Облик исторического центра Харькова может существенно пострадать – угроза нависла над одной из старейших улиц города. На месте двух соседствующих уникальных зданий с богатейшей историей может появиться современная многоэтажка.

Речь идет о домах на улице Жен-Мироносиц – № 2 (или Чернышевская, 16 – у него два адреса) и № 4.

– У этих зданий есть собственники, но дома необитаемы, – говорит культуролог, краевед, член Консультативного совета по охране культурного наследия при Департаменте культуры и туризма ХОГА, профессор НТУ «ХПИ» Михаил Красиков. – К счастью, они не горели, окна там еще не выбиты. Вокруг дома №2 даже сохранилась изумительная старинная ограда, которой уже более ста лет. Но в планах застройщиков – уничтожить два этих дома и возвести на их месте современную многоэтажку, что просто убьет эту улицу. Это будет градостроительная катастрофа в самом центре исторического Харькова.

Вторжение современных зданий там, где они неуместны – в исторической застройке, – недопустимо. Единственное приемлемое решение в данной ситуации, по мнению специалиста: город должен изыскать средства, выкупить эти здания, отреставрировать и передать Харьковскому художественному музею.

– Если бы в городе был культурный хозяин, если бы власти думали о городских интересах, а не о частных коммерческих, эти дома стоило бы отдать в распоряжение Харьковского художественного музея, который не в состоянии показать харьковчанам и десятой доли своей богатейшей коллекции, – считает Михаил Красиков. – Это самое лучшее, что можно придумать в такой ситуации. Еще не поздно, здания не в аварийном состоянии.

Гласный Харьковской городской думы


Одно из этих зданий – на улице Жен-Мироносиц, 2 – имеет охранный номер 117 как памятник архитектуры. Более того, этот дом, по мнению Михаила Красикова, давным-давно нужно было сделать и памятником истории, поскольку история у него богатая и очень интересная.

– Подробную историческую справку об этом доме давно написала Ирина Говорова, я ее отредактировал, и мы передали документ в Центр охраны культурного наследия Департамента культуры и туризма ХОГА, но годами не можем добиться постановки здания на учет как памятника истории, — говорит эксперт.

Дом на углу улиц Жен-Мироносиц и Чернышевской в 1887 году построил для своей семьи инженер-технолог Николай Николаевич Салтыков. Сам глава семейства был выдающейся личностью, и все его дети стали историческими личностями, вписали свое имя и в общественную жизнь Харькова, и в мировую науку, и в историю медицины.

– Николай Николаевич родился в Петербурге в 1840 году, там же окончил технологический институт, затем работал на строительстве железных дорог в разных регионах Российской империи. В 1883 году, став начальником материальной службы Управления Курско-Харьковско-Азовской железной дороги, переехал в Харьков. Работал до 1897 года, вышел в отставку и начал бурную общественную деятельность, – рассказывает Михаил Красиков.

В 1902 году Николай Салтыков стал гласным Харьковской городской думы и избирался туда три четырехлетия подряд.

– Он сыграл большую роль в деле выкупа у концессионеров городского водопровода. Кроме того, приложил много сил для обустройства ремесленного училища и создания городской электрической станции, пуске трамвая (его даже называют отцом харьковского трамвая). Мало кто из харьковчан подозревает, что строительство крытого рынка на Благбазе тоже было инициативой Николая Николаевича. Он специально поехал в Европу с целью изучения строительства подобных крытых рынков, а потом давал советы архитектору Загоскину, который разрабатывал проект, – продолжает Михаил Красиков. – Занимался он и проблемой утилизации отходов, не решенной до конца в Харькове и сегодня. Умер Николай Салтыков в 1915 году. Тогдашний харьковский городской голова Дмитрий Багалей высоко оценил его заслуги, и дума постановила установить портреты выдающегося деятеля в управе, ремесленном училище и трамвайном управлении.

