В большом интервью Вечернему Харькову кандидат в мэры Харькова от Блока Светличной Игорь Черняк ответил на главные вопросы журналистов.

Прежде всего, хотелось бы начать с самого начала. Когда и почему пришла мысль идти в мэры Харькова?
 
На самом деле, все достаточно просто и логично. На протяжении пяти лет я пытался последовательно оппонировать действующей власти. Тем проектам и идеям, которые реализуются в городе. И я это делал, не исходя из каких-то своих личных симпатий или антипатий, а из того, что многие из существующих приоритетов я считаю неправильными.
 
За это время я сформировал достаточно четкое и целостное видение того, что не так на сегодняшний день, как это можно исправить, и как должен работать весь городской механизм. И следующий последовательный шаг – собирать команду, объединять людей и бороться за то, чтоб реализовывать эти идеи. Первый шаг - это участие в выборах и движение к победе.
 
А за эти пять лет какими методами вы оппонировали власти?

 
Мы комбинировали различные методы. Начиная от проведения акций и информирования жителей города о том, что происходит, и заканчивая правовыми методами. То-есть, когда мы видели, что есть возможность добиться результатов через суд, или заставить с помощью него городскую власть что-то сделать, мы активно использовали эту возможность.
 
По сути, мы были первые в Харькове, кто начал выигрывать у Кернеса в судах. Причем, не один или два раза, а системно, и что самое главное - наши судебные истории приносили городу результат.
 
Например?
 
Например, так называемая «кооперативная схема» выделения земли. Мы были первыми, кто начал в суде оспаривать решения горсовета о выделении земли фейковым кооперативам. Это был прецедент не только для Харькова, но и для всей Украины. И в результате все закончилось тем, что эта схема в Харькове с 2016 года больше не работает.
 
Не многие знают, что такое «кооперативная схема». Наверное, стоит немного рассказать о ней.
 
Что такое «кооперативная схема»? Говоря простым языком - это дерибан в законе. Городская земля долгое время не продавалась, не выставлялась на аукционы, а просто-напросто дарилась громаднейшими кусками. «Цена вопроса» - четыре миллиарда гривен. И это только по официальным оценкам прокуратуры.
То есть, городские власти по сути подарили «Хорошим людям» земли на 4 миллиарда. За эти деньги, например, можнно было бы построить в городе 40 новых школ.
Кстати, сегодня одним из подсудимых по уголовному делу по «кооперативной схеме» является Михаил Добкин. Нам удалось раскопать один интересный эпизод, который почему-то не попал в материалы обвинения. Когда Добкин был мэром города, он подписал решение о передачи земли одному из кооперативов. А когда он стал уже губернатором области, в этот кооператив вошли члены его семьи, после чего на полученном от города бесплатно участке в Лесопарке появился дом, в котором в дальнейшем и начал проживать сам Михаил Маркович.
То есть мы видим, что в этой схеме принимали участие первые лица города и люди, которые с ними связаны. И благодаря нашим искам и активности, в том числе, удалось эту схему остановить.
 
А сколько всего таких судов было? Не только по «кооперативной схеме», а в целом против каких-то незаконных процессов или решений.
 
Достаточно много. Суды по «кооперативной схеме», суд по «одороблу». Кстати, именно благодаря этому суду, сейчас открылся фонтан на площади Свободы. Изначально была идея у городской власти поставить там огромную 90-метровую колонну в имперском стиле, похожую на Александрийский Столб в Петербурге. Мы с этим не согласились, победили в суде и, как видим, сейчас «одоробла» на площади нет, а есть - фонтан.
 
Дальше была очень интересная история с тарифами. Потому что мы в суде победили и недавно получили решение Верховного суда, который сказал, что мы были правы и, что нужно было остановить действие новых тарифов. Но это решение суда просто не было выполнено.
 
Мы прошли весь механизм, суд сказал, что мы правы, а у Кернеса просто взяли и наплевали на решение суда. По закону, это должно было закончиться уголовным делом и привлечением его к ответственности.
 
За невыполнение решение суда?
 
Именно. По этому поводу есть конкретная статья в Уголовном Кодексе Украины. А по факту это закончилось тем, что уголовное дело просто замяли. То есть, в конце каденции Юрия Витальевича Луценко, как генпрокурора, дело было истребовано в Киев, и Генеральная прокуратура это дело просто-напросто закрыла.
 
