Харьковскому клубу коллекционеров в этом году исполнилось 25 лет. В честь юбилея местные собиратели приоткрыли завесу над своими домашними тайниками. В подарок горожанам они организовали в художественном музее масштабную выставку, на которой представили то, что долгие годы хранилось взаперти.

Сегодня быть коллекционером модно и престижно. Сейчас в городском клубе коллекционеров насчитывается более двух с половиной тысяч собирателей. А еще двадцать пять лет назад этих людей считали чудаками.
— Нас раньше «шизиками» называли. Народ не понимал, зачем тащим в дом всякое старье, — рассказывает председатель городского клуба коллекционеров Владислав Гунько.
Владислав Витальевич руководит клубом десять лет, он отлично помнит, как зарождалось это движение на Харьковщине.
— Вначале в клуб невозможно было заманить коллекционеров, буквально за руку доводилось вести, — вспоминает председатель. — Боялись, что это очередная ловушка властей.
Коллекционеры постарше до сих пор помнят, какие были гонения со стороны властей, когда по непонятным причинам изымались целые коллекции, а их владельцев сажали за решетку. Многие коллекционеры «шифруются» до сих пор, и даже председатель клуба не всегда в курсе, кто и чем занимается.
— Видимо, по-прежнему боятся неприятностей. Ведь быть коллекционером не только дорого, но и опасно, — говорит Владислав Витальевич. — Если раньше опасность исходила от властей, то сейчас — от бандитов. Пару лет назад в Харькове вся семья коллекционера жизнями поплатилась за его увлечение.
Владислав Гунько — коллекционер со стажем. Уже более тридцати лет собирает монеты. В свое время он работал монтажником, объездил весь Союз.
— Не было такой поездки, чтобы я не привез что-нибудь для коллекции, — вспоминает коллекционер. — В каждом городе находил единомышленников, обменивался с ними экспонатами. На покупку, как правило, денег не хватало. Сейчас нет возможности обмениваться с коллекционерами из других стран — закон не позволяет. Украинское законодательство запрещает вывоз и ввоз коллекционных вещей в страну, поэтому обмен и купля-продажа экспонатов исключаются.
Заместитель председателя клуба Михаил Кондрацкий говорит, что этим законом правительство перекрыло кислород украинским коллекционерам.
— Даже если возникнет необходимость повезти какое-нибудь произведение искусства на экспертизу в тот же Пушкинский музей либо в Третьяковку, то придется столько бумаг собрать, что вовсе не захочется этого делать, — сетует он.
Ценителям оружия повезло меньше всех. Отечественным законодательством вовсе не предусмотрены правила коллекционирования огнестрельных экспонатов. Хотя в соседней России коллекционеру-оружейнику достаточно получить лицензию и оборудовать комнату-хранилище согласно требованиям.
Источники пополнения своих собраний харьковские коллекционеры хранят в строгой тайне. К оригинальности местные собиратели не стремятся. Больше всего тяготеют к нумизматике, живописи, антиквариату (он в последние годы пользуется наибольшей популярностью). Правда, есть в нашем городе одна уникальная коллекция утюгов, причем старинных, на углях.
— Одни лошадей коллекционируют, другие живопись. У кого на что денег хватает, — объясняет Михаил Кондрацкий.
На юбилейной выставке, которая до сентября обосновалась в художественном музее, обошлись без живых экспонатов, но посмотреть все же было на что. В трех залах музея разместили более 700 экспонатов из 16 частных коллекций. Среди них и иконы, и живопись (уникальные работы Врубеля и Серебряковой), значки, медали. Есть настоящие раритеты — медали I Олимпиады 1896 года и XI Олимпиады 1936 года.
Сотрудники музея не берутся оценить стоимость данной выставки. Говорят, что она бесценна.