Кроме того, Николай Николаевич занимался частной благотворительностью.

– С 1906 года в Харькове существовало отделение Союза борьбы с детской смертностью, которое называлось «Капля молока» – сеть по производству и бесплатной раздаче питания малышам. Так вот, главным организатором его стала дочь Николая Салтыкова Анна. А Николай Николаевич был почетным членом этой организации и меценатом, – говорит краевед. – Он не только выделил львиную долю денег на этот проект, но и построил трехэтажное здание возле Дмитриевского моста на Москалевке, где разместилась данная организация.

Последний городской голова Харькова


Николай Салтыков и его замечательная жена Дарья Васильевна воспитали пятерых достойных детей. Самый известный из них – полный тезка отца Николай Николаевич (1872–1961 гг).

– Это был выдающийся математик. После учебы в Харьковском университете он прошел стажировку во Франции и Германии, работал профессором в технологических институтах в Томске и Киеве. Защитив диссертацию, вернулся в Харьковский университет, где 13 лет – с 1906 по 1919 год – работал профессором на кафедре теоретической механики физмата. Преподавал также в Технологическом институте, был деканом на Высших женских курсах, – рассказывает Михаил Красиков.

Николай Николаевич, как и его отец, также занимался просветительской деятельностью.

– В доме Салтыковых квартировал профессор Харьковского университета Василий Яковлевич Данилевский. Когда в 1906 году Харьковское общество распространения в народе грамотности по инициативе и под руководством Данилевского решило издавать «Народную энциклопедию научных и прикладных знаний», Николай взял на себя труд быть редактором тома физико-математических наук. Книга вышла в Москве, имела успех и сыграла важную роль в самообразовании тысяч людей, – продолжает профессор. – Кстати, и о хозяине дома Салтыкове-младшем, и о квартиранте в начале ХХ века были помещены статьи в энциклопедии Брокгауза и Эфрона.

Во время революции Николай Николаевич вступил в кадетскую партию и полностью отдался общественной деятельности.

– В июне 1919 года, когда в Харьков вошли белые, Салтыков исполнял обязанности городского головы и от имени горожан встречал на вокзале хлебом-солью генерала Деникина. Принимал он, естественно, участие и в работе Особой комиссии по расследованию преступлений большевиков. Наладил работу коммунальных служб. В октябре прошли выборы в новую думу, и ученый был избран городским головой, но поработал в этой должности чуть больше месяца. Профессор ушел с деникинцами и перебрался в Тифлис, где стал преподавать математику в университете, а затем уехал в Королевство сербов, хорватов и словенцев (историческое государство на Балканском полуострове, образованное 1 декабря 1918 года. – Прим. ред.). В Белграде он прожил до своего последнего дня, был профессором математики Белградского университета, стал действительным членом Сербской академии наук и искусств. Он считается в Сербии одним из основоположников отечественной математической науки, – говорит Михаил Красиков.

Выдающийся патологоанатом


Второй сын – Сергей Салтыков (1874–1964 гг) – был врачом патологоанатомом.

– Сергей с отличием окончил медицинский факультет Харьковского университета. Что любопытно, будучи студентом, он открыл в собственном доме лабораторию и по заказу своего педагога Николая Тринклера проводил там определенные анализы. Это были микроскопические исследования для хирургической лечебницы Тринклера, которая находилась недалеко – на той же улице Чернышовской, как она тогда называлась, – рассказывает Михаил Красиков.

По словам краеведа, Салтыкова как отличника после окончания университета направили за границу, где он стажировался у ведущих патологоанатомов. В 1900 году Сергей Николаевич полгода практиковал в Пастеровском институте в Париже – в лаборатории у Ильи Мечникова, то есть занимался еще и бактериологией. Затем работал в одном из университетов Голландии. Базельский университет в 1904 году и Киевский в 1914 году присвоили ему ученую степень доктора медицины.

