Стоит ли ехать в отпуск за границу, безопасно ли ходить на пляж и где можно купаться этим летом?

Об этом и многом другом рассказала Liga.net заведующая отделом респираторных и других вирусных инфекций Института эпидемиологии и инфекционных болезней имени Л.В. Громашевского АМН Украины доктор медицинских наук Алла Мироненко, которая 30 лет посвятила изучению массовых инфекционных заболеваний.

— Алла Петровна, весной все надеялись на летнюю передышку от коронавируса, поскольку это респираторная инфекция. Однако надежды не оправдались. Получается, зря полагались на солнце как на союзника в борьбе с Covid-19?

— Вирусы не любят солнца и ветра, но это касается поверхностей снаружи. Солнце убивает вирус во внешней среде, однако если человек уже инфицирован, солнце в легкие он не получит. А вирус на солнце действительно высыхает, ультрафиолетовые лучи разрушают даже генетическую информацию вируса — РНК.

— За какое время вирус высыхает на солнце?

— Думаю, двадцати минут достаточно. Солнце убивает вирус на поверхности, но если есть близкое общение с инфицированным человеком, ультрафиолет не успевает подействовать. Например, один человек кашляет или громко разговаривает и выделяет микрокапли слюны-слизи, а другой это вдыхает.

— Сейчас многие люди вернулись к привычной жизни и ведут себя так, как будто угроза уже миновала.

— Нет, не миновала. Когда на улице есть солнце, можно себя чувствовать спокойнее –  заразиться практически невозможно, если, конечно, вы близко не общаетесь с инфицированным человеком. Когда люди на улице близко не контактируют, носить маску нет смысла. Но когда мы идем в магазин, в аптеку, садимся в транспорт, нужно быть в масках, менять их и следить за гигиеной рук.

— А как жара влияет на вирусы в целом?


— Респираторные вирусы — которые передаются через воздух — обычно жару не любят. И на солнце сохнут. Но другие — безоболочные энтеровирусы, которые вызывают кишечные заболевания, — не боятся жары и живут в воде.

Как отдыхать на пляже


— Кто-то уже вернулся с моря, а кто-то до сих пор не понимает, можно ли туда ехать или лучше не надо?


— Море и солнце точно не понравятся вирусу. Дело – в соблюдении социальной дистанции. Например, важно, где семья будет питаться на отдыхе — в ресторане или дома.

— То есть при соблюдении социальной дистанции можно спокойно и на пляже полежать, и в озере поплавать?


— Да.

— Насколько безопасно отпускать детей играть с другими детьми на пляже или на детской площадке?

— Я бы этого не делала. Во-первых, дети могут быть бессимптомными носителями вируса, и их трудно контролировать – чистые руки или грязные, касались они кого-то/чего-то.

— А в песке могут быть частицы вируса?

— Нет. Такого точно не любят все вирусы , не только этот.

— Когда мы идем на пляж, заполненный людьми, маска нужна?


— Пляж на солнце, не в помещении, поэтому она не нужна.

— Слышала такой тезис, что коронавирус можно подхватить, идя по улице без маски – мол, подует ветер и надует на вас частицы вируса.

— Это невероятно! Нет таких научных данных. На улице ветер и солнце губительно действуют на вирус.

— Кому не стоит посещать пляжи?


— Жариться на солнце вообще не очень полезно, однако если людям из группы риска – пожилым, с хроническими заболеваниями – этого хочется, они могут себе позволить. Однако близкое общение с незнакомыми людьми нежелательно.

— Если говорить о воде, то есть реки, озера, моря. Можно спокойно купаться во всех водоемах?

— Маловероятно, что вирус может достичь такой концентрации в воде, чтобы что-то попало в легкие. Так что купание в любых водоемах не повредит.

— А как насчет бассейнов? Это безопасно?

— В бассейне вода полупроточная, там есть циркуляция. К тому же бассейн дезинфицируют хлором или другими средствами обеззараживания. Вода угрозы не несет, главное, чтобы люди не скапливались на одном квадратном метре. Нужна дистанция в метр-полтора.

— Стоит ли лететь на отдых самолетом?


— Смотря что за отдых. Если на пляже, не думаю, что это опасно, если соблюдаются социальная дистанция и правила гигиены. Если это совместные мероприятия — концерты, например, — то летом они часто проводятся на открытом воздухе.

В аэропортах и самолетах действует масочный режим, и это правильно.

Чего ждать осенью


— С осенними холодами, вероятно, стоит ожидать следующей волны заболеваемости? Можем ли мы что-то с этим сделать как пациенты?

— Соблюдать правила гигиены — во-первых. Во-вторых, дети в сентябре пойдут в школу. К каждому ребенку, который посещает неконтролируемый коллектив, нужно относиться как к потенциально инфицированному. То есть если дома есть пожилой человек, для которого заболеть Covid-19 опасно, его надо оберегать.

Дети легче переносят болезнь, многие бессимптомно болеют, а старики из-за сниженного иммунитета могут пострадать, если внук из школы или детского сада принесет возбудитель.

— В последнее время звучали различные заявления: то мы вот-вот будем на пике, то мы обошли пик, то плато. Мы сейчас где?


— Сейчас о пике нечего говорить. Какой пик? Об этом можно рассуждать, когда он уже закончился, наблюдается длительный спад и можем посмотреть, когда и какой был пик. У нас еще будет пик — осенью и зимой.

