Традиционно белая горячка ассоциировалась с опустившейся фиолетово-синей персоной, употребляющей денатураты да суррогаты. Увы! Харьковские наркологи констатируют: уже появилось новое, доселе незнакомое племя «белогорячечников» — поклонники пива. Случаев пивной белой горячки становится у нас все больше.

Пивная массовка 

Вроде бы канули в небытие дни откровенного спаивания юнцов — праздники пива, которые затмевали даже общепринятые государственные торжества своим размахом и количеством «тостующих». Но пиво остается неотъемлемой частью спортивных состязаний, в том числе международного класса, хотя реклама пива и не вяжется с атлетическими фигурами красавцев-спортсменов: активные потребители «пенного» чаще ассоции­руются с чахлыми юнцами или с мужчинами постарше с характерными вспученными животами. 

Мощная реклама пивных изделий действует безотказно: даже равнодушные к пиву назубок знают все сорта пива. Реклама навязывает и превозносит достоинства пива как панацею от всех проблем. Всего лишь одна баночка пива в руке — и на тебя сразу накинется восторженная толпа девушек в бикини, всего лишь ящик пенного — и тебя мгновенно окружит орава настоящих друзей. С помощью пива можно запросто обрести семейное счастье, встретить мужа-миллионера и даже поправить здоровье: реклама изображает пиво чуть ли не как мультивитаминный напиток. 

Пивная индустрия и рекламная вакханалия сделали свое черное дело: пиво глотает и стар, и млад — «из горла» на скамейках и на ходу, у заводской проходной, в метро и на работе. А последствия уже дали о себе знать вовсю: пышным цветом расцвел пивной алкоголизм — детский, женский, алкоголизм менеджеров — его видам теперь несть числа. 

— Раньше пивной зависимости, по сути, не было. Пивной алкоголизм изучали только по учебникам и данным таких стран, как Германия, Англия, США. Теперь мы столкнулись с этой проблемой воочию, и пивная зависимость перестала быть редкостью, — сетует заведующий кафедрой наркологии Харьковской медицинской академии последипломного образования профессор Иван Сосин. 

Продолжения банкета требуют только алкоголики 

Медики определили безвредную дозу алкоголя — 35 мл (спирта) алкоголя в сутки с учетом всех напитков — даже кефира и лимонада. Это доза, которая перерабатывается в организме и полностью обезвреживается. Все лишнее — от лукавого. Пиво считают слабеньким напитком, тем не менее одна бутылка пива в среднем содержит около 50 миллиграммов алкоголя — то бишь безвредная доза алкоголя уже «зашкаливает». Все начинается с малого — с невинной, казалось бы, бутылки «слабоалкогольного». Но однажды наступает момент, когда ее для полного «кайфа» уже не хватает. 

— Безвредной дозой считается стакан или два в сутки. Но если человек начинает «употреблять» ежедневно — очень скоро, через месяц или два, этой дозы не хватает и он пьет больше. После полугода или года систематического употребления пива все признаки алкогольной зависимости уже налицо, и постановка диагноза для нас не составляет трудностей, — уверяет Иван Кузьмич. 

Один из признаков начинающейся страсти к зеленому змию — необходимость утренней порции пива. У здорового человека в первой половине дня такой потребности не бывает, уверяет Иван Сосин. Традиционным средством «лечения» от похмельных мук по принципу «клин клином» многие считают «принятие с утра по чуть-чуть». Но утренний кошмар под названием «похмельный синдром» — это типичные симп­томы алкогольного отравления. «Качество» похмелья — это свое­образная лакмусовая бумажка: зависимый от алкоголя жаждет «продолжения банкета», причем «продолжение» облегчает его состояние. Иван Сосин рассказывает, что некоторые зависимые стремятся под разными предлогами освободиться от работы, потому что пьют пиво в течение суток и даже спят с бутылкой пива, чтобы «восстановиться» и ночью. 

— Наши пациенты ставят свое­образные рекорды. Недавно был у меня пациент, который, как он сказал, «таксует» на своей машине. Он употребляет по 20 бутылок в сутки, то есть, по сути, каждый час выпивает по бутылке пива. А некоторые наши пациенты выпивают даже больше двух десятков бутылок в сутки. Это настоящее навод­нение для организма — похлеще, чем наводнение в Майами, например, — сравнивает бедствия Иван Сосин. 

Ну и козел же ты, старшина! 

