Фракция Блока Светличной «Разом!» отказалась голосовать за бюджет Харькова на 2021 год. В документе, нацеленном на обслуживание администрации города, абсолютно не учтены реалии нашего времени, актуальные проблемы и угрозы. Подход к формированию городской казны нужно менять, заявил депутат Харьковского городского совета Дмитрий Булах в программе «Точка зору» на «Телеканале р1».

Медиков оставили без доплаты


– На внеочередной сессии Харьковского городского совета, которая состоялась 30 декабря 2020 года, вносились изменения в бюджет 2020 года и принимался бюджет на 2021 год. Каковы ваши впечатления от прошедшей сессии?

– Впечатления у меня противоречивые. С одной стороны, если мы говорим о бюджете 2020 года, то уточнялись некоторые статьи сметы – это были в большей степени технические правки.

Что касается бюджета 2021 года, к сожалению, вынужден подчеркнуть, что по своей сути он остался концептуально таким же, как и бюджеты прошлых лет. Никаких изменений в подходе к его формированию не произошло. Я имею в виду, что документ по-прежнему нацелен на обслуживание администрации города. Мне жаль, что в следующем году мы опять будем тратить 175 миллионов гривен на зоопарк, но при этом не финансируем в период пандемии доплату медикам из городского бюджета, что, кстати, заложено в областном бюджете и в бюджетах других украинских городов.

– Это значит, что в областных больницах медики будут получать доплату, а в городских – нет?


– Медики, которые непосредственно контактируют с пациентами, больными коронавирусной инфекцией, получают доплату, в том числе и городскую. Но медработники, в том числе семейные врачи, которые не имеют подтвержденных контактов с инфицированными, тоже под угрозой – все они находятся на передовой борьбы с Covid-19. Из-за объективно невысокой зарплаты, тем более в период таких рисков, им необходима доплата, чтобы подстраховаться на случай заболевания.

Другой вопрос – городская инфраструктура. Мы видим, как ежедневно то тут, то там отключают отопление, горячую воду, холодную воду, затем включают и снова отключают... Идут нескончаемые ремонтные работы. Причем коммуникации латают бывшими в употреблении трубами или вообще чопиками, другими материалами непродолжительного действия. И происходят постоянные порывы. Иногда, опасаясь, что система отопления не выдержит, подают теплоноситель с пониженным давлением, поэтому в квартирах на верхних этажах холодно. И в то же время мы продолжаем финансировать имиджевые проекты, направленные на то, чтобы показать всей Украине, какие мы крепкие и классные. Я же считаю, что сначала необходимо обеспечить харьковчан базовыми услугами – чтобы были отопление, горячая, холодная вода. А потом уже, конечно же, можно концентрироваться на больших «витринных» проектах.

Например, вопрос нового городского коммунального рынка. Кому нужен, скажите, еще один рынок за средства городского бюджета? Между тем на его строительство – а по сути, на выяснение личных отношений между двумя людьми, одного из которых уже нет в живых, – в 2021 году предусмотрено около 100 миллионов гривен.

– Арендная плата за места на этом рынке будет поступать в бюджет?


– Сложно сказать. Вы же знаете, как у нас происходит приватизация доходов и национализация убытков.

Харьков должен финансировать потребности инсулинозависимых


– Вернемся к медицине. Вы и ваши однопартийцы возмущены тем, что  в городском бюджете не предусмотрены доплаты медикам. А что вы скажете о финансировании ремонта городских больниц?


– В какой-то мере оно есть, но в объеме, далеком от необходимого. Мы видим состояние городских поликлиник, больниц. Туда, к сожалению, иногда страшно заходить. И даже в период пандемии ничего не происходит. Меняется руководство города, состав горсовета, а бюджет по сравнению с 2016–2017 годами концептуально тот же. В нем не учтены ни реалии нашего времени, ни актуальные проблемы, ни угрозы...

– Долгое время Харьков был чуть ли не единственным в Украине городом, где из городского бюджета не финансировались потребности инсулинозависимых людей. Изменилась ли ситуация?

– Пока что нет. Ситуация такова, что начиная с 2016–2017 годов в сентябре-октябре диабетики традиционно выходят под стены горсовета с требованием дофинансировать программу закупки инсулина.

Инсулин для диабетиков – как воздух для здорового человека, без него они просто умрут. Если же получить его несвоевременно, можно лишиться конечностей, потерять зрение, поиметь другие ужасные последствия. Есть государственная программа закупки инсулина, но каждый город ее дофинансирует, потому что жители, которые болеют диабетом, – наши с вами соседи. И невозможно их отфутболить – мол, не наша проблема. Это наша проблема и мы должны ее решать – дофинансировать госпрограмму, как это делается в каждом городе Украины.

Четыре года подряд у нас возникает данный вопрос и это не приводит к его системному решению. Надеюсь, что со сменой горсовета мы сможем решить проблему системно. В конце сессии по просьбе представителей диабетиков и пациентов с орфанными заболеваниями я обратился к исполняющему обязанности городского головы. Игорь Терехов выразил намерение решить вопрос. Посмотрим. Надеюсь, он сдержит слово. На начало года запланировала встреча представителей пациентских сообществ с директором профильного департамента.

– О каких суммах речь? Сколько нужно денег, чтобы решить первоочередные потребности харьковчан? Есть ли ресурсы?


– Начну с того, что у нас 12 заместителей городского головы. Фонд оплаты труда очень раздут. Новый коммунальный рынок – 100 миллионов гривен на 2021 год. Диабетикам, чтобы закрыть потребность, необходимо около 30 миллионов гривен дофинансирования из городского бюджета. На орфанные заболевания – около семи миллионов гривен.

