Почти полторы тысячи объектов Харьковской области совсем недавно внесли в Госреестр недвижимых памятников Украины. Однако немало уникальных зданий, представляющих историческую и культурную ценность, до сих пор не получили охранного номера. А значит, по-прежнему находятся под угрозой варварской перестройки или уничтожения. А сколько их уже исчезло с лица Харькова...

Министерство культуры и информационной политики Украины внесло в Госреестр недвижимых памятников Украины почти 1500 памятников культурного наследия  Харьковской области по категории «объекты местного значения» – на основании Закона Украины «Об охране культурного наследия» приказами от 14 и 18 января 2021 года.

По словам заместителя директора областного коммунального учреждения «Харьковский научно-методический центр охраны культурного наследия» Виктории Черкаско, официальный статус памятников местного значения получили 1476 объектов культурного наследия – памятников истории и монументального искусства в Харькове и Харьковской области. Среди них – здания, братские могилы и индивидуальные захоронения, мемориальные комплексы, памятники известным деятелям и т.д. Раньше они входили в советский Реестр памятников культуры, который давно утратил силу.

– Все эти объекты культуры были под охраной государства еще с советских времен. После 1990-х они тоже охранялись, имели статус памятника, но не были в реестре. Теперь почти все эти объекты после новых исследований внесены в Госреестр недвижимых памятников Украины, – уточнила Виктория Черкаско.

В частности, в перечень достопримечательностей попало здание Института проблем эндокринной патологии на ул. Алчевских, 10, в котором работали известные ученые-физиологи: академик АН УССР Василий Данилевский и член-корреспондент АН УССР Елизавета Приходькова.

Также в госреестр внесен памятный знак украинскому писателю Мыколе Хвылевому на ул. Пушкинской, 87, установленный на его символической могиле в Молодежном парке (бывшее городское кладбище). В этом списке – и двухэтажное здание на ул. Багалея, 9, которое харьковчане называют «Домом историка», где жил с семьей академик Дмитрий Багалей и где до сих пор проживают его потомки.

В новый госреестр попал дом 1-й мужской гимназии на пр. Московском, 24. Здание, построенное в 1814 году, является ярким примером архитектуры эпохи классицизма. Здесь учился с первого по третий класс (1873–1876 гг.) Владимир Вернадский – один из основателей Украинской академии наук.

По словам замдиректора областного коммунального учреждения «Харьковский научно-методический центр охраны культурного наследия» Виктории Черкаско, ранее в новый Государственный реестр памятников Украины национального значения внесли памятники истории, монументального искусства и археологии.  

Делайте с ним что хотите


По словам культуролога, краеведа, профессора НТУ «ХПИ» Михаила Красикова, сегодня это событие подается как триумф и проявление постоянной заботы местных и центральных органов власти о культурном наследии страны. На самом же деле все не так радужно, как хотелось бы.

– Процесс переноса объектов из одного списка в другой растянулся на годы, и этим обстоятельством успели воспользоваться негодяи, – замечает Михаил Красиков.

По его словам, многие из этих объектов долгие годы находились в подвешенном состоянии. В старом списке они есть, а в новом еще нет, то есть, защита со стороны государства у них вроде как имеется – та еще, советская, – но в то же время ее как бы и нет. В результате немало уникальных зданий в этот период пострадало.

– Собственник подает документы на реконструкцию здания. Чиновники обязаны проверить, является ли данный объект памятником. Но они ищут информацию не в старых списках, которые были действующими до внесения здания в новый реестр, а в новых, пополнявшихся очень скудно. И я не исключаю, что это следствие не только чиновничьей волокиты, бюрократии, нежелания выполнять свои обязанности, но и коррупционных манипуляций. Слишком многие не заинтересованы в том, чтобы дом имел статус памятника. И в первую очередь – его владелец, у которого свои планы в отношении объекта, и зачастую вовсе не сохранение, а перестройка, а то и уничтожение, – говорит Михаил Красиков. – И заглядывая в новый реестр, куда был перенесен буквально мизер культурных объектов, чиновники давали выписку, что в госреестре дом не числится, а посему делайте с ним что хотите. Нередко возникала именно такая двойственная ситуация.


О вновь выявленных объектах забыли


На данный момент значительная часть памятников культурного наследия в Харьковской области, которые выдержали проверку в том числе декоммунизацией, из старого списка уже внесены в новый. А вот многие вновь выявленные, которых еще не было в советском реестре, до сих пор не получили охранного номера, поскольку соответствующие документы лежат в Минкульте годами, отмечает Михаил Красиков.

