Гость очередной «Прямой телефонной линии» в редакции «Вечернего Харькова» — Ольга Багалей — правнучка выдающегося историка, общественного деятеля, академика Дмитрия Ивановича Багалея, 150-летие со дня рождения которого отмечалось осенью этого года.

— Меня зовут Наталья. Ольга Юрьевна, помогало ли вам в жизни то, что вы были родственницей такого великого человека? 

— С одной стороны, конечно, помогало. Я училась в харьковской школе номер один, украинский язык нам преподавала родная сестра Остапа Вишни — Мария Ивановна Губенко, светлая ей память. Она всегда говорила назидательно-воспитательным тоном: «Ты должна блюсти честь семьи!» Но когда я в 1960 году собралась поступать в университет, моему отцу было четко сказано, что нежелательно, чтобы эта фамилия звучала в университете. Отцу тоже приходилось несладко — все тогда решала партийная организация. Во всем Харьковском политехническом институте было всего два беспартийных заведующих кафедрами — моего отца упорно не принимали в партию, а без этого нельзя было сделать карьеру. Ему сказали, что он внук бывшего городского головы и националист. Потому что летом ходит в вышиванке. В то же время, когда имя Багалея не рекомендовалось употреблять и из библиотек изымались его книги, городские чиновники умудрялись как-то помогать, если отец обращался с просьбой, и шли ему навстречу. Я тоже пользовалась именем прадеда, например когда обращалась в областной архив. Мне разыскивали такие документы, которые я сама бы не нашла. 

— Ольга Юрьевна, а кто-то из молодых потомков Багалея помогает вам в ваших исследованиях? 

— Моя дочь Ирина, врач по образованию, когда еще училась в мединституте, работала в литературном музее помощником архивариуса. Для того чтобы научиться приводить в порядок архив, описать то, что у нас осталось. Ирина как историк-
аматор с большим уважением и прагматично относится к этому делу. Она очень дружна с сотрудниками литмузея. Мы им даем экспонаты для выставки — сейчас там проходит прекрасная выставка, посвященная Багалею. 

— А кроме исследования жизни Багалея, вы занимаетесь еще какой-то общественной деятельностью? 

— Да, я волонтер Харьковской правозащитной группы, редактор бюллетеня «Права человека», который выходит два раза в месяц. 

— Меня зовут Игорь Николаевич, я историк. Ровно 93 года назад, 10 декабря 1914 года, Багалея избрали харьковским городским головой. На этом посту он проработал три года — до революции 1917 года. Интересно, как относятся к своему коллеге современные мэры? Какую поддержку вам оказывают? 

— Мне очень большую поддержку оказал в свое время Евгений Петрович Кушнарев, за что я ему очень благодарна. Он увидел в библиотеке монографию Багалея и Миллера «История города Харькова за 250 лет его существования» и ему показалось, что это интересно. Несмотря на то, что был экономически и политически тяжелый 1991 год, Евгений Кушнарев, который был тогда мэром, решил издать репринтное издание. В ответ я просто недоверчиво рассмеялась: «Вы что, в такое время!» Но ее действительно переиздали — в 1993 году тиражом 11 тысяч экземпляров. И это его заслуга. Кушнарев положил начало того, что книги Багалея начали издавать. Он понимал, что это лицо власти. Если к нему приезжала делегация, он дарил монографию Багалея. Я всегда находила понимание у Михаила Дмитриевича Пилипчука, когда он уже стал городским головой. К Владимиру Шумилкину и Михаилу Добкину я не обращалась, поэтому не могу ничего сказать. Сами они не проявили никакого интереса. 

— Меня зовут Юрий. Когда-то в СМИ описывали чуть ли не детективную историю с кражей мемориальной доски Багалею. Она сохранилась или ее все-таки украли? 

— Да, это действительно детективная история. В 1992 году Киевский райисполком изготовил и установил за бюджетные средства прекрасную бронзовую мемориальную доску на стене дома по улице Фрунзе, 9, где жил Дмитрий Иванович.
А потом началась эпоха воровства: мне позвонил известный архитектор Александр Юльевич Лейбфрейд и сообщил: учтите, в городе снимают доски. Я тогда подумала: «Боже мой, зачем мы сделали ее из бронзы? Нужно было делать из пластмассы!» Как только муж установил сигнализацию, в полпервого ночи доску попытались снять. Мы быстро выскочили и ее отстояли. Я позвонила в милицию, а они мне отвечают: вот если бы вы его задержали! Через несколько месяцев ее пытались снять второй раз. На этот раз доску наполовину оторвали. Приехала служба охраны, составила акт, развела руками: «Ну чем мы еще вам поможем?» Вот доска так и висит полуоторванная. Честно говоря, я думала, что в юбилейный год ее как-то укрепят, — доска находится на балансе Киевского райисполкома. Мы сами укрепить не беремся — это должны делать реставраторы. В нашем районе это единственная оставшаяся мемориальная доска — все остальное украдено. 

— Меня зовут Вячеслав. Слышал, что скоро в Харькове появится улица Багалея. Где она находится? 

