В Украине активизировались так называемые группы смерти и другие опасные игры, которые подталкивают детей к самоубийству – уже несколько школьников присоединились у суицидальным челленджам, которые распространяют в соцсетях. Какую цель преследуют организаторы и как уберечь ребенка от опасных манипуляторов?

По словам руководителя управления ювенальной превенции Национальной полиции Ларисы Зуб, в социальных сетях в последнее время активизировались кураторы опасных онлайн-игр и групп смерти, которые нередко провоцируют детей на самоубийства.

По данным правоохранителей, в прошлом году в Украине дети в возрасте от восьми до 17 лет совершили 137 самоубийств. Чаще всего на самоубийство идут подростки 14–17 лет. Парни вдвое чаще девушек заканчивают жизнь самоубийством. Девушки, как правило, делают это демонстративно. Причем, по словам Ларисы Зуб, не всегда удается установить, какова была причина самоубийства. Достаточно часто они не оставляют никаких записок, нет и каких-то предпосылок предполагать, что на ребенка кто-то влиял психологически.

Чаще всего причиной называют семейный конфликт или конфликт со сверстниками, неразделенную любовь, буллинг в школе, а также опасные игры в соцсетях. Одна из самых известных — «Синий кит», но были и «Тихий дом», «Разбуди меня в 4.20», «Млечный путь», «F57», «NaN». Финальная цель игры — покончить с собой.

Сейчас, по словам правоохранителей, смертельные челленджи снова в моде среди детей.

Свято место пусто не бывает


Кандидат психологических наук, декан гуманитарно-правового факультета НАУ имени Н.Е. Жуковского «ХАИ», модератор дивизиона киберпсихологии и психологических практик в цифровом пространстве Национальной психологической ассоциации Украины Максим Жидко отмечает, что ситуация, к сожалению, достаточно сложная. Дети пропадают в социальных сетях, потому что там гораздо интереснее, чем в реальной жизни.

– Это не только украинские реалии – таковы тенденции во всем мире. Мы с вами являемся свидетелями и непосредственными участниками того, что можно назвать «великим переселением народов». И сейчас это переселение совершается из физической реальности в виртуальную, – говорит психолог. – Происходит разделение людей на цифровых мигрантов (например, я являюсь цифровым мигрантом, потому что период моей социализации выпал на то время, когда интернета не было) и так называемых цифрожденных детей, чья социализация была связана с информационной революцией, с интернетом, с развитием социальных сетей и другими сетевыми феноменами. Наши дети – это поколение цифророжденных и, соответственно, они живут больше в той реальности, чем в этой.

И если родители, педагоги, институты социализации не представлены в социальных сетях – то, как говорится, свято место пусто не бывает.

– Если в советское время ребенок не был охвачен такими институтами социализации, как пионерия, комсомол, то что происходило? Его втягивал в свои законы, в свою жизнь криминальный мир. Точно так же происходит и сейчас: если отсутствует более-менее внятная политика цифровой социализации детей и подростков – соответственно, этим занимаются цифровые преступники, – считает Максим Жидко.

Цель – запугать и подчинить


Криминальные элементы совершают сексуальное насилие над детьми, втягивают подростков в разнообразные челленджи, распространяемые в соцсетях, играя на самом главном желании подростков – стремлении к самоутверждению.

– Подростковый возраст – всегда очень рискованный. Подростки хотят, чтобы их воспринимали как взрослых, и зачастую совершают рискованные действия для самоутверждения. Играя на чувствах, бросая вызов: «А ты так сможешь? Повтори», беря подростков «на слабо», криминальные элементы входят в доверие, достигают своих целей, а потом используют результат для запугивания и дальнейшего воздействия на детей, – говорит Максим Жидко. – По сути, мы имеем дело с психологическим террором, который реализуется в социальных сетях.

Идея эта не нова, замечает специалист.

