Игорь Черняк рассказал Вечернему Харькову о том, что стало мотивацией для выдвижения своей кандидатуры на выборы и как на протяжении пяти лет приходилось бороться с коррупцией в городском совете.

Прежде всего, хотелось бы начать с самого начала. Когда и почему пришла мысль идти в мэры Харькова?
 
На самом деле, все достаточно просто и логично. На протяжении пяти лет я пытался последовательно оппонировать действующей власти. Тем проектам и идеям, которые реализуются в городе. И я это делал, не исходя из каких-то своих личных симпатий или антипатий, а из того, что многие из существующих приоритетов я считаю неправильными.
 
За это время я сформировал достаточно четкое и целостное видение того, что не так на сегодняшний день, как это можно исправить, и как должен работать весь городской механизм. И следующий последовательный шаг – собирать команду, объединять людей и бороться за то, чтоб реализовывать эти идеи. Первый шаг - это участие в выборах и движение к победе.
 
А за эти пять лет какими методами вы оппонировали власти?
 
Мы комбинировали различные методы. Начиная от проведения акций и информирования жителей города о том, что происходит, и заканчивая правовыми методами. То-есть, когда мы видели, что есть возможность добиться результатов через суд, или заставить с помощью него городскую власть что-то сделать, мы активно использовали эту возможность.
 
По сути, мы были первые в Харькове, кто начал выигрывать у Кернеса в судах. Причем не один или два раза, а системно, и что самое главное - наши судебные истории приносили городу результат.
 
Например?
 
Например, так называемая «кооперативная схема» выделения земли. Мы были первыми, кто начал в суде оспаривать решения горсовета о выделении земли фейковым кооперативам. Это был прецедент не только для Харькова, но и для всей Украины. И в результате все закончилось тем, что эта схема в Харькове с 2016 года больше не работает.
 
Не многие знают, что такое «кооперативная схема». Наверное, стоит немного рассказать о ней.
 
Что такое «кооперативная схема»? Говоря простым языком - это дерибан в законе. Городская земля долгое время не продавалась, не выставлялась на аукционы, а просто-напросто дарилась громаднейшими кусками. «Цена вопроса» - четыре миллиарда гривен. И это только по официальным оценкам прокуратуры.
То есть, городские власти по сути подарили «Хорошим людям» земли на 4 миллиарда. За эти деньги, например, можно было бы построить в городе 40 новых школ.
Кстати, сегодня одним из подсудимых по уголовному делу по «кооперативной схеме» является Михаил Добкин. Нам удалось раскопать один интересный эпизод, который почему-то не попал в материалы обвинения. Когда Добкин был мэром города, он подписал решение о передачи земли одному из кооперативов. А когда он стал уже губернатором области, в этот кооператив вошли члены его семьи, после чего на полученном от города бесплатно участке в Лесопарке появился дом, в котором в дальнейшем и начал проживать сам Михаил Маркович.
То есть мы видим, что в этой схеме принимали участие первые лица города и люди, которые с ними связаны. И благодаря нашим искам и активности, в том числе, удалось эту схему остановить.
 
А сколько всего таких судов было? Не только по «кооперативной схеме», а в целом против каких-то незаконных процессов или решений.
 
Достаточно много. Суды по «кооперативной схеме», суд по «одороблу». Кстати, именно благодаря этому суду, сейчас открылся фонтан на площади Свободы. Изначально была идея у городской власти поставить там огромную 90-метровую колонну в имперском стиле, похожую на Александрийский Столб в Петербурге. Мы с этим не согласились, победили в суде и, как видим, сейчас «одоробла» на площади нет, а есть - фонтан.
 
Дальше была очень интересная история с тарифами. Потому что мы в суде победили и недавно получили решение Верховного суда, который сказал, что мы были правы и, что нужно было остановить действие новых тарифов. Но это решение суда просто не было выполнено.
 
Мы прошли весь механизм, суд сказал, что мы правы, а у Кернеса просто взяли и наплевали на решение суда. По закону, это должно было закончиться уголовным делом и привлечением его к ответственности.
 
За невыполнение решение суда?
 
Именно. По этому поводу есть конкретная статья в Уголовном Кодексе Украины. А по факту это закончилось тем, что уголовное дело просто замяли. То есть, в конце каденции Юрия Витальевича Луценко, как генпрокурора, дело было истребовано в Киев, и Генеральная прокуратура это дело просто-напросто закрыла.
 
Я так понимаю, такая же судьба постигла и так называемое «кооперативное дело»?

 
Там было все намного интереснее. Сейчас в нем есть много эпизодов, которые слушаются в суде. В том числе и эпизод, где один из подсудимых – Михаил Добкин . Но вот в чем вся «соль»: директора департаментов, которые отвечают за земельные вопросы и персонально ставили подписи под решениями – подсудимые, мэр Добкин – тоже, а Геннадий Кернес, как секретарь и связующее звено между ними, который тоже подписывал проекты решений – единственный человек, который подписывал, но пошел свидетелем.
 
И у нас даже есть ответ на вопрос, как так произошло. Потому что в 2017 году, когда как раз были все эти моменты с расследованием, внезапно фирма, связанная с родственниками, действующего на тот момент генпрокурора Юрия Луценко, начала получать подряды от Харьковского городского совета. В том числе - на освещение города.
 
Как говорят российские пропагандисты, «Совпадение? Не думаю». Кернес становится свидетелем и сразу же фирма близкая к семье Юрия Витальевича начинает получать подряды.
 
И сейчас, как я понимаю, все эти главы департаментов остались на местах.

Многие на местах и продолжают работать в горсовете.



(Это первая часть большого интервью, которое Игорь Черняк дал главному редактору Вечернего Харькова Дмитрию Когану. Полная версия выйдет 11 сентября)