Я так понимаю, такая же судьба постигла и так называемое «кооперативное дело»?
 
Там было все намного интереснее. Сейчас в нем есть много эпизодов, которые слушаются в суде. В том числе и эпизод, где один из подсудимых – Михаил Добкин . Но вот в чем вся «соль»: миректора департаментов, которые отвечают за земельные вопросы и персонально ставили подписи под решениями – подсудимые, мэр Добкин – тоже, а Геннадий Кернес, как секретарь и связующее звено между ними, который тоже подписывал проекты решений – единственный человек, который подписывал, но пошел свидетелем.
 
И у нас даже есть ответ на вопрос, как так произошло. Потому что в 2017 году, когда как раз были все эти моменты с расследованием, внезапно фирма, связанная с родственниками, действующего на тот момент генпрокурора Юрия Луценко, начала получать подряды от Харьковского городского совета. В том числе - на освещение города.
 
Как говорят российские пропагандисты, «Совпадение? Не думаю». Кернес становится свидетелем и сразу же фирма близкая к семье Юрия Витальевича начинает получать подряды.
 
И сейчас, как я понимаю, все эти главы департаментов остались на местах.

 
Многие на местах и продолжают работать в горсовете.
 
Вы побеждаете на выборах, садитесь в кресло мэра и вам приходится каким-то образом начать формировать вокруг себя команду и что-то делать с людьми, которые были замешаны в этих всех коррупционных делах.
 
Я считаю, что нельзя работать в одной команде с людьми, которые фигурировали в тех или иных коррупционных делах. Тем более, когда эти дела находятся на стадии рассмотрения в суде. То есть, суд должен сказать - виновный или нет, причастный или нет.
 
Нашу же команду мы будем формировать из тех людей, которые не связаны с Кернесом или его окружением, имеют опыт и профессиональные навыки для работы.
 
К слову, именно желание сформировать качественную, опытную и профессиональную команду стало одной из причин объединения наших усилий с командой Юлии Светличной.
 
А другие варианты объединений рассматривали? С другими командами?

Варианты есть всегда. С различными политическими партиями или движениями. Но почему именно этот вариант для меня является наиболее приемлемым? Потому что есть четкое позиционирование и артикуляция по поводу того, что сегодняшняя ситуация в городе требует изменений. И есть желание изменить эту ситуацию. То есть сделать город лучше, комфортнее и безопаснее.

Вы же понимаете, что вам предстоит серьезная борьба с нынешним руководством? Они так просто не захотят отдавать свою власть.

 
Безусловно, и мы к этому очень серьезно готовимся. Как во время кампании, так и в дальнейшей работе. И то, как сейчас формируется команда Блока Светличной, к которой присоединилось достаточно много профессионалов с определенными знаниями и компетентностью- это как раз гарантия успешной борьбы и победы в будущем.
 
Вы, как человек опытный, который проработал в горсовете пять лет, понимаете основные проблемы города. Какие три самые главные проблемы сегодня существуют в Харькове?
 
Три проблемы, собственно говоря, это три приоритета деятельности, которые мы видим для нашей команды.
 
Приоритет номер один – медицина и охрана здоровья. Потому что ситуация, которая сложилась с городскими больницами, родильными домами, поликлиниками и прочими медицинскими учреждениями – критическая. Во-первых, она критическая на фоне продолжающейся эпидемии COVID-19. Но и без этого, хронически, на протяжении десяти лет медицина у нас не финансировалась надлежащим образом.

То есть, в городе находились деньги на самый дорогой в Украине туалет, на самый дорогой в Украине фонтан, на самый дорогой в Украине домик для жирафа. При этом, у нас не было денег для того, чтоб закупить в больницы нормальное оборудование, обеспечить в больницах нормальное питание для пациентов. Чтобы людям, которые туда поступают, не «выкатывали» списки на тысячи гривен для покупки лекарств. И вопрос же даже не только в лекарствах. Когда человек ложится в больницу, с него сразу требуют влажные салфетки, туалетную бумагу, одноразовые полотенца, жидкое мыло, мусорные пакеты, памперсные пеленки и кучу всего остального. Собственно говоря, все это должно финансироваться за бюджетный счет, а больницы должны быть для городской власти - приоритетом номер один.
 
