25 ноября 2020 года может войти в историю как чёрный день футбола.

И не только украинского, а футбола вообще. О проблемах которого я писал, ещё когда говорил о «Лиге Крутых».
Речь не о наших локальных бедах, хотя коронавирусно-разноклассное разгромное поражение Шахтёра после аналогичного у Динамо очень неприятно.

И дело даже не в смерти великого Марадоны — одного из лучших футболистов мира всех времён и народов — наряду с Пеле, Кройфом, Месси и Роналду. (Как писал совсем другой гений о совсем другом гении, «Говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил… / Как умел, так и жил, а безгрешных не знает природа».)

Но именно в этот день оказалось, что местный чиновник не самого высокого уровня, причём совсем не футбольный, вправе фактически принять решение, кому оставаться «в высшей лиге» одного из крупнейших футбольных турниров сборных. УЕФА подтвердил, что он мог это сделать.

Если эта пакостная история так и закончится, прецедент создаётся жуткий. Далеко выходящий за пределы нашего пандемического времени. Главный футбольный орган Европы признал свою забитость и забитую ничтожность. Забитую не коронавирусом. Забитую временем. 

Этот гол УЕФА забил в ворота футбола.