Месяца три назад внушительная скульптура Сейфаддина Гурбанова «Мудрец» (на фото), стоявшая у подножия Оперного театра, как сквозь землю провалилась. Бродили разные слухи: мудреца «расчленили» (вес гурбановского «мыслителя» — нешуточный: восемь тонн), а затем вывезли кому-то на дачу или выгодно продали. Несколько дней назад «Мудрец» объявился так же внезапно, как и исчез.

Сейфаддин ГурбановКак пропал каменный исполин, где он отлеживался три месяца и почему такое происшествие стало возможным в центре города? Вопросов по-прежнему больше, чем ответов. Начальник управления коммунального хозяйства Виктор Китанин приоткрыл тайну исчезновения памятника, оставляя тем не менее место интриге. 

— Я не раз общался с Сейфаддином Гурбановым и говорил, что напрасно вокруг этого поднимаются такие волны. Вокруг этого памятника развернулись необъяснимые события, — недоумевает Виктор Александрович.— Эта скульптура — коммунальная собственность города. Во время подготовки фонтанов ко Дню города данный памятник был демонтирован. Скульптура находилась в целости и сохранности в черте города — на охраняемой площадке у строителей, которые вели работы. 

О странном исчезновении скульптуры автору сообщили журналисты. Они же доложили ему и о том, что на днях испарившийся в одночасье «Мудрец» снова каменным гостем предстал взору харьковчан. Автор «Мудреца» — заслуженный художник Украины, доцент кафедры скульптуры Харьковской государственной академии дизайна и искусств Сейфаддин Гурбанов рассказывает: 

— Три месяца назад пропажу памятника обнаружила одна из журналисток. Позвонила мне и рассказала об этом, а затем разместила информацию в Интернете. Я был расстроен, не хотел никого обидеть, не хотел никого ни о чем просить. Зачем унижаться? Просто стремился вернуть работу. Как-то жутко было, когда мне сказали, что памятник вывезли на мусорку, на свалку. Я знаю ценность этой скульптуры. Одно дело — бронза с красиво вылепленными мышцами, а эта работа — цельная, каменная, из песчаника. Красивые мышцы вылепить можно, а дух, внутреннее состояние передать очень сложно. В этой скульптуре есть пластика. 

— Сейфаддин, а кто вам сказал о свалке? 

— Я нашел ребят, которые там работают, стал их спрашивать. Сначала они не хотели говорить, а потом дали телефон человека, который мне очень хладнокровно сказал: «Мы не могли его поднять, разбили и отвезли на свалку». Я сказал единственное: «Вы что, с ума сошли?» Я стал искать памятник, но поиски затянулись. 

— А как вы восприняли «воскрешение» скульптуры? 

— Вы знаете, все это очень странно. Я только что был на радио: мы как раз говорили о моих скульптурах — Гурченко, Бекетову, других памятниках. И вдруг одна девушка позвонила в прямом эфире и сказала: «А ваш памятник уже установили в саду им. Шевченко». Я был в шоке. Не сдержался и прямо в эфире так и сказал: «Это ужас. Кошмар». После эфира сразу поехал туда: не верил. Наверное, прежде чем ставить, должны были меня пригласить и посоветоваться. Можно было собраться, сказать огромное спасибо прессе. Я же не себе домой делал работу и не для того, чтобы она стояла у кого-то на даче. Я делал «Мудреца» городу. 

Это была первая моя работа — мне тогда было 27 лет. В 1989 году был Всесоюзный симпозиум по камню: мне привезли огромный блок камня и дали для работы всего два месяца. Работа была сделана на одном дыхании, скульптура была открыта в День освобождения города — 23 августа 1989 года. Сначала она была названа «Мудрец, аксакал», теперь ее часто называют «Отдыхающий казак». Но эта работа интернациональная: ее можно поместить в любой стране и она везде будет восприниматься как на своем месте. 

Я пообщалась с Сейфаддином Гурбановым сразу после «второго пришествия» скульптуры. Тогда, несмотря на некоторое недоумение по поводу ее отсутствия, автор был доволен нынешним расположением своей работы. «Молодцы, — сказал тогда Сейфаддин. — Поставили очень удачно — именно в то место, куда я и хотел». Должно быть, до сих пор его аксакал некомфортно чувствовал себя на фоне холодных глыбищ Оперного театра. Теперь мудрецу создали все условия для глубоких раздумий: он уютно возлежит в саду им. Шевченко на лужайке. 

Я позвонила Сейфаддину Гурбанову в воскресенье. Оказывается, скульптор еще раз съездил и пристально осмотрел памятник. Поговаривали, что скульптуру, чтобы вывезти, распилили, но автор говорит, что, к счастью, монолит не тронули — увезли целиком. Тем не менее автор был удручен и расстроен: «Мудреца» испортили — исказились черты его каменного лица, изуродован правый глаз. Кроме того, испортили и поверхность скульптуры. Она изначально была пропитана и тонирована под старину: автор специально добивался «возрастного» эффекта — будто работа была сделана тысячу лет назад. Более того, за 18 лет жизни эта работа уже стала антиквариатом. Но за три последних месяца «Мудреца» зачем-то «омолодили»: сняты шесть миллиметров верхнего слоя скульптуры. Скорее всего, говорит Сейфаддин, по распоряжению человека, который привез «Мудреца» к себе на дачу (Гурбанов считает, что скульптура находилась именно там), дворник или другой рабочий варварски почистил поверхность памятника металлической щеткой или другим инструментом. Поработали дилетанты, уверен Гурбанов: работа была в идеальном состоянии, и специалисты знают, что налет, созданный временем, трогать нельзя.
Весной, когда потеплеет, Сейфаддин Гурбанов собирается заняться восстановлением испорченной работы. 

Произведения искусства пропадают бесследно
 
Кстати, в 1989 году к Симпозиуму по камню были сделаны 20 скульптур. Многие работы, в отличие от «Мудреца», были изящными, легкими, они были выставлены в парке имени Горького. Буквально в течение первого же месяца половина работ исчезла. Года два назад пропала предпоследняя из двух десятков скульптор.
— Теперь сохранилась только моя работа, потому что я поднял голос, — говорит Сейфаддин Гурбанов.