Десятки ярких спектаклей, которые стали хитами и принесли театрам славу, сотни артистов, с которыми он доносил свои идеи, множество талантливых учеников и масса светлых воспоминаний. Такой яркий след оставил известный харьковский режиссер и педагог, заслуженный деятель искусств Украины Александр Аркадин-Школьник. Он ушел из жизни почти месяц назад.

18 декабря 2020 года Александр Аркадьевич написал на своей странице в Facebook из стационара, куда его госпитализировали с коронавирусом: «И меня не минула чаша сия! На передней линии фронта войны с короной. Говорить не могу. Писать практически тоже. Берегите себя! Поверьте, это не фигура речи. Всегда ВАШ – АШ».

19 декабря Аркадина-Школьника не стало. Каким он запомнился людям? Мы попросили поделиться своими воспоминаниями друзей, коллег, актеров, с которыми он работал над спектаклями, студентов, которых он учил режиссуре и актерскому мастерству.

Собирался отпраздновать 200-й показ «Примадонн»


– С Сашей мы знакомы с 1976 года, – вспоминает актер Харьковского государственного академического украинского драматического театра им. Т.Г. Шевченко народный артист Украины Петр Рачинский. – Всегда буду помнить, как в сложный период моей жизни он протянул руку помощи. Меня поздно забрали в армию. Когда я вернулся, мне было 28 лет. Армия вычеркнула из профессии два года. Однокурсники были заняты в репертуаре, а у меня работы не было. Я думал: «Господи, опять все с нуля!». Саша сразу подставил плечо – пригласил меня в спектакль «Допрос» по пьесе Станислава Родионова. Он помог мне быстро войти в профессию, и это дорогого стоит. Зритель прекрасно принимал «Допрос». Спектакль не сходил со сцены очень долго. После выхода «Допроса» я был занят почти в каждом спектакле Саши. Мы никогда не клялись друг другу в дружбе, но я всегда знал, что он мой друг.

Александр Аркадьевич понимал, насколько важна для актеров работа и помогал реализоваться.

– Был период, когда в театре встал вопрос о том, что в спектаклях мало заняты женщины. За полторы недели Саша нашел прекрасную пьесу «Восемь любящих женщин» Робера Тома. В спектакле были задействованы сразу 16 исполнительниц – два состава. Актрисы были в восторге. Этот замечательный спектакль шел много лет, – рассказывает Петр Рачинский. – Саша безумно любил актеров. Любил репетировать – долго, умно. Он был очень эрудированным, и у него был стиль профессионального, не поверхностного режиссера. Есть режиссеры, которые увлекаются формой, а для него всегда было важно, зачем и для чего – докопаться и донести через нас до зрителя.

В театре имени Шевченко он поставил почти два десятка спектаклей. Многие постановки Александра Аркадина-Школьника стали хитами. В этом году исполнится десять лет его «Зойкиной квартире» по пьесе Михаила Булгакова, в декабре минувшего года отметили десятый день рождения знаменитые «Примадонны» по пьесе Кена Людвига.

– У нас шли великолепные спектакли разных режиссеров, но чтобы десять лет подряд на спектакле в зале был аншлаг, как на «Примадоннах», – я такого не припомню, – говорит Петр Рачинский. – 4 декабря мы отметили десятилетие спектакля. Саша был вместе с нами. После мы собрались в гримерке. Он сказал, что в новом году будет уже 200-й показ «Примадонн», и мы обязательно отпразднуем. Никто и представить не мог, что это наша последняя встреча.

Он воспринимал жизнь радостно


– Александр Аркадьевич был легким и воспринимал жизнь радостно, – рассказывает актриса театра имени Шевченко заслуженная артистка Украины Оксана Стеценко. – Конечно, чаще всего он не рассказывал о своих проблемах, и это очень правильно. Режиссер должен излучать энергию, которую необходимо отдавать коллегам, артистам, студентам. Он был большим трудягой и как грамотный режиссер терпеть не мог актеров-потребителей. Он очень чувствовал людей и приглашал артистов, которые в состоянии выполнить его задачу, услышать, увидеть, предложить свое. Он бросал много режиссерско-актерского «корма», и под его руководством хорошие артисты делали очень приличные работы. А он был большим фантазером, работал с хорошими художниками, которые могли придумать интересный визуальный ряд.

По словам Оксаны Стеценко, Александр Аркадьевич был очень хорошим конструктором спектаклей. Он много ставил в Донецком государственном музыкально-драматическом театре, где его спектакли принесли славу и ему, и театру. В Харьковском национальном университете искусств им. И. П. Котляревского с большим успехом шли дипломные спектакли, которые он ставил со студентами.

