К сериалам вроде «Кармелиты» принято относиться с легкой усмеш­кой: снимают же, мол, люди всякую белиберду. Я, признаться, тут не ис­ключение и «мыло» смотрю разве что в порядке рабочего ознакомления. Но вот создатели «телемыла» меня ис­кренне восхищают, потому что снять эти сто - сто двадцать серий - все рав­но что руководить заводом по совмес­тительству с детским садом. О том, как работает наша «фабрика грез», «КП» рассказал продюсер «Кармели­ты», «Ундины» и других «бесконеч­ных историй» Юрий Беленький. От­кровенно и без кокетства.

Почему все закончилось?
- «Кармелита» на этой неделе все-таки заканчивается. Между тем ходи­ли легенды о том, что она не закончит­ся еще года два.

- На самом деле «Кармелита» долж­на была закончиться еще в начале июня. Просто мы плавно перетекли во вторую часть сериала, чего зрите­ли могли и не заметить. А вообще ре­шение о финале принимал канал «Россия». Если бы нам поступило за­дание снять еще сто серий, мы бы сняли еще сто.
- Но как? Убили бы еще одного воз­любленного Кармелиты, чтобы в тече­ние ста серий она искала нового?
- Думаю, за пару дней наши авторы решили бы этот вопрос.
- Хорошо, а если бы ваша Кармелита - Юлия Зимина - вдруг взяла да и отка­залась сниматься дальше? Вы бы в сценарии убили Кармелиту?
- Главную героиню из сериала уб­рать проблематично. Но вот уход ак­тера можно пережить. Например, ввести на его место другого. В «Сан-та-Барбаре» такое практиковалось. Да и у меня в сериале «Горячев и дру­гие» была история с актрисой, кото­рая не смогла сниматься из-за отъезда за границу. Тогда мы ее героиню уло­жили в больницу, а на свет божий она вышла уже с внешностью актрисы Екатерины Семеновой. Это ситуация форс-мажорная, но вполне реальная.
- В «Кармелите» такие форс-мажоры были?
- Таких - нет, Юля Зимина, дай ей бог здоровья, все выдержала, хотя это было нелегко. Но, например, в одной из последних серий ее Кармелита го­ворила чужим голосом. Мы сняли се­рию, а потом выяснилось, что слу­чился технический брак и нужно все переозвучить. А Зимина как раз на это время отпросилась на побывку к родителям, которых не видела не­сколько лет. Мы искали разные вари­анты. Думали про актеров, имитиру­ющих голоса. Хотели Юлю на во­енном вертолете везти в Москву.
А потом вспомнили, что у Зими­ной есть сестра с очень похожим голосом. Вот она-то и говорила за Кармелиту.
Актерам вызывают нянь и возят обеды
- Я так понимаю, что актеры в ваших сериалах не могут чувствовать себя незаменимыми? Чуть что, вы их раз - и поменяли...

- Незаменимы­ми чувствуют себя только дураки. Мы с дураками не работаем.
- Значит ли это, что перед съемками вы интересуетесь «досье» актера на предмет - не взбрыкнет ли он на съем­ках 55-й серии?
- Интересуемся. Это вопрос прак­тический. Есть люди малоуправляе-мые. Были случаи, когда мы наводи­ли справки об актерах, узнавали не­лицеприятные факты об их поведении на площадке и отка­зывались от их услуг.
- Актеры, ко­торые у вас сни­маются, практи­чески живут на съемочной площадке. Сто серий спустя они, навер­ное, видеть друг друга уже не могут?
- Наоборот. Все заканчивается по­вальным братанием, слезами и просьбами начать съемки продолже­ния хоть завтра. Это же - как семья распадается.
- Вам как «отцу семейства» прихо­дится решать личные проблемы акте­ров?
- Постоянно. И нянь вызываем, и специальным питанием обеспечива­ем, и транспортом, и возможность поспать находим, и врачей при­глашаем. Вот Кармелиту нашу лечили от ожога...
- Кто это вы девушку обож­гли?
- Это было на натурных съемках. По сюжету Кармелита прыгает че­рез костер, и у нее загорается юбка. Чтобы все было по-настоя­щему, Юля и ре­жиссер сговори­лись юбочку ей чуть-чуть по­брызгать бензи­ном. Прыгнула раз - не загорает­ся. Побрызгали еще. Не загорает­ся. На третий раз по­брызгали так, что юбка вспыхнула, как факел. Юля получила тяжелый ожог ноги. Но этот эпизод вошел в сериал.
Помолвка Зиминой состоялась на съемках
- Работа у вас конвейерная. Ляпами грешите?