В частности, это касается дома на ул. Конторской, 25а, где жила Зинаида Серебрякова в 1918–1920 годах. Такая же ситуация – и с домом, где располагалось Основянское земское училище им. Г.Ф. Квитки-Основьяненко (или, как его называют, школа Квитки на Москалевке), открытое стараниями харьковской интеллигенции к столетию со дня рождения писателя. Как справедливо отмечали тогда в прессе, школа в честь писателя – это лучший ему памятник.

– Сложилась абсолютно дикая ситуация. Еще в 2014–2015 годах Консультативный совет по охране культурного наследия утвердил и отправил в Минкульт документы относительно постановки этих зданий на учет. И на протяжении более пяти лет они просто лежат в этом ведомстве, а здания до сих пор не получили свои охранные номера, – сетует краевед. – В новый реестр пока попадают только объекты из старого списка, а документы о вновь выявленных памятниках то ли потеряны, то ли отложены в долгий ящик. И теперь Центр охраны культурного наследия заставляют посылать новый пакет документов – по новой, более сложной процедуре. Подозреваю, что могут пройти еще годы до того, как эти дома будут все-таки удостоены охранного номера.



Дом, где жила Зинаида Серебрякова, до сих пор не имеет охранного номера

Школа Квитки тает на глазах


Между тем здание школы Квитки сейчас находится в катастрофическом состоянии – окна выбиты, двери сняты, крыша наполовину разобрана.

– Несколько лет назад Игорь Терехов, будучи заместителем харьковского городского головы и к тому же депутатом от того района, в котором находится школа, клятвенно заверил, что здание будет восстановлено. После длительного обивания порогов группой энтузиастов-краеведов, встреч с ним и другими чиновниками были даже подготовлены какие-то предварительные документы. А в 2017 году в газетах появились публикации, что школу Квитки (вернее, уже ее останки) исполком горсовета передает в оперативное управление отделу культуры Новобаварского района. Прозвучало громкое заявление, что после ремонта там откроют филиал музыкальной школы им. Чайковского, которая находится по соседству, и музей выдающегося украинского писателя. Директор музыкальной школы Лариса Александровна Сотникова очень переживает о том здании и делает все, чтобы об этой проблеме не забыли. Но уже больше трех лет дальше разговоров о проекте на эти два несчастных одноэтажных строения дело не идет.

А здание продолжает таять на глазах: местные жители растаскивают его по кирпичику, по деревяшке, по железячке. Полтора года назад активисты обратились в мэрию с просьбой законсервировать здание, сделать навес, чтобы хоть как-то затормозить разрушение.

– Власть ни на что не реагирует. Центральная запускает новую канитель со сбором бумажек, а местная, видимо, считает, что уже совершила великое благодеяние, передав дом на баланс музшколе. А дальше что? А дальше ничего не происходит, – разводит руками Михаил Красиков. – Очень хорошо, что сегодня большая часть памятников нашего региона получила «настоящие» охранные номера. Но проблем осталось не меньше, и непонятно, в какой перспективе они будут решены.



Школа Квитки находится в катастрофическом состоянии


Дом Сурукчи переживает не лучшие времена


Еще одна проблема заключается в том, что, по словам культуролога, многие объекты фактически являются памятниками истории, но вопреки очевидности их исторический ценности, местная власть не берет их на учет.

– Например, такой совершенно очевидный памятник истории, как дом Сурукчи, который сейчас переживает не лучшие времена. Он не реставрируется – с ним происходит то, что называется «реновация». И судя по той картинке, которую можно видеть на ул. Садовой, лично мне не нравится то, что они будут делать с цоколем фасада, на этой визуализации нет демонтированной старинной ограды — очень важного элемента памятника городской среды, – утверждает Михаил Красиков. – Это дом знаменитого доктора Сурукчи, который, как известно, спас голос Федору Шаляпину. В его доме проходили концерты с участием Шаляпина, Вертинского и других артистов, это было любимое место сбора интеллигенции.

По словам профессора, на здании еще в 2005 году была установлена мемориальная доска, де-факто свидетельствующая о том, что оно является памятником истории. Но только потому, что этот объект представляет ценность с точки зрения архитектуры, он имеет охранный номер и номинальную защиту со стороны государства.

– А если бы здание не было столь выразительным с точки зрения архитектуры, то вся его история – Сурукчи, Шаляпин и т.д – была бы просто уничтожена, – уверен Михаил Красиков. – Несмотря на публикации в СМИ, в том числе в «Вечернем Харькове», о том, что этот дом, конечно же, должен получить статус памятника истории, – никто не собирается этого делать. Абсолютно ненормальная ситуация.