– Он работал на двух кафедрах: обучал молодых режиссеров и актеров. К сожалению, без Александра Аркадьевича остался III актерский курс, с которым у него было связано много планов. Дети его очень любили: он был коммуникабельным, имел огромный профессиональный и человеческий опыт. Талантливые ученики Аркадина-Школьника работают во многих театрах Украины, и это тоже говорит о качественном воспитании, о качественном бренде, – считает Оксана Стеценко.

На его спектаклях стоит знак качества


– Александр Аркадьевич был необыкновенно эрудированным, много читал и знал толк в литературе, – рассказывает директор Харьковского академического русского драматического театра им. А.С. Пушкина Сергей Бычко. – Он обладал великолепным чувством юмора, понимал комедии, умел очень правильно и четко их выстраивать. Неслучайно поставленные им комедии всегда вызывали бурную реакцию и пользовались необыкновенным успехом. «Примадонны» идут в театре Шевченко уже десять лет, а это значит, что на его спектаклях стоит определенный знак качества. «Клинический случай» Рэя Куни за три года прошел в театре Пушкина более ста раз, и это говорит о том, как тепло принимают зрители его спектакли и как высок на них спрос. Александр Аркадьевич не только ставил спектакли, но и много преподавал в университете искусств. И это тоже свидетельствует о многом. В театральном деле он был большущим профессионалом.
Аркадин-Школьник был необыкновенным и как человек, и как товарищ, и как учитель, говорит директор театра Пушкина.

– Невозможно принять его уход. Мы были знакомы почти сорок лет. Он ставил со мной спектакли, мы дружили, встречались, общались по телефону. Это часть жизни и истории, и очень тяжело понимать, что его с нами нет. Я благодарен судьбе за то, что мы с ним повстречались, в творческой и человеческой жизни часто шли бок о бок и полагались друг на друга. Его уход – невыразимая потеря для украинского театрального мира, и для харьковского в первую очередь. Он покинул этот мир, у него остались актерский и режиссерский курс. Сейчас, по большому счету, заменить его некем. Без сомнения, и ушедший недавно из жизни заслуженный деятель искусств Украины, педагог и режиссер Леонид Садовский, и Александр Аркадин-Школьник были двумя столпами, на которых держались режиссерская и актерская кафедры театрального отделения университета искусств.


Строгий Александр Аркадьевич был не страшен


– Работать с ним было очень легко, – вспоминает актер театра имени Пушкина заслуженный артист Украины Александр Дербас. – Каждый артист, занятый в спектакле, знал, что он делает. Конечно, Александр Аркадьевич был строг: он понимал, что это в работе необходимо. Но его строгость была особенной. Один из наших артистов в ответ на жесткое замечание Аркадина-Школьника всегда говорил: «Александр Аркадьевич, даже когда вы кричите, я вам не верю. Вы не страшный». И это правда. Он был не страшным. Кроме того, он был очень открытым. Никогда не настаивал на своем решении, не боялся прислушиваться к мнению артистов, потому что всегда точно знал, как лучше сделать спектакль. Такая атмосфера доступности и легкости позволяла артистам чувствовать себя комфортно. Работа с ним была сплошным счастьем.

Выпуск нового спектакля всегда был для Аркадина-Школьника исключительным событием.

– У него была традиция: он отмечал премьеры бокалом виски и сигарой, хотя, в принципе, не курил. Это выглядело показательно и красиво, – рассказывает Александр Дербас.– Его уход из жизни стал для нас очень неожиданным. Думаю, что об Александре Аркадьевиче осталась только хорошая память. Он никого не обидел, он не умел обижать людей.

Звезд нужно знать в лицо


– Александр Аркадьевич оставил очень теплые воспоминания, – делится артистка театра имени Пушкина Ольга Солонецкая. – Он был удивительно светлым человеком, хотя мог быть и маленьким Наполеоном. Иногда был недоволен, топал ногами, кричал: «Всех уволю, ноги моей здесь больше не будет!», хлопал дверью и уходил. Но это был человек с таким невероятным позитивом, ярким умом и юмором, что на него невозможно сердиться. С ним было очень хорошо. Он любил артистов, и это очень чувствовалось. К каждому подходил индивидуально. Если что-то не получалось, помогал найти органику, полюбить спектакль, чтобы всем было комфортно. Это очень важно.

Зрители тоже чувствуют легкость спектаклей Аркадина-Школьника и его режиссуры. Например «Клинический случай» – спектакль о врачах. Его пересмотрело огромное количество медиков – многие приходили по пять-шесть раз. Спектакль до сих пор воспринимается на ура, говорит Ольга Солонецкая.