- Бывает, но зрители этого не ви­дят. Например, для персонажа Фор­са, которого играет Вадим Андреев, была придумана бородавка на щеке. Однажды нам пришлось работать в две смены, пришли другие гримеры, а актер, пока ему клеили бородавку, спал. В результате она оказалась на другой щеке. Никто этого не заметил, сняли шесть сцен. А ко­гда стали монтировать с эпизо­дами, снятыми раньше, обнару­жилось, что бородавка у Форса то на правой щеке, то на левой. Но зрители об этом даже не дога­дались: мы просто перевернули изображение на экране.
- Ни одни съемки не обходятся без романти­ческих отношений. Это мешает или помогает?
- Любовь - это, пожа­луй, единственное, за чем я не слежу. Но Юля Зимина и Володя Череповский (цыган Степан именно на площадке официально объявили, что собираются стать му­жем и женой. Думаю, что их присут­ствие друг друга на площадке грело.
Несколько причин убить Максима
- Откройте секрет, который, судя по звонкам читателей «КП», всех страш­но интересует. Зачем вы убили воз­любленного Кармелиты Максима? Ведь все шло к тому, что они поженят­ся и будут жить счастливо...

- Да, изначально так и было заду­мано. Но потом сразу несколько об­стоятельств сошлось. Во-первых, зрители забросали нас письмами, где говорили, что хотят видеть Кармели­ту и Миро вместе. И в этом был ре­зон, потому что они действительно замечательная пара. К тому же со временем благодаря сценаристам выяснилось, что Кармелита - не цы­ганка, а значит, вполне может выйти за цыгана Миро.
- Стоп-стоп. А почему раньше-то она за него не могла выйти?
- Мы основывались на реальных цыганских обычаях. А у них женщи­ну, которая раньше была замужем (а тем более имела связь с мужчиной, не будучи замужем, как наша Карме­лита), цыган в жены не возьмет. Но вот раз она не цыганка, а русская, то­гда пути открыты: на женщине дру­гой национальности цыган жениться может, кого бы там у нее раньше ни было. Такие у них традиции. И это был один стимул изменить сюжет и убить Максима.
- А второй стимул, видимо, заклю­чался в уходе актера из сериала?
- Да. Алексей Ильин подписал контракт на съемки в первой части «Кармелиты», а когда мы спешно взялись за вторую, выяснилось, что он уже занят в другой картине. Кро­ме того, была еще причина. Уж очень у Максима с Кармелитой все стало хорошо, просто идиллия. Миро им не мешает, потому что парочка изна­чально была друг другу предназначе­на. И дальше нам пришлось бы выса­сывать из пальца какие-то дурацкие конфликты. Вроде: она наклонилась к мужчине, чтобы перебинтовать ему раны, а он решил, что они целуются.
- И вы жестоко прикончили Макси­ма...
- Нам показалось, что его смерть - это очень мощное испытание, кото­рое, с одной стороны, отрывает Кар­мелиту от родных, а с другой - устра­няет препятствия между ней и Миро.
Страшнее всего умереть в кадре
- Когда вы меняете сюжет сериала, актеры имеют право слова?