– Это идея манипуляции и запугивания, – отмечает специалист. – Цель, которую преследуют террористы – вселить страх, показать, что они всесильны. Мол, если они способны заставить ребенка покончить с собой, то могут вынудить любого сделать то, что они хотят. Зачем это нужно? Как вариант – формирование из подростков определенной боеспособной группы, которая будет выполнять распоряжения беспрекословно. Этого, собственно, и добивается любая террористическая организация. А доведение до самоубийства – инструмент запугивания, убеждения в своем всемогуществе, превращение детей, попавших в их сети, в фанатов, которые ценят идею больше, чем свою жизнь.

Мы имеем дело с сетевым терроризмом


Подростки в этом смысле очень удобный материал, отмечает психолог, потому что они еще склонны к разного рода романтическим увлечениям и ради идеи способны творить очень страшные вещи.

– Помните Павлика Морозова, который ради во имя идеи предал отца и деда? В свое время он был пионером-героем. Сегодня другие герои – очень часто это те, кто идет против системы, показывает некие вещи, которые делают его популярным. Давайте говорить честно – подростки буквально дерутся за виртуальные «лайки». Почему? Да потому что это показывает их весомость, – говорит Максим Жидко.

Таким образом, подводит итог специалист, мы имеем дело с сетевым терроризмом.

– Терроризм – это симптом того, что в обществе не все в порядке. В Украине произошло сразу несколько случаев за достаточно короткий срок – нам что-то демонстрируют. Цель именно этих террористов мне пока непонятна, – признается психолог.

Однако ясно одно – манипулятивные технологии постепенно доводятся до совершенства.

– Сначала обкатывалось одно, например тот же «Синий кит», сейчас – другой метод, потом будет третий, – предупреждает Максим Жидко.

Должна быть профилактика


Чтобы не пожинать печальные плоды, такие вещи нужно предупреждать, говорит специалист. А мы постоянно опаздываем.

– Должна быть профилактика Мы как тот мужик, который начинает креститься, когда уже грянул гром, – говорит Максим Жидко. – Детьми нужно заниматься. Если мы этого не делаем, за них берутся другие люди.

Проблема касается, прежде всего, родителей – взрослым необходимо наладить контакт с детьми.

– Когда у родителей хорошие взаимоотношения с детьми, когда они знают, чем живет их ребенок – он вряд ли попадет в группу риска, – считает психолог.

 Во-вторых, сами родители должны соблюдать цифровую гигиену и приобщать к ней детей.

– Как существует гигиена тела, так должна быть и гигиена ума, связанная с использованием цифровых технологий, – говорит Максим Жидко. – Есть масса инструкций, как распознать манипулятора в сети и т.д.

Кроме того, по мнению психолога, предмет, связанный с цифровой гигиеной, необходимо ввести в школьную программу.


Смертельные игры набирают популярность


Впервые такие игры зафиксировали в 2016 году в России. Но уже в феврале 2017-го за администрирование групп смерти украинские правоохранители задержали киевских студентов. В полиции говорят, что сейчас суицидальные развлечения снова популярны среди детей.

– Это не новые игры, просто периодически они активизируются. Например, не так давно была обнаружена девушка, которая являлась куратором одной из таких игр. Она втянула 13 детей в общение, связанное с подталкиванием к совершению самоубийства. Сейчас она находится на лечении, у нее психические отклонения, — сообщила Лариса Зуб.

Очередной смертельно опасный челлендж среди подростков инспирирован провокационными роликами в соцсети TikTok.

За три дня – с 16 по 18 февраля – в Украине отравились таблетками пять школьников. Тринадцатилетняя девочка из Боярки Киевской области погибла. Двое девочек-подростков сделали это под влиянием «таблеточного челленджа». Еще две школьницы в Умани приняли тот же препарат, желая привлечь к себе внимание, поскольку у них были проблемы в семье, а у одной из них – к тому же сложности с бой-френдом. Но, по сути, эти случаи связаны – восьмиклассницы решили наглотаться таблеток, узнав о том, что произошло в Боярке. Выпив по десять таблеток, девочки остановились. На данный момент их жизни ничего не угрожает. Позже появилась информация о том, что лекарственными препаратами отравился пятнадцатилетний подросток из Киева. Врачам удалось его спасти.