Второй приоритет – сфера ЖКХ и все, что с ней связано. Прежде всего, это вопрос коммуникаций – тепловые сети и сети водоснабжения. Это абсолютно ненормально, что пока мы с вами разговариваем, часть города сидит вообще без воды уже который день.
 
Учитывая эпидемию, когда вода необходима.
 
Именно. Когда все  говорят харьковчанам «люди мойте руки», только в кране у харьковчан нет воды никакой, и непонятно - когда будет!
 
И точно также это ненормально, когда в XXI веке часть города сидит без горячей воды по полгода и все делают вид, что это норма, что Харьков – «успешный». Но, извините, это не «успешный Харьков», когда люди лишены базовых потребностей.
 
Поэтому вопрос ЖКХ и коммуникаций – большая проблема.
 
То есть, вы планируете капитально обновить городские магистрали?
 
Должна быть целевая программа развития городских инженерных коммуникаций - тепловых сетей, сетей водоснабжения и водоотведения. Потому что у нас сегодня есть целевая программа строительства Харьковского зоопарка, целевая программа развития футбола в Харькове, а целевой программы развития и реконструкции тех же тепловых сетей – не существует.
 
Я убежден, что это должна быть отдельная программа с большим бюджетным финансированием для того, чтоб сначала привести это все в «божеский» вид. А после этого нужно уже заниматься поиском инвестора, который сможет вкладывать деньги. Есть возможности концессий, государственно-частного партнерства, с помощью которых все это можно реализовывать. Но никто не зайдет инвестировать в дырявые трубы, которые есть сегодня. Сначала нужно все довести до ума и для этого - есть ресурс в городском бюджете.!
 
А третий приоритет?

 
Это транспортные коммуникации. И это не просто городской транспорт, а еще и дороги. Ведь транспорт и дороги должны быть связаны неразрывно. Поэтому должна быть городская транспортная концепция. Нам необходимо отойти от того, что мы в 2020 году действуем методами 70-х годов прошлого века, когда пытаемся решить транспортные проблемы в городе новыми светофорами. В мире так никто сегодня уже проблемы не решает.
 
И тарифами.

Тарифы уже касаются работы городского транспорта как такового. Ведь мало кто знает, что харьковчане платят за проезд дважды. В первый раз они это делают, когда покупают билет. А потом каждое из городских транспортных предприятий, которые являются убыточными, получает средства для покрытия этих убытков из бюджета. То есть, за счет наших с вами налогов.
Выходит, что мы не просто платим восемь гривен за проезд в метро и шесть гривен за проезд в трамвае. По факту, мы платим десять гривен за пользование метрополитеном и восемь за поездку в трамвае или троллейбусе. Просто часть мы платим в качестве тарифа, а другую часть денег город забирает из наших налогов. И эти деньги могли бы потратить на детские садики, школы или больницы, но их тратят на покрытие убытков.
 
Поэтому комплексный подход – то, что мы будем предлагать харьковчанам.
 
К слову про убыточные коммунальные предприятия. На одном из выступлений в городском совете вы называли какую-то просто шокирующую цифру о том, что практические все городские КП – убыточны.
 
У нас большинство коммунальных предприятий – убыточны. Кроме того, есть много коммунальных предприятий, которые должны быть существенно прибыльными, но они показывают мизерную прибыль.
 
К примеру, есть предприятие, которое занимается торжественной выпиской из роддомов - «Инкоммедсервис». Оно создано для того, чтобы город на этом зарабатывал. Но если мы посмотрим на цифры, то за первые полгода 2020 года — это предприятие «заработало» 4,5 тысячи гривен. То есть целое предприятие-монополист, которое работает во всех роддомах города Харькова заработало за полгода чуть более четырех тысяч.
 
А есть ли план, как с этим бороться?
 
Конечно. И первое, что должно быть сделано – аудит деятельности всех коммунальных предприятий. С каждым конкретным предприятием нужно разобраться, что там происходит.
 
И нужно ли оно вообще.
 
После того, как мы разберемся с каждым конкретным предприятием мы начнем понимать, нужно ли оно вообще, или город может делегировать эти функции частному бизнесу, который будет в этой сфере более эффективен. Или же город может сохранить это коммунальное предприятие и пустить туда бизнес, как еще одного игрока и участника рынка. Тогда будет конкуренция, которая приведет к снижению цены для потребителя и увеличению качества услуг.

