Депутат Харьковского областного совета, который заявил об участии в предстоящих выборах ответил на вопросы Вечернего Харькова о главных проблемах города.

Первый вопрос: почему решили присоединиться к команде Светличной?
 
Политическая ситуация сейчас так складывается, что проевропейские демократические силы, не смотря на прошлое, должны как-то объединяться, чтоб не только поменять ситуацию в Харькове и в стране, но и не дать пророссийскому полю получить всю монополию власти.  Поэтому Светличная, на мой взгляд, тот человек и та политическая сила, с которой нужно идти на выборы. Нельзя допустить тут "ХНР", грубо говоря, потому что у меня ощущения и ожидания очень плохие. Хуже политической конъюктуры, чем сейчас, на моей памяти, не было еще никогда.

И все это отчасти из-за разочарования. Сначала Порошенко дискредитировал проевропейскую политику, а потом Зеленский добил проевропейский электорат, который за него голосовал из-за разочарования в Петре Алексеевиче.
 
 
Многие вас знают не только как депутата областного совета, но и как антикоррупционера, который годами боролся с коррупцией на уровне местных властей. Благодаря вам вскрылась куча таких примеров. Много ли дел дошло до суда и какие вообще победы вы могли бы отметить?

 
 
Прежде всего нужно понимать, что правовая система Украины далеко не всегда нам позволяла идти в суд. То есть там, где мы могли идти – мы шли. Это и по ситуации с «одороблом», и кооперативной схеме, и по тарифам в том числе. Многие наши расследования были основанием для возбуждения уголовных дел и часть из них была доведена до суда. Это и ситуация с конкурсом по так называемому «одороблу», и кооперативная схема.
 
Но все мы знаем систему нашего правопорядка, которая работает далеко не идеально, и часто она такая не просто так. Иногда адвокаты не приходят на заседания, иногда еще что-то происходит. Тем не менее, в рамках дела по кооперативной схеме, например, привлечены подозреваемые экс-мэр города Добкин, главный архитектор, директора департаментов, регистраторы и очень много людей. Среди них должен был быть и нынешний глава города, но в 2017 году он просто внезапно стал свидетелем по этому делу.
 
И я думаю, что не просто так. Мое оценочное мнение – это было одно из условий его поддержки на выборах еще тогда действующего президента. К слову, момент вывода его из подозреваемых в свидетели поставил под большой вопрос всю перспективу этого дела, так как логика преступной схемы нарушена. Ведь это целая цепь принятия преступных решений, и когда одно звено из нее выпадает, то все рассыпается.
 
Но мы продолжаем бороться, хоть и политическая конъюнктура всячески сопротивляется. Наша задача и цель - очистить Харьков от людей, которые наживаются на нем, забирают у харьковчан деньги, землю, лесопарк и так далее. По крайней мере, ту же кооперативную схему нам удалось остановить, хоть и ответственности за дерибан более тысячи гектар земли, а это миллиарды гривен, никто не понес. Хотя за эти деньги в городе можно было сделать много чего очень полезного для людей.
 

Год новой власти. Какие-то изменения в плане борьбы с коррупцией вы видите?
 

В самом начале сложилось впечатление, что намерения такие были. Но это лишь впечатление. Сейчас мы видим, что ничего не происходит. Вспомнить даже ситуацию с нардепом Юрченко, реакцию на которою удалось добиться исключительно благодаря серьезному давлению общества.
 
То-есть, мы все видим видео, где нет никаких двойных трактовок. Депутат хочет денег и долю в бизнесе. При этом генпрокурор выходит в парламент и говорит, что не видит оснований для подозрения. Проходит два-три дня, и она уже меняет позицию и подписывает подозрение. Но при этом же ничего не поменялось, просто из-за давления.
 
 
Обещанная система не работает?

 

Именно. Тут они включились благодаря общественности, а в десятках других ситуаций, которые мы не видим – не включились. Это должно работать автоматом, а не потому, что громкая ситуация неудобно ударит по рейтингам.
 
К слову, я не так давно пересмотрел программу Зеленского. И вот это впервые на моей памяти настолько цинично не реализовывается программа. Предыдущие президенты манипулировали, безусловно обманывали, пытались выдать какие-то мелкие дела за реформы и пытались оправдываться. Но эти ребята даже не оправдываются. Они вообще идут в противоположную сторону от своей программы. Такого обмана и плевка в лицо всем избирателям еще никогда не было, как мне кажется. Они считают, что политика – это все их шуточки или сериал «Слуга народа», который они сами сняли. Но это не политика. В политике сложнее. Там не работает, как в кино.
 
