От страшного цунами, поразившего юго-восток Азии, не пострадал ни один слон острова Шри Ланка — все они за несколько часов до трагедии ушли в горы. Слоны предсказали цунами, но, увы, к их мнению никто не прислушался.

Когда-то в 90-х годах старожил Харьковского зоопарка мудрый слон Ассан целый день проревел, стоя у старого дерева. Олег Грищенко, ухаживавший за гигантом, не мог понять, чего же он хочет, почему тревожно машет хоботом, указывая на дерево. А ночью во время грозы именно в это дерево попала молния, и дерево запылало. Как своим звериным чутьем Ассан, любимец харьковской детворы, мог предвидеть это событие, до сих пор остается загадкой. Вскоре после этого случая мы с Олегом разговаривали, стоя у слоновьего вольера, а Ассан нервно ходил взад-вперед, швырая в нашу сторону клочки соломы.

«Давайте отойдем подальше, чтобы он нас не видел, а то, чего доброго, камнем швырнет». Только мы успели отойти, как в нашу сторону полетел кусок отбитой штукатурки. «Ревнует, — прокомментировал Олег, — не любит, когда я с чужими разговариваю».
Ту нашу давнюю встречу я напомнила Олегу Грищенко, заведующему отделом слонов и бегемотов Харьковского зоопарка, неспроста. Двое юных слонов — Тенди и Аун Нейн Лей, сегодняшние обитатели слоновника, вели себя, как и подобает подросткам, — Тенди упорно стремилась перебросить на свою сторону подвешенную на цепях автомобильную шину, а Нейн Лей таскал по вольеру большую ароматную сосновую ветку.

— Вы спрашиваете, похожи ли они на Ассана? — задумался на миг Олег Владимирович. — Он был частью моей жизни. Ассан ввел меня в мир слонов, многому научил, это был мудрый слон, он умер в возрасте 48 лет. Нынешние обитатели — как маленькие сорванцы. Тенди — одесситка, и характер у нее дружелюбный, веселый, одесский, она узнает и любит тех, кто за ней ухаживает, с ней работает. «Мальчик» более серьезный, любит выяснять, кто главнее. Наверное, недаром его имя переводится с бирманского как «рожденный побеждать». Аппетит у них хороший. Ежедневно каждый получает по 50 кг сена и травы, 15 кг моркови, 5 кг свеклы и еще много всякой снеди. Любят картошку и хлеб, овес и капусту, и, конечно же, фрукты. В день каждый слон выпивает до ста литров отфильтрованной воды.

Интересно то, что эти животные любят сами «добывать» себе корм даже в условиях зоопарка. В этом им тоже пошли навстречу. Корм прячут, зарывая в траве, опилках, разбрасывая в разных концах вольера, чтобы поиски занимали больше времени. Общаются с ними по-немецки: этот язык стал в Европе международным языком дрессировки слонов. «Малыши» знают команды «поднять ногу», «поднять хобот», «стоять» и другие. За их здоровьем тщательно наблюдают — у европейских слонов есть даже свой стоматолог в Лондоне, и ему туда каждые полгода из Харьковского зоопарка высылаются снимки зубов Тенди и Нейн Лея.

Наверное, легче работать с мелкими животными. Но для Олега Грищенко слоны — существа самые разумные. К сожалению, ни в одном отечественном учебном заведении не готовят специалистов для зоопарка. Университет тоже ничего особого не дал, что пригодилось бы в конкретной работе. Главное — опыт, накопленный за более чем десятилетний период работы, и стажировка в Вене, куда для обмена опытом и учебы съезжаются лучшие специалисты по слонам. Прощались мы у теплого слоновьего дома, где веселушка Тенди, наконец, перебросила на свою сторону огромную автомобильную шину. «Сколько я им мячей переносил, но им мяч на один раз — видите, какие «изящные» ножки, — улыбнулся Олег Владимирович. — Вот если бы специалисты из «Харпластмассы» постарались и подарили им к весне пару мячей попрочнее — хватило бы надолго, пусть себе играют, они ведь еще дети...»