Также может оказаться, что главный вопрос исключительно в менеджменте и в том, что на предприятии вращается «черный нал».

Например, когда мы анализировали «Инкоммедсервис», то получилось, что в среднем та «касса», которую они показывают за день, составляет 6 тысяч гривен. Понятное дело, что эта цифра может быть приуменьшена даже не в несколько, а в десятки раз. Получается, что предприятие показывает мизерную «кассу», а все остальные суммы могут идти «черным налом» и распределяться между причастными к этому должностными лицами.

То же самое существует практически во всех сферах. Мы смотрим отчетность парка Горького, где куча людей и все битком забито - а выходит, что парк ничего не зарабатывает. Смотрим отчетность предприятия «Подземный город», которое сдает в аренду все киоски в переходах метро - и оказывается, что все это предприятие зарабатывает копейки. То есть мы понимаем, что основной задачей таких предприятий может быть генерирование «черного кеша». А они должны приносить прибыль, которая будет идти в бюджет и будет тратиться на дороги, больницы, детские сады, школы, и так далее.
 
Во время своей каденции нынешний городской голова начал много масштабных проектов, один из них – строительство харьковского зоопарка, на который ушло уже несколько миллиардов. После вашей победы, каков ваш план относительно таких проектов? Будете ли доводить их до конца?

 
Безусловно, те проекты, которые уже начаты, должны быть доведены до конца. Это однозначно. И доведены до конца качественно, в соответствии со всеми требованиями. В случае с зоопарком, например - это требования европейской ассоциации зоопарков.
 
Тут другой вопрос, что те суммы и те средства, которые указаны в сметах и тратятся на зоопарк –должны быть пересмотрены.
 
То есть, необходим аудит.
 
Да, аудит. Потому что мы понимаем, что там могут быть завышения по объемам робот и стоимости материалов. И после того, как возможные завышения будут ликвидированы, общая стоимость того, что там нужно будет доделать - уменьшится в разы. Вот и все.
 
Проект будет реализован, стройка будет доведена до конца, харьковчане получат хороший новый зоопарк, но за существенно более вменяемые деньги. Ведь в чем особенность этих громадных проектов: зоопарка, сада Шевченко, реконструкции путепровода через Московский проспект? Все эти «стройки века» служат определенной кормушкой для чиновников.
 
И мы на протяжении пяти лет показывали системно, где есть какие завышения. Например, лавочки, которые можно купить за 5-7 тысяч гривен – покупаются за 19 тысяч, что урны, которые стоят 800 гривен – у нас покупают за 2 тысячи гривен. И если посчитать, что в одном сквере подобных урн устанавливается более сотни, то объемы переплаты только на этой позиции - переваливают за сотни тысяч. И вот эти так называемые «дыры», мы будем перекрывать.
 
К слову про «стройки века». Для финансирования подобных проектов харьковская мэрия набрала очень много кредитов, в которых были заложены банку здания, принадлежащие громаде города. Есть ли какой-то план как эту ситуацию исправить, рассчитаться по этим обязательствам и снять со зданий статус заложенного имущества?
 
Это действительно так. Потому что тот же парк Горького построен в кредит. И с 2012 года, с момента открытия, город практически не приступал к погашению «тела» этого кредита. То есть, на протяжении всего этого времени «обслуживаются» в основном проценты. У меня складывается такое впечатление, что позиция городской власти – «после нас хоть потоп».  Они будто хотят вытянуть из города все соки и их абсолютно не интересует, что они оставят в наследство после себя. А в наследство после себя они могут оставить долги по кредитам и долги бюджета. Ведь мало кто знает, что зоопарк у нас фактически строится в долг.

Плюс, есть еще долги, которые очень тяжело найти. Это долги коммунальных предприятий. Потому что каждое из таких предприятий имеет огромное количество задолженностей. И эта задолженность, как в случае с Жилкомсервисом, может исчисляется сотнями миллионов гривен. То же самое с Харьковводоканалом и Тепловыми сетями.

По большому счету можно сказать, что власть довела город до фактического банкротства. Но масштабы этого станут понятны только после того, как будет проведен аудит, который документально покажет, что на самом деле творится в городе.