 
Какие основные направление для деятельности в Харьковском городском совете вы для себя определили?
 

Прежде всего я хочу сказать, что когда ты наблюдаешь за всеми процессами извне, то тебе кажется, что этим всем занимаются какие-то умные люди. Я имею ввиду городским управлением. Но за все эти годы, когда я и мои коллеги были в местных советах, я понял, что во многих отраслях такие люди отсутствуют. Ощущение, что там вообще ничего нет. Кажется, что не может же быть так, что нет каких-то толковых людей. Но я понял, что может.
 
К примеру, вопрос транспорта, над улучшением которого наша команда сегодня работает. Представьте себе, что в таком городе как Харьков отсутствует транспортная стратегия. Нету даже расписания движения троллейбусов и трамваев.
 
Когда я услышал – не поверил. Мы написали запрос, но в ответ нам ничего не дали. Я взял данные за несколько недель из системы, которая следит по GPS за троллейбусами и трамваями, и выяснилось, что расписания реально нет.
 
 
То есть все существует хаотически?
 
 
Вот оно просто как-то ездит. Либо каждый день утверждается новое расписание, что вряд ли.  Если взять раскладку за каждый день, то можно понять, что системы никакой нет вообще.  Нет такого, что в будние дни, условный троллейбус №5 приезжает на остановку «А» в 15:37. Смотришь, а там 15:39, 16:15, 15:25 и так далее. Явно отсутствует какая-либо система.
 
 
И никто за это не хочет браться? С чем может быть связано подобное? Ведь однозначно в город поступали жалобы на эту ситуацию.
 
 
Я связываю это, прежде всего, с коррупцией. Потому что у нас это коммунальное предприятие и два троллейбусных депо имеют определенный парк машин, которые обслуживают определенные маршруты. И вот на маршруте, я условно говорю, №5, должно быть шесть машин, а реально ездит четыре. А в горсовете они требуют компенсацию за льготников как за шесть.
 
Так что, в принципе, система просто не работает, она отсутствует для жителей города. Все в ручном режиме управляется. И как в такой ситуации вообще возможно спланировать свой маршрут? Как можно спланировать сколько ты будешь добираться из точки «А» в точку «Б»? Это же абсурд!
 
Раньше хоть была какая-то система. Не говорю, что она была хорошая, но она была. Этим занимались специальные управления, вроде ХТТУ, а сегодня этого вообще нет. И так во всем, куда не ткни.
 

Неужели так во всех сферах?
 

Куда не ткни! По Харьковским тепловым системам, например. Полный штат администрации – замы, бухгалтеры, секретари, помощники, а слесарей нет. О чем это говорит? Предприятие работает исключительно для администрации. Так и весь город - не для харьковчанина, не для общества, а для администрации.
 
Реконструкции парков, например. Кто-то обсуждает вообще с харьковчанами проекты таких реконструкций? Кто-то исследовал вообще, как люди пользуются парками, что им необходимо и в каких объектах они нуждаются?  Ведь эти данные необходимы для того, чтоб начать делать проект. Да и сам проект должен делаться конкурентно, а не просто отдали своей карманной фирме, где сидят в рабстве студенты с минимальной зарплатой и просто что-то делают.
 
В итоге у нас больше нет каскада. Кто конкретно принял решение по тому, что он перестал быть фонтаном? С кем это обсуждалось? Ведь это был один из символов города. Как это произошло?
 

Ну с «одороблом» у вас получилось.
 

Потому что там были основания. Попытка фальсификации, фактически. Мы отменили результаты, потому что конкурс был фейковым и не соответствовал ряду требований. А тут просто беспредел и самоуправство. На каком основании они отбирают проектантов? Почему в Саржином яру нормальный проектант, а в саду Шевченко – нет? Тут повезло, а там не повезло? Это же наши деньги. Это наши обязательства, если это в кредит. Наши дети ведь будут за это платить.
 

Кредит, где в качестве залога много коммунального имущества.


Конечно. Метро, Дворец спорта, здание исполкома, детские садики – много объектов. Я понимаю, что большинству это сложно осознать, но это же наши объекты. Они нам принадлежат, а город не платит «тело» кредита. И потом эти объекты просто заберут.
 

То есть, вы планируете полностью реформировать систему.
 

Да. Систему коммунальных предприятий, процедуру принятия решений и так далее. Более того, в некоторых случаях нельзя даже говорить о реформах какой-то системы, потому что ее нет. Это касается системы транспорта, генерального планирования и прочих направлений. Тут речь идет вообще об инициации, создании системы с нуля.
 