– В связи с тем, что на местах остается более 13% акцизного налога с произведенного и ввезенного на таможенную территорию топлива, доходная часть бюджета Харькова выросла на 320 миллионов гривен. Вам известно, на какие нужды пойдут эти деньги?


– Если говорить о бюджете, то по факту с учетом пандемии, локдауна мы столкнемся с дефицитом бюджета. Он уже прописан. Думаю, он будет даже значительно больше, потому что сфера обслуживания, к сожалению, переживает определенные сложности. Так что деньги, которые мы получаем за счет дополнительных акцизных поступлений, размазываются тонким слоем по всему бюджету. Какой-то профильной программы, на которую они пойдут, не существует.

За что голосовать? За кота в мешке?


– Вы отказались поддерживать нынешний проект бюджета.

– Мы не поддержали его, потому что, на наш взгляд, он не отвечает адекватным вызовам. Бюджет – один из ключевых документов, который городской совет принимает на год, и он должен отображать подход. Мы не может жить в 2021 году, как 2018-м. У нас уже другие условия, а бюджет их не учитывает.

– Была ли возможность у депутатов – в частности у вас – внести свои предложения, поправки в проект бюджета, который был вынесен на голосование?

– Чтобы внести изменения, для начала надо хотя бы увидеть этот проект. Депутаты увидели его приблизительно в половине десятого утра, а в полдень уже началась сессия. И это опять-таки о старом – такие подходы должны меняться. У меня есть опыт работы депутатом областного совета – если бы там сложилась подобная ситуация, депутаты просто отказались бы голосовать за такой проект. За что голосовать? За кота в мешке? Документ, который нам презентовали, содержит около 300 страниц. Это таблицы, много таблиц с цифрами. Реально их проанализировать за два с половиной часа? Нет. Потому мы проект и не поддержали.

Харьковчанам уже надоело наблюдать некачественную работу тех, кого они избрали. На сессии мы приняли решение о том, что согласно изменениям, внесенным в регламент, проект бюджета должен быть предоставлен за 20 часов до голосования – чтобы было время его проанализировать, внести поправки. Иначе это просто абсурд.

Кстати, фракция нашей политсилы – одна из немногих, которая вообще читает и анализирует эти проекты. Большинство же депутатов просто голосуют не глядя.

– Кто же поддержал проект бюджета? Ведь голосов для его принятия хватило...


– Не хочу никого обижать, но я не понимаю людей, которые поддерживают решения, не понимая, что именно они поддерживают. Это все равно что подписать постороннему человеку пустой лист бумаги. Как это? Ведь туда потом можно вписать все что угодно. Такая же ситуация – и с голосованием не пойми за что. Ведь депутат несет ответственность перед людьми. Что он будет говорить, если он этот бюджет в глаза не видел? Подходы к работе должны быть изменены. Ведь мы в горсовете не сами по себе физические лица – мы представляем часть избирателей. Ну как можно так поступать с людьми, которые нам доверяют? Не понимаю таких вещей. Доверие необходимо оправдывать.


Харьковчане могут повлиять на решение депутатов


– Во время одного из наших предыдущих разговоров вы высказывали надежду, что возможность присутствия представителей громады в сессионном зале может как-то повлиять на голосование депутатов. Мол, на глазах избирателей они не смогут безответственно относиться к своим функциям. Харьковчане пользуются этой возможностью? Присутствовал ли кто-то на сессии и как это повлияло на решение депутатов?


– В определенной мере. Для меня это личная история. Шесть лет я боролся за то, чтобы харьковчане получили такое право. И это уже третья сессия, на которую открыт свободный вход для всех граждан. В прошлый раз присутствовали представители инициативной группы по коксовому заводу, теперь – представители диабетиков, людей с орфанными заболеваниями... Они заходят, и я вижу, как даже провластные депутаты напрягаются – некомфортно, когда за твоими действиями наблюдают.

Конечно, это влияет, хотя еще не в полной мере. Хочу обратить внимание, что не только наша фракция, но и представители других политсил, кроме, разве что, Блока Кернеса, заявляли, что не могут работать, если нет возможности ознакомиться с тем, за что они голосуют. Они еще голосуют, но уже заявляют, что в таком режиме работать нельзя. В предыдущем созыве даже этого не было – просто нажимались кнопки. А если еще и обычные граждане смогут заранее ознакомиться с проектом бюджета, то придя на заседание сессии, они спросят у своего депутата: «Как ты будешь голосовать по данному вопросу?», «Как ты допустил, что проект бюджета был принят в таком виде?».

– То есть позитивные изменения в регламенте работы уже есть. Каких еще подвижек пытаетесь достичь?

– Доступ харьковчан на заседания сессий горсовета. Изменения в регламенте относительно сроков рассмотрения проектов документов. Определенная процедура, дающая возможность депутатам вносить проекты решений не через аппарат исполнительного органа, а напрямую (в предыдущих созывах ни один депутатский проект не был рассмотрен горсоветом – только от исполкома, два созыва, десять лет). Все вышеперечисленное – положительные сдвиги. Но это только начало. Необходимо восстановить роль совета, роль комиссий совета, потому что именно депутатов харьковчане наделили правом их представлять. Не исполком, не департаменты, а депутаты должны нести ответственность и иметь право контролировать процессы. Такого не было последние 15–20 лет.

– Почему были нивелированы эти полномочия?


– Из-за желания конкретных лиц монополизировать власть.

– Речь идет о Харькове или это тенденция, характерная для всей страны?


– Речь именно о Харькове.