— Мы раз десять подавали в топонимическую комиссию предложение переименовать улицу Фрунзе в улицу Багалея. Она связана не только с его именем, но и с другими профессорами, с созданием технологического института. Если думать о завтрашнем дне Харькова, то здесь должны быть экскурсионные маршруты. Мы предлагали сделать так, как в Москве: в начале каждой переименованной улицы висит большая табличка, где написано — «улица с такого-то по такой-то год носила такое название». И вы видите историю, знаете, что она не умерла. А комиссия предложила назвать именем Багалея так называемый «собачий переулок» — улочку вдоль забора, связывающую улицы Краснознаменную и Ольминского. Я узнала об этом за три дня до сессии горсовета, позвонила в топонимическую комиссию и сказала, что категорически против. Вплоть до того, что я обращусь в суд за защитой чести и достоинства, но эти мусорки и пивнушки называться именем Багалея не будут. Улицу Фрунзе не хотят переименовывать потому, что нужно аж 350 гривен на перепрописку проживающих там граждан (по 80 копеек на одного жителя). Я ответила, что могу внести этот благотворительный взнос. Можно ведь все сделать по-человечески. Во Львове улицу имени академика Багалея назвали три года назад — без всякого указа президента. В Сумах и Хмельницком тоже будут переименовывать улицы. 

— Ольга Юрьевна, скажите, когда в Харькове появится памятник Багалею? 

— Скульптор Александр Ридный уже сделал макет. Есть место — у Северного корпуса ХНУ имени В.Н. Каразина. Ректор университета Виль Бакиров планирует установить с одной стороны памятник Ляпунову, с другой — Багалею. В университете выделили помещение под научно-исследовательский центр багалееведения. Я думаю, что мемориальный комплекс будет выглядеть органично, когда со временем на площади Свободы уберут памятник Ленину и построят там паркинг. Губернатор Аваков обещал, что памятник Багалею будет открыт первого сентября будущего года. 

— Меня зовут Надежда Степановна. В мае этого года Президент Украины Виктор Ющенко подписал указ о праздновании в Украине 150-летия со дня рождения Д. Багалея. Расскажите, что уже выполнено, что осталось сделать? 

— Научная общественность Харькова сделала все, что планировалось: были проведены научные чтения и конференции, устроили выставки университет имени В.Н. Каразина, Исторический и Литературный музеи. Очень интересная студенческая конференция состоялась в медучилище — меня эти дети потрясли, настолько хорошие сделали доклады по истории Харькова. Честь и слава Народной Украинской академии и лично ректору Валентине Илларионовне Астаховой, которая много лет издает шеститомник работ Багалея — к юбилею вышел пятый том. Мы, группа энтузиастов, тоже решили самостоятельно издать книжку — репринтное издание 1905 года о факультетах харьковского университета и альбом с фотографиями его профессоров. Издали монографию средней дочери Дмитрия Ивановича — моей бабушки Багалей Ольги Дмитриевны. Она в 1940 году написала диссертацию «История военных поселений в Украине». Но не успела ее защитить — началась война, и в 1942 году Ольга Дмитриевна погибла. Еще одна изданная нами на чистом энтузиазме книжка — «Четыре рассказа о Дмитрии Багалее». Я собрала воспоминания: его зятя — профессора-юриста Александра Михайловича Лодыженского — очень интересные зарисовки из жизни Харькова 20-х годов, которые нигде не публиковались. Воспоминания аспирантки Багалея Надежды Суровцевой — ее в 1927 году арестовали. А также знаменитый доклад Александра Оглоблина в 1957 году, посвященный столетию со дня рождения Багалея. И мемуары литературоведа Григория Костюка — он умер в Канаде. В книге много редких фотографий. «Историю города Харькова» не переиздавали — ее три года назад переиздало издательство «Фолио», она есть в продаже, поэтому нет смысла ее переиздавать. А городские власти — полный ноль, ничего не провели. Оргкомитет составил план мероприятий еще до указа президента — в феврале-марте, но абсолютно ничего не выполнил. И, честно говоря, у меня такое ощущение, что не выполнили именно потому, что вышел указ президента. 

— Меня зовут Инна. Я читала, что Дмитрию Ивановичу Багалею выпало жить на пересечении ХIХ и ХХ веков, в переломные моменты эпохи, при разных политических режимах. Историки по-разному оценивали его жизнь и деятельность. Кто-то считал его националистом, кто-то — патриотом. Кем он все-таки был? 

— На эту тему очень ясно высказалась его внучка. В письме я как-то написала ей, что наконец-то с памяти Дмитрия Ивановича снято ярмо буржуазно-либерального историка. А она ответила: он не был ни буржуазным, ни либеральным историком, он был добросовестным ученым. Очень добрым человеком, который всем помогал. В свое время он не мог представить себе Украину независимой в таком масштабе, в таких границах, как сейчас, — это было нереально. Он мечтал хотя бы об автономии и считал, что это будет колоссальное достижение. Что мы вкладываем в слово «националист»? Был ли он предан национальной идее? Да. Был ли он патриотом Украины? Безусловно! 

Личное дело

Багалей Ольга Юрьевна — правнучка выдающегося историка, общественного деятеля, академика Дмитрия Ивановича Багалея, 150-летие со дня рождения которого отмечалось осенью этого года. 

Родители Ольги Юрьевны: отец — Багалей Юрий Владимирович (1915 г.р.) — внук Багалея Дмитрия Ивановича, работал в Харьковском политехническим институте (завкафедрой). Мать — Багалей Геня Марковна, врач-психиатр, работала в 15-й больнице, завотделом детской психиатрии в НИИ неврологии и психиатрии, с 1976 г. — главный детский психиатр г. Харькова. 

Ольга Юрьевна Багалей родилась 20 сентября 1943 г. в Монголии, в городе Улан-Батор (родители работали там по контракту). В 1946 г. семья вернулась в Харьков. В 1960 г. Ольга Багалей окончила СШ № 1 г. Харькова. В 1965 г. окончила Харьковский политехнический институт (факультет «Автоматика и приборостроение»). С 1966 г. работала в государственном НИИ метрологии. В настоящее время на пенсии. 

Беспартийная («я всю жизнь беспартийная, симпатик партии «Реформы и порядок»). 

Семья: Муж — доцент ХПИ, дочь — врач-психиатр.