К слову, у нас есть готовые проекты планирования транспортных развязок, городского транспорта, проблем трафика. Их заказывали и в девяностых, и в новом тысячелетии уже. Бери и строй. Ряд из них, кстати, реализовать уже не получится, потому что на этих местах построены жилые дома.  А эти планы могли бы решить массу проблем с загруженностью города, ввиду радиальной системы городского планирования, из-за которой нам приходится из одного района в другой ехать не напрямую, а через центр.
Поэтому центр загружен
 

Никто не решает эту проблему?
 

Даже не думает, чтоб начать. Более того, машин будет становиться все больше, что будет делать город менее удобным и, соответственно, презентабельным. А это важно. Нужно думать о том, как мы презентуем город «во вне», что мы продаем, какие у нас туристические «маркеры». Сегодня же мы продаем лишь чистоту и парк Горького.
 
У нас в городе масса объектов, которые могут представлять интерес не только внутри Украины. Тот же «Госпром», при правильной подаче, может стать «магнитом» не только украинского масштаба. И таких примеров много, у города есть потенциал, а мы даже то что есть не можем сохранить.
 
Хороший пример – новостройка напротив каскада, которой убили локацию. Кто принял решение там строить дом? Как это вообще стало возможным? Или кто принял решение поставить этот фонтан с обезьянами в саду Шевченко?
 
Поэтому мой приоритет – профессионализация городской системы и сервисов. Мы должны наконец-то перестать жить наследием Советского Союза, который уже почти исчерпан.
 

Имеете ввиду систему коммунального хозяйства?
 

Например, система теплоснабжения. Необходимо серьезно подумать, можем ли мы обслуживать жилые дома, которые далеко от теплогенерации, или их лучше переводить на локальные котельные, или позволять внедрять индивидуальное отопление. И это лишь один момент из многих.

Эти вопросы необходимо решать уже сейчас. Хватит жить наследием «Союза» и не решать проблемы. Техногенные проблемы ведь уже начались, из-за чего город достаточно много вкладывает в реконструкцию теплотрасс. Но насколько это необходимо? Ведь когда потребитель находится в километрах от теплогенерации, может быть лучше найти другие решения, чем прокладывать километры труб? Очень много тепла теряется из-за расстояния доставки, плохой изоляции и ряда других проблем.
 
Город должен начать задавать эти вопросы и решать их как-то, разрабатывать стратегии, работать над городской средой, транспортом, ЖКХ, планированием, трафиком – масса таких проблем.
 

Одновременно с этим, ситуация усугубляется застройкой
 

К сожалению, мы идем по пути Киева начала «нулевых». Мы просто лепим новостройки на любом клочке земли, не думая о социальной инфраструктуре.  Куда люди будут ставить машины? Куда будут водить детей в школу и детские садики? В какие поликлиники и больницы ходить? Параллельно это же никто не строит.
 
Логика принятие решений сегодня – рвачество. Проблемы ведь все равно возникнут потом. А значит отвечать за них будет та власть, которая будет потом. Это не городская политика.
 

Поговорим о коронавирусной инфекции. О своей готовности противостоять пандемии власти заявляли еще в самом ее начале. Сейчас же ситуация приобрела очень серьезный масштаб и количество новых случаев уже исчисляется сотнями. Проблема вышла из-под контроля, или ее изначально никто не контролировал?
 

Она и не была под контролем. Люди просто не понимали с чем они имели дело. Это проблема масштаба личностей, которые заявляли это. Сначала скажут, а потом начинают анализировать.
 
Я за ситуацией с инфекцией начал следить еще в январе, и в конце месяца понял, что история будет очень серьезной. Когда вирус попал в другие страны стало понятно, что проблема приобретает мировой масштаб.
 
У нас же как обычно просто что-нибудь «брякнули», чтоб понравиться людям. В нашем случае обещали «разорвать» коронавирус. Зачем такое говорить? Пусть «счет» будет на «табло». Вот и вышло, что один из тех, кто должен был его разрывать – улетел в Германию лечиться.
 

Это все показало уровень нашей медицины.
 

Обратите внимание, что все чиновники, кто в Харькове начинали болеть – уезжали из города лечиться. Один в Германию, другой в Киев. Я ни в коем случае не упрекаю, просто говорю, что такой уровень медицины. Но эти же люди должны понимать, что уехать лечиться могут далеко не все. Ситуация с медициной в городе – тотально плохая.
 
