, а количество молока с каждым днем тает на глазах. А все потому, что не были соблюдены определенные ритуальные правила.

– Дело в том, что прежние владельцы коровы нередко сожалеют о продаже своей кормилицы. И не потому, что люди какие-то злые. Это чисто человеческое чувство, так как корова всегда была как член семьи, ее холили, любили, а если и продавали, то не от хорошей жизни, – поясняет этнограф. – Я собрал сотни свидетельств о том, как на фоне печальных эмоций бывших хозяев возникали большие проблемы у новых собственников животного. Можно считать это мистикой, бредом, но факт остается фактом. Так вот, чтобы не произошло неприятностей, необходимо выполнить определенные действия. Когда заводят корову в ворота, обязательно нужно положить топор или косу лезвием наружу, чтобы корова через переступила через предмет: острие должно отрезать жалость прежних хозяев и все, что связано с прошлой жизнью коровы. Тогда никаких проблем не будет. Также прежде чем завести корову в хлев, перед ней расстилали рушник, что, кстати, перекликается со свадебным обрядом.

Боязнь голой руки


Выражение «достать из-под полы» тоже связано с куплей-продажей коровы.

– При продаже коровы хозяин должен отдать свой налыгач (веревку, которую привязывают к рогам животного). Считалось, что если не отдал, значит продал только рога и хвост, а молоко оставил себе. Многие хозяева старались не отдавать налыгач, потому что он служил залогом того, что живность в хозяйстве будет водиться, – рассказывает Михаил Красиков. – А передавая налыгач, следовало брать его не голой рукой, а обернув полой одежды.

Такой народный обычай этнограф называет страхом голой руки. Кстати, когда молодых заводят в хату, их руки обвязывают рушником и ведут именно за него.

– Из-за «страха голой руки» на рынке опытная торговка никогда не даст вам сдачу из рук в руки. И даже в магазине «посвященная в женские тайны» продавщица кладет сдачу исключительно на блюдечко, – обращает внимание специалист. – Знающие люди никогда не подают в руку нищему, потому что, дав ему в руку, ты можешь стать таким же нищим. Именно поэтому милостыню просят, как правило, не с «протянутой рукой», а с коробкой, стаканчиком. Наверняка многим приходилось слышать от своих бабушек, что нельзя сметать крошки со стола голой рукой – только тряпкой. Считается, что если сметать рукой, то стол будет «голый», то бишь есть будет нечего. Также нельзя сметать крошки газетой: бумага шелестит, производит шум – это к ссорам и скандалам в семье.

Настоящая хозяйка никогда не передаст банку с молоком из рук в руки, а непременно поставит на лавку или на землю.

– Если голой рукой передать, можно лишиться не только молока, но и всего хозяйства. Кроме того, отдавая молоко, хозяйка его чуть-чуть присаливает – опять же в качестве оберега: чтобы не сглазили корову, – говорит Михаил Красиков.

Выйти с хлебом-солью — все равно что с гранатометом


В народных обычаях хлеб с солью играл огромную роль. Мало кто знает, но встреча гостей хлебом-солью в древности свидетельствовала вовсе не о гостеприимстве хозяев, а об их готовности дать отпор возможным злым намерениям гостей.

– Хлеб-соль – сильнейшие обереги. И когда хозяин выходит с хлебом-солью – это все равно что выйти с гранатометом и сразу предупредить: с нами шутки плохи, никто не сможет причинить нам зла, – рассказывает Михаил Красиков. — Весной, выгоняя корову первый раз на пашу, ее обсыпали освященной солью, а ведьме или просто глазливому человеку, который мог «испортить» корову, адресовали словесный удар: «Сіль тобі в очі!».

Знающая тайну женских секретов хозяйка никогда не вернет банку из-под молока чисто вымытой.

– Она отдаст банку с остатками молока, да еще положит внутрь немножко соли и кусочек хлеба, чтобы молоко, которое наливается в эту посудину, никто не испортил, не сглазил и чтобы владелица коровы всегда была с молоком, – говорит Михаил Красиков. – Когда молоко сбегает на плиту, это место обычно солят – якобы «чтобы не воняло». На самом деле в селах это делается для того, чтобы «дойки у коров не трескались», а устранение неприятного запаха — побочный эффект.

Кстати, городские жители привыкли мазать масло на хлеб ножом. Сельская женщина такого себе не позволит.

– Домашнее масло или сметану в селах никогда не режут ножом и не берут вилкой: по народным представлениям, это все равно что резать или колоть корове вымя, – рассказывает этнограф.

Ритуальное молчание и как попасть «в масть»


Припомнил Михаил Красиков и еще один интересный момент, который может озадачить горожанина, попавшего в село и пришедшего к хозяйке за молоком.

– Если вы видите, что хозяйка идет по двору с бидончиком молока (причем обязательно закрытым – и не только от пыли, но и от дурного глаза) и здороваетесь с ней, она вам не ответит. Женщина вовсе не глухая или невежливая, как можно о ней подумать, – просто согласно обычаям это категорически запрещено. Если она заговорит, то со словами как бы выплеснет молоко, то есть уменьшит свое благосостояние. А посему она ответит лишь тогда, когда поставит бидончик на стол или лавочку и отнимет от него руку. Это называется «ритуальное молчание», – просвещает этнограф. – Если вы поздороваетесь с хозяйкой, которая доит корову, она тоже проигнорирует приветствие. Опять же включается «ритуальное молчание», которое необходимо соблюдать во многих важных случаях. Например, когда ведут корову к быку, нельзя ни с кем здороваться, потому что постигнет неудача.

Дошли до наших времен и такие выражения, как «не пришелся ко двору» или «не в масть». Так говорят о неудачных моментах в жизни. Фразеологизмы связаны с выбором и содержанием коровы. Наблюдательные хозяева замечали, что у них во дворе приживаются только животные определенной масти. Это касается всей живности – коров, лошадей, коз, собак, кошек. А определяют масть по цвету… ласки, которую хозяева могут мельком (потому что она очень осторожна) заметить где-то под хлевом, – рассказывает Михаил Красиков. – Вот какой масти зверек, такой же масти заводят и живность, чтобы она пришлась ко двору.

Для справки


В галерее «Мистецтво Слобожанщини» Харьковского областного организационно-методического центра культуры и искусства (Госпром, 4-й подъезд, 1-й этаж, вход со стороны площади Свободы) проходят лекции из цикла «Eх libris Михаила Красикова об искусстве». Запись на YouTube-канале центра. Следующая лекция состоится 5 августа в 17.00. Вход свободный.