Надомная и дистанционная работа, которая активно практикуется в условиях карантина, может быть исключительно вынужденной мерой, поскольку такой труд негативно отражается на психике человека, тормозит его развитие и создает семейные проблемы, считают психологи.

Верховная Рада приняла во втором чтении и в целом законопроект №4051 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно усовершенствования правового регулирования дистанционной, надомной работы и работы с применением гибкого режима рабочего времени», предусматривающий внесение изменений в Кодекс законов о труде и Закон «Об охране труда».

Документ регулирует на законодательном уровне вопросы дистанционной работы, которая в последнее время стала особенно актуальной в связи с карантином, но при этом не имела четкого законодательного регулирования. Контролирующие органы ставили под сомнение ее существование, а работодатели неохотно документально оформляли дистанционных сотрудников в связи с невозможностью надлежащим образом защитить в первую очередь свои интересы.

Рабочее место надомника – забота работодателя


– Изменений внесено достаточно много, – комментирует документ юрист Роман Чумак. – Прежде всего, в законе определяются разные самостоятельные формы организации труда – удаленная работа и надомная работа. Так, удаленная работа выполняется вне рабочих помещений или территории работодателя через интернет – в любом месте, по выбору работника. – Надомная работа, на которую сейчас в основном и отправляют работодатели своих сотрудников, выполняется по месту жительства работника.

Согласно новому закону, отправляя сотрудника трудиться дома, работодатель должен позаботиться о надлежащем оборудовании его рабочего места. При этом стороны могут самостоятельно решать, обеспечивает ли работодатель работника необходимым имуществом, техникой для выполнения работы или же компенсирует сотруднику затраты, связанные с выполнением надомной работы.

– В законе сказано, что сотрудник в случае использовании своих инструментов имеет право на компенсацию. Если вы пользуетесь собственным компьютером, используете свое электричество, за свой счет ведете рабочие телефонные переговоры, покупаете бумагу, канцелярию и прочее, то работодатель должен компенсировать вам стоимость затрат, – говорит Роман Чумак. – В случае предоставления работнику средств для выполнения надомной работы с ним может заключаться договор о полной материальной ответственности. И если сотрудник каким-то образом сломает оборудование или нанесет работодателю убыток, то должен возместить их в полном объеме.

График работы может быть гибким


По соглашению между работодателем и сотрудником есть возможность ввести гибкий график, который предусматривает обязанность работодателя четко фиксировать время, которое тратится на работу. В свою очередь, сотрудник выполняет работу в удобном для него графике, который согласовывается с работодателем. Если сотрудник нарушает рабочую дисциплину, не выполняет в полной мере свои функции, работодатель имеет право в качестве дисциплинарного взыскания отменить гибкий график и вернуть прежнюю систему.

– Перевод сотрудника на гибкий график должен проводиться по письменному согласию, поскольку некоторым это может не понравиться, – уточняет юрист. – Также принятым законом предусматривается возможность чередовать надомную работу с обычной – на рабочем месте на территории работодателя. Например, три дня в неделю человек работает дома, а два дня – в офисе или часть рабочего дня дня – дома, а часть – на своем рабочем месте.

Таким образом, как только закон вступит в силу, работодатель, отправивший своих сотрудников на надомную работу, должен будет заключить с ними соответствующий договор, где будут прописаны условия работы, обеспечения рабочего места, график и т.д.
 
– Человек сразу может быть принят на дистанционную работу, о чем заключается трудовой договор, либо переведен на эту форму работы, – говорит Роман Чумак. – Решение принимается по обоюдному согласию работодателя и работника.


А вам не хватает живого контакта?


Между тем надомная работа – далеко не такое уж благо, как думают многие люди, мечтающие о дистанционке. Мол, не надо тратить время и деньги на дорогу до офиса, можно поспать подольше и расслабиться, поскольку нет жесткого графика, постоянно контроля со стороны начальства и т. д. По словам декана гуманитарно-правового факультета НАУ имени Н.Е. Жуковского «ХАИ» кандидата психологических наук Максима Жидко, работа на дому может весьма негативно отразиться на психике человека, затормозить его развитие и даже создать семейные проблемы.

– Многое зависит от характера человека и сферы деятельности. Есть люди, которые с удовольствием идут на работу, им нравится находиться в коллективе. Кроме того, многие на работе не только зарабатывают деньги, но и самореализуются. И если человеку – например, публичной личности – важно реализоваться во взаимоотношениях с другими людьми, –  отсутствие непосредственного живого контакта, безусловно, будет сказываться негативно, – считает психолог. – Но есть люди замкнутые, которые, наоборот, избегают лишних контактов – многие с ужасом воспринимают свое нахождение в коллективе. Для таких людей надомная работа – скорее всего, благо.