Дом Синяковых пошел под снос


А вот дому сестер Синяковых, которых называют «музами футуризма», не повезло. Здание в Никитинском переулке не представляло архитектурной ценности, а памятником истории не стало – по вине бездеятельных чиновников, которые не потрудились собрать и отправить соответствующие документы в Киев. Дом пошел под снос, и это, по словам Михаила Красикова, стало настоящей трагедией для харьковской культуры.

 – С этим домом связано потрясающее созвездие имен. Например, Борис Пастернак был влюблен в Надежду Синякову. 20 дней он жил под Харьковом на даче Синяковых в селе Красная Поляна, но, скорее всего, заезжал и в харьковский дом. Наде он посвятил немало стихов и ряд прозаических произведений, – рассказывает культуролог. – Велимир Хлебников тоже связан с этим домом. Это величайшая фигура, но в Харькове нигде ему нет даже мемориальной доски, не говоря уже о названии улицы или памятнике. Давид Бурлюк, Николай Асеев, Григорий Петников, Василий Ермилов, Борис Косарев и еще с десяток ярчайших личностей бывали здесь, да и Мария Синякова — всемирно известная художница, одна из звезд авангардного искусства начала ХХ века. Память о ней тоже у нас никак не увековечена. О доме Синяковых прекрасно знают краеведы, но не хотели знать чиновники.  

И только потому, что этот дом не имел охранного номера, вся его богатейшая история была стерта с лица Харькова.

– Некая бизнес-леди, прикупив дом в Никитинском, решила, что ей не нужна эта хибара. А не построить ли на этом месте что-то многоэтажненькое? И в один «прекрасный» день дом Синяковых начали сносить. Когда пришли знатоки истории, было поздно – половины дома  уже не было, – вспоминает Михаил Красиков. – И что самое страшное – с этой дамы взятки гладки, она «в своем праве», потому что дом не имел никакого статуса.

Тем не менее, по мнению культуролога, виновные в данной ситуации есть, да вот только привлечь их к ответственности практически невозможно.

– Есть такое понятие: «служебная халатность» — когда чиновник просто не выполняет свои обязанности. И именно из-за халатности чиновников от культуры этот дом был пущен под снос. Они и должны отвечать перед законом, – считает Михаил Красиков. – Но... не в нашей стране. Ни одного подобного дела у нас не было.



 Дома сестер Синяковых больше нет


На месте флигеля Петникова – многоэтажки


Нет больше на карте Харькова дома поэта, переводчика, издателя Григория Петникова.

– Один из ярчайших футуристов Григорий Николаевич Петников замечателен тем, что в 1910-е годы был одним из организаторов литературной жизни в Харькове. В 1919 году он издавал журнал «Пути творчества», в котором печаталась и Зинаида Серебрякова, – рассказывает краевед. –  Он был блестящим переводчиком. Кстати, «Сказки братьев Гримм», которые мы читали в детстве, издавались именно в его переводе. Он вырос в Харькове. Его небольшой домик на Московском проспекте я навещал еще лет пять назад. И вот как-то в Харьков приехал зарубежный исследователь, который интересовался авангардом. Мы поехали на Московский проспект. Представьте себе мой ужас, когда вместо флигелечка Григория Петникова мы увидели... многоэтажки. А ведь у этого дома большая история. Там жил Хлебников, бывали знаменитые поэты и художники...

Не факт, что подобная судьба не постигнет и дома, где жил Василий Данилевский.

– Ну как они могут не быть памятниками истории? – возмущается Михаил Красиков. – В новом реестре фигурирует институт, который создал ученый, его память увековечена в названии улицы. Но два дома, где жил Данилевский,  – на углу ул. Жен-Мироносиц и ул. Чернышевской, а также на ул. Мироносицкой, 62 – не являются памятниками истории! Слава богу, что дом на углу – все еще памятник архитектуры, хоть какая-то номинальная защита у него есть. А второе здание ничем выдающимся с точки зрения архитектуры не обладает, но память о великом человеке, который там жил, должна быть сохранена. Дом сейчас обитаем, пока с ним все хорошо. Но есть люди, которые хотят снести и его, и соседнее здание и сваять вместо них что-то грандиозное. Дом Данилевского абсолютно беззащитен – Департамент культуры и не собирается разрабатывать охранную документацию. Дальнейшую судьбу здания легко представить.

Самое страшное, по словам культуролога, что даже если сейчас документы на статус памятника дома на ул. Мироносицкой, 62 отправят в Киев, здание просто не успеет до сноса попасть в реестр, а когда попадет, то де-факто его уже не будет.