Если возвращаться к тому же парку Горького, и я на сессиях поднимал этот вопрос, то мало кто знает, что в залоге по нему находится здание исполкома городского совета на Квитки-Основьяненко. Кроме того, в залоге находится Дворец спорта, а имущественным поручителем по этому договору с банком выступает Харьковский метрополитен.  И если этот долг не выплатить, то в один прекрасный день за ним придет банк.

К тому же, если посмотреть на цифры по парку Горького, которые мы очень внимательно анализируем, то за 2015 год парк показал убыток в 25 миллионов гривен, в 2016 год –  целых 2 тысячи гривен прибыли, 2017 год – 16 миллионов гривен убытков.

Поэтому наша основная задача – начать спасать город, пока не совсем поздно.
 
Еще одна проблема, про которую очень много пишут – проблема с городскими маршрутками, работа которых, на первый взгляд, никак не регулируется. Почему это у нас работает как попало и есть ли мысли, как довести до ума работу подобного вида транспорта?
 
Безусловно, есть понимание, что с этим делать, как и ответ на вопрос почему все сейчас так работает. Дело в том, что рынок маршруток в городе поделен между несколькими коммерческими структурами, которые так или иначе близки к отдельным чиновникам. И поэтому они, как вампиры, сидят на этих потоках и высасывают с жителей города деньги, не вкладывая практически ничего в улучшение условий перевозок и системы оплаты.
Решение очень простое – создание единого городского предприятия, которое будет заниматься перевозками пассажиров. То есть маршрутки, автобусы и электробусы должны быть коммунальными, и вся система городского пассажирского транспорта должна быть сведена в одно предприятие с единой системой оплаты и надлежащими современными условиями работы. И сегодня для этого у города есть все необходимые ресурсы. Просто пока нет желания, возможно потому что отдельные люди на этом сегодня зарабатывают.
 
Еще одна проблема в Харькове, которая существует с самого начала войны – проблема переселенцев. Ведь никакой адекватной социальной программы нет у города. Думали ли вы о внедрении каких-то социальных проектов или инициатив?

 
Я считаю, что переселенцы, которые уже на протяжении длительного времени живут в Харькове – полноценные члены территориальной громады города. Они тут учатся, работают, платят тут налоги и должны получать от города сервис и услуги на ряду с харьковчанами. Более того, город должен создавать комфортные условия для ведения тут бизнеса. Я думаю, что это могут быть определенные грантовые программы и поддержка для создания мелкого и среднего бизнеса. И это будет стимулировать еще и создание рабочих мест, как для переселенцев, так и для харьковчан.
Это не требует каких-то колоссальных ресурсов, ведь если сегодня город вложит одну гривну в поддержку предпринимателя, который завтра создаст десять новых рабочих мест, то послезавтра мы получим в бюджет с налогов уже не одну гривну, а - три. И в наших планах реализовать именно такой подход.
 
То есть, это целый ряд социальных программ?
 
Да. Это как и грантовые программы для бизнеса, так и программы для приобретения жилья.
 
По мнению жителей города, о чем они постоянно пишут, как в социальных сетях, так и в обращениях к городскому голове, Харькову очень не хватает развития в направлении цифровых технологий. Это и электронная система оплаты за проезд, и создание научных парков, коворкингов. Планируете ли вы двигаться в этом направлении и есть ли какое-то представление о том, что сегодня необходимо создать в городе и как этого достичь?
 
Во-первых, есть вопросы с внедрением современной системы оплаты в транспорте. Мы об этом говорим уже три года, но реально с этой точки не сдвинулись. Был сделан первый шаг в виде внедрения E-ticket, который не работает во всем транспорте. Поэтому мы и говорим о создании единой транспортной системы в городе, чтобы E-ticket работал во всех видах транспорта.
 
Второе – переход больше к безналичным платежам. Чтоб помимо E-ticket была возможность расчета карточкой в метрополитене и наземном городском транспорте. И это сделать достаточно просто. Но это никому не выгодно, из-за возможного оборота так называемого «черного кеша». Внедрение же современных технологий уничтожит эти потоки, увеличит приток средств на коммунальное предприятие, а также создаст дополнительные удобства для харьковчан.
 
Но это лишь один из элементов внедрения технологий. В идеале необходимо практически все услуги переводить в электронный вид и убивать существующие коррупционные схемы.
 
Например?
 