– С началом Первой мировой войны Сергей Салтыков как патриот вернулся на родину. В 1915 году он приехал в Харьков, где стал заведующим Патологическим институтом Харьковского комитета Всероссийского союза городов. Его призвали на воинскую службу. С 1916 года он возглавлял диагностическую лабораторию, которая находилась в здании, где теперь располагается Управление железной дороги возле Южного вокзала. Параллельно он работал приват-доцентом в Харьковском университете, – продолжает Михаил Красиков. – В 1921 году Сергей Николаевич вместе с сыном эмигрировал за границу, стал заведующим кафедрой патологической анатомии Загребского университета, где и работал до 1952 года, пока не вышел на пенсию. Сергей Салтыков считается основоположником хорватской школы патологической анатомии. Похоронен в Загребе.

Сестры-просветительницы


Старшая дочь Николая Салтыкова Мария родилась в 1873 году, окончила с золотой медалью харьковскую женскую гимназию Оболенской, продолжила обучение в Швейцарии. Вернувшись на родину, активно работала в Харьковском обществе распространения в народе грамотности, стала ближайшей сподвижницей Христины Даниловны Алчевской в воскресной школе, которая находилась через дорогу от ее дома (сегодня это Выставочный зал Харьковского художественного музея). Мария, как и все, работала в школе бесплатно.

– Кроме того, она была организатором частных двухклассных школ для детей, – говорит Михаил Красиков. – В 1921 году с сыном мужа и двумя общими детьми Мария эмигрировала в Сербию.

Еще одна дочь – Вера, родившаяся в 1875 году, – тоже с отличием окончила гимназию Оболенской, училась на философском факультете в Берне, получила степень доктора философии и так же, как и сестра, преподавала в школе Алчевской.

– Судьба у нее была не такой счастливой – в 1923 году она умерла в Харькове от тифа, оставив двух маленьких детей, – отмечает историк края.

Третья дочь – Анна Николаевна Салтыкова – родилась в 1876 году. После окончания курса медицинского факультета в Берне выдержала в Цюрихе докторский экзамен. Вернувшись в Харьков, работала в университете, в университетских клиниках, сдала госэкзамен в Московском университете и получила звание лекаря.

– Она стала педиатром, работала в харьковских гимназиях, в детской поликлинике. С 1906 года активно трудилась в Харьковском отделе Союза борьбы с детской смертностью, где была одним из главных организаторов пунктов «Капля молока». Умерла в 1940-х годах в Харькове, – продолжает Михаил Красиков.

Могилы Веры, Анны и их мамы Дарьи Васильевны сохранились.

– Они находятся в пределах ограды Свято-Иоанно-Усекновенского храма на бывшем первом городском кладбище. Это нынешний Молодежный парк, – уточняет краевед.

Знаменитый квартирант


С 1898 года в «Харьковском календаре» вплоть до революционных событий регулярно встречается имя Василия Яковлевича Данилевского как жильца доме на улице Жен-Мироносиц, 2 (мы упоминали о нем в «ВХ» №112 от 8 октября 2020 г.).

– Стоит отметить, что те проблемы, которым посвящала себя семья Салтыковых, волновали и Данилевского. Хозяева и квартирант дружили, были соратниками, – говорит Михаил Красиков. – Огромной была роль Данилевского в создании Харьковской общественной библиотеки, в деятельности Общества распространения в народе грамотности и т.д. Одна из бесплатных библиотек народного чтения, которую открыл Василий Яковлевич, сохранилась до сегодняшнего дня – это библиотека имени Н.А. Некрасова в Новобаварском районе. Огромна роль Данилевского в открытии первого Женского медицинского института, директором которого он был первое время. А находился институт на верхних этажах в «доме с градусником». Там еще сохранились старинные двери, которые открывали Данилевский, Воробьев и другие светила.

Поэт, спасенный из психушки


Впоследствии дом №2 заселила коммуна, лидером которой стал художник Алексей Почтенный. Это была молодежь гуманитарного склада.