- У нас все имеют право слова. Ну вот Ляля Жемчужная. Ее героиня Земфира после смерти Розауры на­чинает опекать ее сирот. И обращает­ся с ними жестоко и грубо, как насто­ящая мачеха, потому что ревнует му­жа к этим детям, а сама родить не мо­жет. И Ляля этого сыграть не смогла. Это было поперек ее цыганской ма­теринской души - так обращаться с сиротами. По ее просьбе мы вызвали авторов, прошлись по всему тексту и все, что было необоснованно гру­бым, вычеркнули.
- А что еще отказываются играть ак­теры?
- Многие не хотят совершать на эк­ране очень плохие поступки. Не про­сто гадости, а какие-то дьявольские дела. Многие боятся умирать в кадре и оговаривают это еще до начала съе­мок. Очень тяжело пришлось Оле Сидоровой в «Ундине». Там ее герои­ня умирала, а актриса с большим тру­дом приняла этот факт. Мы много с ней разговаривали и убедили, что так надо.
- Ну а вот, скажем, приходит к вам актриса, играющая Кармелиту, и гово­рит: за Миро замуж не хочу, хочу за Максима. Что делать будете?
- Теоретически все может быть. Но неразрешимых проблем нет. Show must go on, шоу должно продолжать­ся. И даже выпадение героя мало что меняет. Расскажу такую историю. В «Ундине» в роли Горлова снимался Александр Высоковский. Сначала это был подписал контракт и отснял-ся на 90 серий вперед. Все это были натурные съемки: Горлов там бегал, стрелял, похищал Ундину и так да­лее. А потом начался период павиль­онных съемок. И вот приходит этот Высоковский, волосы вы­крашены в белый цвет, при­ческа другая, и говорит: «Де­лайте, что хотите, но я па­раллельно снимаюсь в дру­гой картине и там должен быть блондином». Он думал, что теперь мы никуда от него не денемся, раз уж столько отсняли. Но мы «делись». Было дано задание авторам. Они сели и придумали, что у Горлова есть двоюродный брат, которого этот злодей нанимает по телефону для убийств и похищений. Этим «двоюродным братом» и стал наш взбрыкнувший актер, а самого Горлова - уже в па­вильоне - сыграл другой ак­тер - Андрей Быстрицкий. А потом зрители получили из­вестие, что Горлов по кличке Серый был удавлен в тюрьме по приказу Горлова-старше­го... Как видите, мы доста­точно изобретательны.
Воскрешаем, исцеляем, теряем память
- А в «Кармелите» как проявилась ваша изобретательность?

- В конце первой части умерла Ру­бина. Когда нам дали отмашку сни­мать продолжение, мы поняли, что без Рубины нам никак, очень важ­ный она персонаж. Пришлось ожи­влять.
- И как вы объяснили ее воскреше­ние?
- Летаргия. Вот, понимаете, за­снула, а потом проснулась. Кстати, не очень заезженный ход. Да, ожив­ляем мертвых. Да, исцеляем любо­вью. Амнезия случается. Дети про­падают. Но количество сценарных ходов ограничено, так что мы идем на это, хотя и стараемся даже штам­пы превращать в небанальные исто­рии.
- К сериалам, которые вы снимае­те, многие относятся с пренебреже­нием. Не обидно?
- Совершенно. «Кармелиту» смот­рело полстраны - чего ж тут оби­жаться? Причем уверен, что те, кто относился с пренебрежением, сами вечером под шумок тоже смотрели.
- Но ведь не искусство же делаете.
- Знаете, мне мама вечером вме­сто «здрасьте» прямо в дверях гово­рит: «Быстро скажи, он взял насто­ящий гребень или подделку? Гово­ри, или я до завтра не доживу!» Вот это мне душу греет.
- На этой неделе «Россия» запусти­ла еще один ваш сериал - «Обречен­ная стать звездой». «Кармелита» бы­ла про цыган, а это про что?
- Про шоу-бизнес. Эстрада, пес­ни, интриги.
- Попробую догадаться. Будет не­кая девушка, которая хочет стать звездой, пройдет через тернии и в конце концов станет знаменитой?
- Вот видите, вы и сами все знае­те!
- Кстати, а почему все-таки девуш­ка, а не юноша? Женщина в качестве героини - это закон жанра?
- Конечно. Весь мировой опыт доказывает, что в теленовелле должна быть героиня, а не герой. Исключения бывают, но редко. Все-таки на женщину смотреть приятнее.
52% зрителей в России смотрели «Кармелиту». При­мерно такие же рельтаты бывают у новогодних «Огоньков» на главных каналах. Для сериала го абсолютный рекорд.
Как могла закончиться «Кармелита»?
Когда актер, исполнявший роль Максима, ушел из сериала, у авторов было несколько вариантов развития сюжета. Вот два финала «Кармелиты», которые могли увидеть зрители:

1. В конце первой части Кармелита и Мак­сим женятся, после чего становятся вто­ростепенными персонажами и живут счастливо, временами ссорясь из-за бытовых трудностей молодоженов. От этого варианта отказались из-за отсутствия романтики.

2. Максим остается жив, но Кармелита бросает его и уходит к Миро. Максим плавно покидает сюжет. Так сериал не захотели заканчивать, потому что Кармелита - цельная натура, а тут превращается в какую-то ветреную бабенку.