Символ нашей медицины – кровать с панцерной сеткой. Ее как в больницу привезли 60 лет назад, так она и стоит. Ее просто подкрашивают и подкручивают, чтоб совсем не упала. Хотя бывает, что падает.
 
В целом, в ситуации с COVID-19, если мы берем область, то зная все обязательства, с которыми пришел нынешний губернатор, было понятно, что все будет очень плохо.
 
Даже на сегодняшний день он все еще не контролирует Департамент здравоохранения. То он главу увольняет, то обратно возвращает. А между «уволил» и «восстановил» был звонок, по моей информации, из Офиса Президента, где ему намекнули, что нужно вернуть. Но это же был и его личный выбор. И кто теперь к нему в администрации будет серьезно относиться после такого? Это же ключевой департамент во время эпидемии, а он его не контролирует.
 
Штаб этот антикоронавирусный, он же не просто так называется штабом. Это четкая иерархия и исполнение приказов. Это логика. Во время эпидемии и критических ситуаций должна быть четкая иерархия и исполнение приказов, а когда ты не контролируешь свой ключевой департамент, то о каком контроле над пандемией можно говорить? И вот мы бьем рекорды, занимая почти ежедневно первое место по стране. Это следствие управленческого хаоса, бессилия и почти пятимесячного самоустранения города от проблемы.
 
 
Все занимались не тем, чем надо?
 
 
Я бы назвал это «Лебедь, рак и щука». От штаба кроме названия ничего не было, в нем все были сами за себя, отсутствовал контроль и какая-либо стратегия. Единственное, там были хорошие люди-волонтеры, которые помогали. Но никакого центра принятия решений не было.
 
Я на сессии предложил создать комиссию, чтоб навести порядок в этой управленческой структуре, так как срочно необходимо было ситуацию исправлять. Но все испугались, потому что было бы видно не вот это «мы разорвем коронавирус», а что нечем разрывать и некем. В итоге результат – человеческие жизни и регулярные антирекорды. Люди заплатили жизнью за трусость и плохие управленческие решения.
 

Ваш коллега Игорь Черняк отмечает, что исправить ситуацию с лишними тратами, непрофессионализмом и хаосом возможно благодаря серьезному аудиту всех коммунальных предприятий. Вы с этим согласны?
 

Да, но в целом необходимо структурно пересматривать жизнедеятельность города – структуру исполкома, бизенс-процессов, сферы деятельности городских властей и так далее. Должен ли город участвовать везде, или что-то можно делегировать бизнесу?
 
В чем плюс Харькова? В отличии от многих городов он не является консервативным. В некоторых сферах мы можем «выстрелить» сняв эти гири с ног. Если мы откроемся для инвестиций, то у нас есть качественные люди и нормальное образование, которые могут создать что-то реально успешное. Нужно лишь отбросить ностальгию за прошлым и начать думать о будущем.
Заводы эти все рано или поздно будут умирать – это мировой тренд. У нас масса точек для роста. Ведь почему «выстрелила» сфера IT? Айтишника сложно «защимить». Весь его труд – в голове. Он взял ноутбук и уехал. На нем не висит вся эта свора контролирующих органов, тормозящих развитие. А там, где между тобой и прибылью стоит город, разрешительные документы и тонна бюрократии – возникают сложности. Я считаю, что часть из этого нужно упростить.
 
К слову, я думаю, что это нужно даже делать за городские деньги. Просто предоставлять площадку, с подводом всех коммуникаций и документами, чтоб бизнес приходил на готовое для деятельности место «под ключ». Стройся, производи и плати налоги. Чтоб инвесторы знали, что в Харькове самые лучшие в Украине условия для работы.
 
И это даст возможность городу развиваться, увеличивать бюджет, делать богаче людей и реформировать городские системы. Просто нынешнее руководство думает чемоданами, а не о будущем.


Вы же понимаете, что эти думающие чемоданами люди будут вам противостоять? Они годами выстраивали эту систему и для них это вопрос жизни и смерти.
 

Им я могу сказать лишь одно: модернизируйся или умри. Мы живем в XXI веке. Или мы будем развиваться, или рано или поздно старые городские системы начнут просто разваливаться и приведут нас к техногенной катастрофе.
 
Других вариантов, кроме как начать реально развиваться, у нас нет. И я лично могу гарантировать всем этим людям, что никакой личной поддержки, протекции, лоббирования и прочего – не будет. Все должны играть по единым правилам. И гипотетический инвестор из Полтавы будет иметь такие же права и правила как сегодняшние друзья и приближенные местной власти.