К примеру, в нашем городе есть огромное количество так называемых МАФов. Но никто не знает, законно ли находится этот киоск? Сколько он платит городу за то, что он тут находится? Каким видом деятельности он реально занимается, и каким он занимается- по документам? Вся эта информация сегодня закрыта. Мы же хотим свести это все в единую интерактивную карту, на которой любой харьковчанин может проверить законность установки любого киоска.
 
Раз уж мы начали говорить о современных технологиях, давайте поговорим о городских школах. Современный мир сегодня таков, что в систему школьного образования необходимо внедрять больше технологий и создавать пространство для обучения с соответствующим техническим оснащением. Это и мультимедийные классы, и лаборатории. Какова ваша позиция на этот счет?
 

Для этого должен быть в городе дополнительный ресурс, который будет распределен на потребности образования. Сегодня мы можем говорить, что у нас в городе за 10 лет не было открыто ни одной новой современной школы за счет бюджета. Хотя такие школы строились в области, в чем, у команды Светличной, уже есть опыт. Просто для нынешней городской власти это не является приоритетом. Для них приоритет – парки, лавочки, скверы, фонтаны. Наш же приоритет – медицина, жкх, коммуникации и сфера образования. То есть должны строиться современные школы, а в существующих образовательных учреждениях должны создаваться современные условия и усовершенствоваться материально-техническая база.
Для всего этого нужен дополнительный ресурс, который будет доступен после того, как мы начнем перекрывать все те дырки, которые сегодня существуют.

И тут же вопрос еще в не только в базе или технологиях. У нас есть еще огромная проблема в виде низкого престижа профессии учителя и маленького притока молодых специалистов в сферу образования.  Молодежь не очень хочет идти, после вуза, преподавать в школу, ввиду низких социальных гарантий и мизерного обеспечения. Я считаю, что этот вопрос может решаться за счет муниципальных надбавок. И это касается не только сферы образования, но и медицины, кстати. Мы можем компенсировать недостаток государственного обеспечения за счет надбавок от города и стимулировать приток профессионалов.
 
Плюс мы можем запустить льготные программы жилищного кредитования, которые сегодня работают для сотрудников коммунальных предприятий. Я считаю, что врачи и учителя тоже принадлежат к той категории, которым город на льготных условиях будет помогать в том числе с приобретением жилья.
 
Поговорим о спорте. Харьков - один из самых крупных городов страны. Тем не менее футбол, хоккей, баскетбол и многие другие виды спорта находятся среди аутсайдеров. В чем причина такой ситуации и неужели лишь поддержка олигархов может дать результат?

 
На мой взгляд, это комплексная проблема, которую нужно разбить на две составляющие:
Первая составляющая – наличие материально-технической базы. Если мы видим, что по ряду видов спорта у нас есть улучшения в виде строительства на территории школ искусственных полей и так далее. То, что касается современных арен для других видов спорта – достаточно большая проблема. У нас есть Дворец спорта, который просто загнан и уже давно не соответствует целому ряду норм. Он просто непригоден для проведения серьезных спортивных и культурных мероприятий. При этом в других городах Украины успешно строятся и реконструируются современные Дворцы спорта.

То есть, городу нужна современная многофункциональная Арена, которая простимулирует развитие разных видов спорта, а также станет локацией для проведения концертов и мероприятий. Ведь к нам не может приехать никакая известная рок-группа, потому что ей будет негде выступать. Точно также нам негде проводить Международные форумы. Поэтому строительство такой арены – одна из задач, которые мы ставим перед нашей командой.

Второй аспект проблемы – Харьков непривлекателен для крупного бизнеса. Ведь у нас для того, чтоб прийти в Харьков работать и реализовать тут какой-то бизнес-проект, нужно зайти в кабинет к мэру о чем-то с ним договориться. Именно это многих отпугивает.

Город должен быть открыт для любого бизнеса. Заходите, стройте, развивайте, инвестируйте и вкладывайте. И если сюда будет заходить бизнес, то это, в том числе, будет создавать возможность для того, чтобы этот бизнес подключался к вопросам, связанным с развитием спорта, финансированием команд, клубов, детских и юношеских спортивных школ и так далее.
Сейчас бизнес обеспокоен тем, чтоб раздать деньги чиновникам. У него не остается свободных средств для вложения в социальные проекты. Поэтому, если будет честная власть, а чиновники перестанут заниматься решением своих личных вопросов и будут заниматься городом, а не «обилечивать» предпринимателей на каждом шагу, то тогда бизнес сможет вкладывать ресурс в социальную инфраструктуру.
 