Работа пришла в дом, а дом пришел на работу


Для многих людей с началом пандемии работа пришла в дом, а дом пришел на работу.

– Если брать допандемическую ситуацию, то работа предполагала наличие определенной дисциплины, определенного соответствия социальным нормам и правилам. Собираясь на работу, мы подбирали соответствующую одежду, соблюдали необходимые меры гигиены. Кроме того, приходя на работу, мы придерживались определенных правил – у нас были регламентированные перерывы и т.д. Началась пандемия, началось дистанционное взаимодействие – и все эти правила улетели, – отмечает Максим Жидко. – Мы уже сидим на онлайн-совещании – и об этом уже есть множество шуток, – одетые до пояса в костюм, а ниже – в трусах, попивая пивко или винцо во время рабочих заседаний, параллельно слушая фильм, а то и что-то похлеще. Таким образом, дом пришел на работу – мы перестали соблюдать правила. Какая разница, как от нас пахнет? На расстоянии этого все равно никто не ощутит. Какая разница, как мы выглядим, если нас никто не видит?

И это, по словам психолога, очень ослабляет самодисциплину.

– Помните приключенческие книги Жюля Верна, где он описывает, как моряки в результате кораблекрушения оказывались на необитаемом острове. Несмотря то что никто их не заставлял, они продолжали бриться, подшивать воротнички и всячески за собой ухаживать ровно в то время, которое предписано корабельным уставом. Это позволяло им выжить на необитаемом острове, было неким индикатором – если человек переставал это делать, значит, что-то с ним не так, произошли изменения в психике, – рассказывает Максим Жидко.

О том, что работа пришла домой, свидетельствует то, что рабочие эмоции и проблемы становятся частью семейных отношений.

– Все-таки путь от места работы до дома имеет важное значение в том смысле, что эмоции, взбудораженные работой, оседают. Пока мы едем домой, есть возможность переварить то, что происходило на работе. Грубо говоря, это некий буфер, позволяющий разграничить работу и семью. Кто-то, заходя в дом, оставляет работу за дверью, кто-то приносит часть трудовых будней в семью. Тем не менее такой буфер существовал – сейчас его нет. И очень многие эмоции и рабочие моменты спокойно входят в наш дом и становятся частью семейных проблем, – утверждает психолог.

Необходима смена картинки


Кроме того, замечает Максим Жидко, когда человек лишен возможности непосредственного взаимодействия, он не только расслабляется и теряет мотивацию к работе, но и лишается очень важной вещи – коммуникации, грубо говоря, смены картинки.

– Когда мы общаемся на работе, то определяемся не только тем информационным пузырем, который формируется алгоритмом искусственного интеллекта вокруг нашей активности в интернете. Ведь не секрет, что искусственный интеллект подсовывает нам ровно ту информацию, которую мы хотим видеть. Коллеги на работе, взаимодействие с людьми в транспорте, в магазинах и так далее – все это стимуляция разнообразия, – говорит Максим Жидко. – Вне дома мы сталкиваемся с чем-то, от чего искусственный интеллект нас заботливо отстраняет, и тем самым тренируем, в том числе, и мышление – строим какие-то коммуникации, ищем пути выхода из неожиданных ситуаций. Неслучайно психологи и неврологи рекомендуют для профилактики болезни Альцгеймера хотя бы два раза в неделю возвращаться с работы новым путем – именно для того, чтобы менять картинку. А когда мы сидим в четырех стенах, картинка меняется только на мониторе, а все остальное остается прежним. И в этом смысле разнообразие возможностей мира значительно уплощается и упрощается. А если это происходит, то происходит определенное замедление развития или возникают специфические трудности в развитии.

А теперь, батенька, извольте обратно


По мнению Максима Жидко, надомную работу можно практиковать исключительно как вынужденную меру, необходимую в тех или иных обстоятельствах.

– Что бы ни говорили скептики, но именно благодаря дистанционной работе удается минимизировать риск распространения коронавируса. Можно ли было сделать лучше? Наверняка. Тем не менее заболеваемость пошла на спад, а значит, через время мы начнем возвращаться к привычному образу жизни, – считает психолог. – Хотя я думаю, что еще примерно год – до следующей весны – ограничения в той или иной форме сохранятся. Реальность нового, постпандемического мира будет связана с ограничениями, которые раньше были неизвестны или малопривычны.

Так вот, на пути возвращения к обычному образу жизни привычки надомника могут превратиться в большую проблему.

– Привычка находиться дома, иметь ненормированный рабочий день, спать не до семи, а до девяти... А теперь, батенька, извольте обратно! Но человек за многие месяцы уже отвык. Может возникнуть так называемая проблема детей на каникулах. И чем более инфантилен человек, чем больше он врос в карантинную ситуацию, тем сложнее ему будет входить в обычный рабочий режим, – предупреждает специалист.