– Александр Аркадьевич был очень жизнерадостным и смешливым, – вспоминает актриса. – Он постоянно искал в жизни позитив, и я думаю, неслучайно его лучшими спектаклями были комедии. Он очень чувствовал этот жанр, любил его, и у него хорошо получалось. Он брал тот материал, который в нем отзывался. Он любил говорить: «Комедия комедией, но для меня важно, чтобы в пьесе был перевертыш». Не смех ради смеха, а чтобы с героями что-то произошло – кто-то влюбился, семья воссоединилась, добро победило зло. Он всегда искал смысл и вкладывал его в постановку.

Он очень заботился о качестве своих спектаклей. Каждую репетицию снимал камерой, дома пересматривал материал, а после высказывал свое мнение. Даже после выпуска спектакля он продолжал шлифовать свои постановки.

– Он приходил на свои спектакли и стоял в ложе два или два с половиной часа, переминаясь с ноги на ногу, – продолжает Ольга Солонецкая. – Потом заходил к артистам и делал замечания. Если кто-то из актеров выбывал и требовался ввод в спектакль, он относился к этому очень серьезно и много работал с новым исполнителем. Для него было важно, чтобы спектакль жил. А еще он очень любил поклоны. Поклоны в его спектаклях были очень длинными и казались ненужными. Всех вызывали по именам, артисты кланялись. Не всем это нравилось, многие просили: «Давайте сократим. Поклонились – и ушли». А он говорил: «Ну как же? Звезд нужно знать в лицо. Вы должны получать удовольствие». Уход Александра Аркадьевича – это большая беда. Это было внезапно и очень больно.

Он гордился своими студентами


– Александр Аркадьевич был отличным педагогом, – вспоминает актриса театра имени Пушкина, недавняя студентка университета искусств Екатерина Чепела. – Он дал нам всю базу, очень хорошо нас подковал. Занятия по актерскому мастерству были очень интересными и длились долго. Мы занимались до десяти-одиннадцати часов вечера, пока не появлялась вахтерша. Он много рассказывал, мы общались, ставили этюды, до последнего расписывали сцены. Он учил нас быть умными, думающими, призывал постоянно работать над собой. Мотивировал нас много читать, смотреть фильмы.
Александр Аркадин-Школьник очень ценил дисциплину, но при всей его строгости был добрым.

– Мы знали, что он нас любит, даже если прикрикивает. Невозможно передать, как он на нас смотрел, когда мы ставили этюды, делали что-то веселое. Все студенты Александра Аркадьевича знают это выражение лица – широко открытые глаза и радостную улыбку. Он безумно нами гордился. Особенно это было заметно, когда к нам на занятия кто-то заходил, и он украдкой наблюдал за реакцией вошедшего. Огромное спасибо Александру Аркадьевичу за все! Студенты его очень любили. Мне 23 года, и очень хотелось бы, чтобы Александр Аркадьевич видел мои будущие профессиональные шаги. К сожалению, этого уже не случится.


Главное – чтобы за работу не было стыдно


– Александр Аркадьевич ввел нас в театральный мир. Его можно назвать крестным отцом нашего курса в театре, – говорит студентка III актерского курса университета искусств Соня Салецкая. – Он был не просто педагогом, но и учителем по жизни. Сейчас вспоминаются очень многие его уроки.  Он часто говорил нам: «Всю свою творческую жизнь руководствуйся главным – чтобы не было стыдно за свою работу. Спектакль может быть сырым, шершавым. Но это пока. Главное – чтобы не было стыдно».

По словам студентки, педагог всегда говорил, что искусство надо делать весело, и спектакль рождается либо в большой любви, либо в большом конфликте. Режиссер – это человек, который созидает подобные энергии, и из конфликта или любви создает момент жизни. А пьеса – это, по сути, момент жизни от открытия до закрытия занавеса.

– Александр Аркадьевич никогда не опускался до подлости, – продолжает Соня. – Он отличался честностью, граничащей, может быть, даже с наивностью. Он учил нас брать ответственность за свои решения: «Даже если поступил плохо, имей смелость признать ошибку». Это один из жизненных моментов, который останется для меня очень важным. Сейчас у нас по программе одноактная драматургия – это уже целый спектакль. К сожалению, Александр Аркадьевич не увидит наши первые шаги в настоящей режиссуре. Но его уроки останутся с нами навсегда. Когда-нибудь у нас тоже будут ученики, и мы будем говорить с ними его словами.