— Многие люди вернулись на работу, восстановилось движение общественного транспорта, открыли метро. Не рано ли его открыли? Смотрите, какая заболеваемость.

— Во многих странах Европы метро не закрывали, а у нас решили закрыть – вместо того, чтобы надеть на всех маски. Когда его закрывали, масок в стране не было вобще. Куда они делись — не знаю. Сейчас маски есть, просто надо добиваться, чтобы люди соблюдали правила и в транспорте находились в масках. Тем более что в метро есть система вентиляции, есть фильтры, которые можно обрабатывать и дезинфицировать. Это все можно наладить гораздо лучше, чем троллейбусы.

— Как вы оцениваете стратегию Украины по преодолению коронавируса и ее успешность?

— До преодоления нам еще далеко — нужно осень и зиму пережить. Осенью больных может быть больше, и как медицинская служба будет справляться — не знаю. Если будем соблюдать правила, по крайней мере не все вместе заболеют.

— Что страна сделала правильно, а с чем ошиблись в борьбе с коронавирусом?

— Правильно, что рано ввели карантин. Неправильно, что закрыли общественный транспорт и метро. Кроме того, не обеспечили медиков средствами индивидуальной защиты поэтому многие заразились. Медработник и так получает всем известно какую зарплату, рискует, а ему еще не дали защиту, на которую он имеет право, — стыдно.

Медиков надо надежно защитить


— Достаточно ли у нас тестируют людей? Почему мы на нижних позициях по количеству тестирований?

— В каждой области есть вирусологическая лаборатория, в Киеве — не одна, а несколько, плюс частные, но все равно количество работников и оборудования имеет ограничения по количеству образцов, которые можно обработать за определенное время.

Работники лабораторий имеют право ночью спать, ходить домой и иметь какие-то выходные.

Я общаюсь с вирусологами, они на последнем дыхании, работают без выходных, в за полночь добираются домой, а на следующее утро в восемь часов снова начинают работу, потому что очередь из образцов и всем надо.

Сейчас еще регулярное тестирование медиков каждые пять дней... Их, конечно, нужно периодически проверять, но сначала надо надежно защитить, а у нас ситуация разная по стране.

— То есть мы уже на максимуме возможностей наших лабораторий?


— Да. Многим лабораториям докупили полуавтоматы, автоматы, но все равно это не покрывает требования к количеству тестов. А ПЦР — специфическое тестирование. Человек, который его выполняет, должен понимать, что происходит. Одно неверное движение — можно все испортить и придется забирать образец заново. Нельзя нанять кого-либо по принципу «копай туда». Чтобы научиться, надо иметь базу.

В Германии много тестируют, потому что там много лабораторий и они оснащены. У нас вирусологов когда-то было 108 на всю страну, сколько сейчас — не знаю. К работе  в вирусологических лабораториях привлекли бактериологов, паразитологов как менее загруженных.

— Какие страны, по вашему мнению, справляются с коронавируса лучше?

— Япония. Там 125 млн населения, а больных в полтора раза меньше, чем у нас, умерших – вдвое меньше, хотя высокая плотность населения. Поведение людей традиционно отличается от поведения итальянцев или украинцев. В Японии ребенок пришел в школу — меняет обувь. Когда люди встречаются, кланяются друг другу, а не целуются.

— Почему такая огромная разница в данных о смертности и заболеваемости от коронавируса, если мы посмотрим на общую карту мира?

— Данные и подходы разных стран никогда не были унифицированными. Я всю жизнь занимаюсь гриппом, Европейское бюро ВОЗ все пыталось унифицировать процесс, но никак, потому что медицинские системы в странах различны. Например, когда украинец заболевает, он сразу идет к врачу? Нет. Может, процентов 20.

Когда будет вакцина


— На каком этапе сейчас создание вакцины?

— Ученые работают: Гонконг, Китай, Великобритания и так далее. Но чтобы сказать окончательно, что вакцина работает, нужно время. Не только чтобы посмотреть, как она действует, но и выяснить, нет ли отдаленных побочных эффектов. Нужна также репрезентативная выборка.

Очень хочется знать, когда будет вакцина и какая. Я за вакцинацию, прививаюсь против гриппа ежегодно. Здесь думаю, что вакцинация от коронавируса для людей старшего возраста обеспечит им спокойную жизнь.

— Ждать ее придется, как и сообщала Всемирная организация здравоохранения, год?


— Думаю, да, около года. Некоторые заявляют, что и полгода достаточно, но я бы на это не рассчитывала. Россия вообще заявила, что у них уже все готово. Не верю.

— Учитывая, что в науку в Украине не инвестировали десятилетиями и наши ученые над разработкой вакцины не работают, нам придется ждать, когда она приедет из других стран. Значит ли это, что мы – не приоритете и ждать вакцину придется дольше?

— Абсолютно точно. Страны, которые изготовят вакцину, прежде используют ее для защиты своих людей. Также еще непонятно, как вакцины изготавливать. Есть разные способы получить антигены, которые приведут к образованию антител, а те, в свою очередь, нейтрализуют вирус при попадании в организм.

Большинство вакцин изготавливают на основе куриных эмбрионов. Они генно-инженерные. Есть и культуральные, но их мало и они дорогие. Сделать вакцины на куриных эмбрионах  в большом объеме – задача не очень простая, ведь речь о естественном субстрате.

Так что пока неизвестно, как это будет и всем ли хватит, но хочется для начала услышать, что вакцина создана, она работает и безопасна. Дальше — дело техники и времени.

Беседовала Ирина Андрейцив