Избавь предприятие от финансовой нагрузки, и оно станет больше оставлять городу.

 
Это даже не финансовая нагрузка. У нас во всем и везде есть коррупционная рента. То есть, кроме того, что нужно заплатить налоги, у нас бизнесмены и предприниматели вынуждены еще платить чиновнику за каждый «чих». За разрешения, согласования и все остальное. Откуда они это платят? В том числе - из карманов потребителей, простых харьковчан. Закладывают это в стоимость своей продукции. Поэтому, если убрать этот коррупционный элемент, соответственно у бизнеса будут средства, которые можно будет вкладывать в развитие спорта, науку, в различные проекты на базе образовательных учреждений, в искусство и многое другое.
 
И последний вопрос я прочитал у вас в комментариях и выбрал его заключительным из-за его масштабности. В городе очень много домов находятся в плачевном состоянии. Это целый комплекс проблем: коммуникации, необходимость капитального ремонта дома, старая электропроводка. Ведь каждый раз, например, когда в городе идет ливень, город просто тонет. Объем работы требует очень серьезных инвестиций, времени и сил. Думали ли вы об этом?
 
В этом вопросе есть как простое решение, так и более сложное глобальное.

Если мы говорим о простом, то это публичный и открытый перечень так называемых титульных списков. Что это такое? Это план того, что и как город будет ремонтировать в том или ином году. Дома, подъезды, кровли, подвалы и прочее.

Сейчас это все в Харькове работает в ручном режиме. Никто кроме чиновников не знает, что будет делаться завтра. Никто кроме чиновников не понимает приоритет. Почему, допустим, этот дом сделали, а этот не сделали? А если этот дом сделали, когда будет сделан соседний? Иногда доходит до маразма, когда в одном доме делают два подъезда, третий пропускают, потом делают четвертый, а пятый снова пропускают. Логики никто понять не может, потому что это все закрыто и регулируется вручную.
Каждый харьковчанин должен знать, когда и что  будет делаться в его доме.

Второе, что необходимо – контроль за качеством выполнения работ подрядчиком. Ведь часто проблема не в том, что крыши текут, а в том, что они это делают после капитального ремонта. Потому что иногда этот ремонт проходит только по документам, а иногда его сделали, но качество материалов оставляют желать лучшего, а работы проведены на скорую руку, чтоб просто подписать акт.

Сейчас это так происходит, потому что подрядчики в основном связаны с конкретными чиновниками. Условно говоря, гипотетический Вася отдал подряд своему куму Пете. А этого быть не должно. Должен привлекаться реальный бизнес, а чиновник должен контролировать качество. Сегодня этого контроля качества, по сути, практически нет.
Следующее решение сложное. Это комплексный подход к проблеме ЖКХ в плане старых домов, «хрущевок» и всего остального.

Мы понимаем, что значительная часть жилого фонда сегодня – или ветхие дома, или те, что станут ветхими в ближайшее время. Тедома, что строились при советской власти в шестидесятых, исчерпали свой срок эксплуатации. И тут возможно всего два решения:

Первое – на месте этих домов, совместно с инвестором, город должен строить современные другие дома, чтоб переселить жителей в современные нормальные и комфортные условия. Инвестору это интересно, потому что он получит участок под застройку и на месте пятиэтажного дома он может построить двенадцатиэтажный или пятнадцатиэтажный, а люди -  получат новые квартиры.

Второе – привлечение инвестора еще и к модернизации дома, улучшении его энергоэффективности, замене труб, окон и так далее.

Объективно у людей нет денег для того, чтобы они сами скинулись и все это смогли сделать. Поэтому привлекается инвестор для выполнения таких работ. А то, что они выполнили – закладывается в тариф, но люди получают дом, в котором нет теплопотерь, современные коммуникации, ничего не течет, не скачет напряжение и так далее.

Но для этого необходимо увеличить количество ОСББ, что сегодня в городе серьезно тормозится городской властью, которой невыгодно отпускать дома из «щупальцев» того же Жилкомервиса. Хотя город должен создавать для этого все условия, выступать партнером ОСББ, помогать в решении проблем и создавать условия для привлечения инвестора.