– Однажды туда попал человек по фамилии Андриевский – следователь Реввоенсовета 14-й армии, которая находилась в Харькове. Он любил литературу, знал огромное количество стихов современных поэтов, прекрасно читал наизусть стихи Хлебникова, Мандельштама, Ахматовой, Гумилева... Конечно, он очень полюбился молодым людям, которые обитали в коммуне, – рассказывает Михаил Красиков.

Как-то один из членов коммуны узнал, что великий Велимир Хлебников находится в Харькове – в психиатрической лечебнице. И Андриевского как человека «при власти» командировали на Сабурову дачу, чтобы он «изъял» оттуда поэта.

– Предъявленный им мандат до полусмерти напугал главного врача больницы – план удался. Александр Андриевский забрал Хлебникова, который, кстати, скрывался в психушке от призыва в Белую армию, дважды переболел там тифом и пребывал в совершенно плачевном состоянии. Его привели в коммуну, искупали, накормили, причесали, отвели отдельные апартаменты – самую большую комнату. Они с Андриевским вели долгие ночные разговоры, – повествует культуролог.

От тюрьмы до роддома


Позже Андриевский стал известным кинорежиссером, одним из руководителей «Мосфильма» и написал воспоминания «Мои ночные беседы с Хлебниковым», в которых описал эти разговоры.

– И что особенно поразило Александра Андриевского – Хлебников, который наряду с литературой увлекался математическими вычислениями, предсказал целый ряд открытий, которые только потом были сделаны в точных науках, – говорит Михаил Красиков.

Впоследствии Хлебников переселился во флигель. И во двор этого дома к нему пришли два молодых человека, прибывших из Москвы, – поэты Сергей Есенин и Анатолий Мариенгоф.

– Произошло это в начале апреля 1920 года. Благодаря Мериенгофу, который написал свой «Роман без вранья», мы знаем подробности этой встречи в доме на Чернышевской, 16. Договорились об издании совместного сборника (в считаные дни книжечка «Харчевня зорь» вышла в Харькове, правда, в таком качестве, что, как пошутил друг поэтов Лев Повицкий, «селедки бы обиделись, если бы их завернули в такую бумагу»). Кроме того, Хлебников дал согласие поучаствовать в вечере Есенина и Мариенгофа в Харьковском городском театре – сейчас в этом здании располагается театр имени Шевченко. Во втором отделении состоялась церемония избрания Хлебникова «председателем земного шара», – рассказывает Михаил Красиков.

После того как из дома съехала коммуна (наверняка не по своей воле), там устроили тюрьму особого отдела, в которой по доносу сидел с декабря 1920-го по февраль 1921-го не кто иной, как знаменитый впоследствии художник Василий Ермилов, кстати, автор интереснейшего портрета Алексея Почтенного, выполненного в авангардной манере, друг Хлебникова и иллюстратор его произведений. С 1960-х в доме располагался роддом №3. Сегодня здание находится в частных руках.

– Вот такая у у этого дома богатая история и печальная судьба. Здание надо спасать. Формально защита у него есть, но ее пытаются всячески снять, – замечает Михаил Красиков.

История так называемого дома Лидии Голоперовой на улице Жен-Мироносиц, 4, который сегодня тоже под угрозой сноса, не менее интересна. О нем – в нашей следующей публикации.

Рекордсменка по переименованиям


Более чем за 160 лет название улицы Жен-Мироносиц менялось 20 раз. С 1854 года это был Старокладбищенский переулок, с 1874 года – Садово-Куликовская улица. С 1886 по 1894 год улица называлась Касперовским переулком. С 1894 года до 1920-го это был Мироносицкий переулок. Затем она побывала переулком Сознания. С 21 марта 1924 года она стала Совнаркомовской. И, наконец, на волне декоммунизации получила имя Жен-Мироносиц.