Несмотря на то, что пиво считают чуть ли не компотом, однажды его любителя вполне может посетить нежданный «гость» — алкогольный психоз или белая горячка. До настоящего времени белой горячки у «пивных пациентов» харьковские специалисты не встречали. Теперь профессор констатирует: такие случаи появились, причем они учащаются. Пивная белая горячка так же малосимпатична, как вульгарная «одеколоновая», например. Непременные ее спутники — слуховые и зрительные галлюцинации. Рьяному поклоннику Бахуса начинают чудиться всякие ужастики: зверушки, каких не встретишь даже в зоопарке, преследующие жуткие звуки. 

Белая горячка нередко может сопровождаться отеком головного мозга. Поэтому больные очень часто умирают именно в период белой горячки.

— Иногда пациенты что-то с себя сбрасывают монотонными, механическими движениями, объясняя, что стряхивают с себя муравьев или пчел, — рассказывает частый свидетель алкогольного психоза у больных Иван Сосин. — А иногда мои пациенты что-то будто тянут у себя изо рта. Но у больных могут быть и агрессивные формы поведения. Это очень насыщенные, яркие и к тому же опасные для окружающих психические расстройства. 

Любителям горячительного может показаться, что в окно лезут бандиты. В безотчетном ужасе зависимые начинают прятать разные предметы, чтобы защититься от злодеев — молоток или топор под подушку например. В практике Ивана Кузьмича был и такой случай. Больной вышел во двор: там на его огороде сосед привязал козла. Воспаленное воображение алкоголика нарисовало страшную картину. В «лице» козла безумцу почему-то привиделся… старшина, который ведет на его огород целый взвод солдат. В угаре психоза он даже услышал, будто старшина дал команду взводу: «На месте шагом марш!» (потом больной утверждал, что за три минуты взвод под командованием негодяя-старшины вытоптал ему весь огород). И тогда он схватил топор, чтобы убить старшину. В результате зарубил несчастного козла. 

— А что делать родственникам, если «употребляющий» член семьи начинает, например, ловить на себе блох? — интересуюсь у нарколога. 

— В такой ситуации требуется вызов «скорой помощи», причем немедленно, — рекомендует Иван Сосин. — Белая горячка, алкогольный психоз — это ситуация угрозы для жизни не только окружающих, но и самого больного. Состояние у пациентов при этом реанимационное: печень, почки, сердце настолько страдают, что больной, по сути, нуждается в аппарате искусственного дыхания и других способах оживления. Белая горячка нередко может сопровождаться отеком головного мозга. Поэтому больные очень часто умирают именно в период белой горячки. Даже наш наркологический стационар не приспособлен для лечения белой горячки. Но если мы замечаем, что у пациента надвигаются признаки психоза — мы немедленно вызываем «скорую помощь» и перевозим пациентов в реанимацию психиатрической больницы на Академика Павлова. 

Алкогольные психозы приводят к необратимым последствиям. Белая горячка вызывает массированную гибель нервных клеток: нарушается функция памяти, интеллект. Встретив в жизни несколько «белочек», больной становится слабоумным. Белая горячка бывает даже у детей и подростков, но чаще всего она посещает людей в полном расцвете сил: от 25 до 45 лет. У людей постарше белая горячка встречается реже — но всего лишь потому, что крепко пьющих к этому возрасту в живых почти не остается. А вот те, кто выживает в неравной схватке с муравьями и чертями, часто переходят к вегетативному образу жизни: просто едят, справляют нужду — не более того. Бывшей личности больше ничего не нужно — даже алкоголь, которому он посвятил лучшие годы своей жизни. 

Пиво с ранних лет
У подростков сформировалось своеобразное отношение к слабому алкоголю, констатируют наши медики: школьники не воспринимают пиво как спиртное. Безусловную роль играет у подростков и стадное чувство, но иногда сами родители при­учают детей к пиву, приравнивая его по крепости чуть ли не к лимонаду. Медики предупреждают: если родители неравнодушны к алкоголю — дети быстро становятся его жертвами.


Глас народа

Женский взгляд на пиво 
Все явственнее в последнее время проявляется женский алкоголизм, и особенно пивной. И все больше женщин приобретают стойкую алкогольную зависимость в молодом возрасте. А это пагубно сказывается не только на их собственном здоровье, но и на здоровье их потомства. При этом лечение женского пивного алкоголизма сопряжено с огромными сложностями. Это вызвано особенностями женской физиологии и психологии. Вот и наш корреспондент Игорь Марчак решил поинтересоваться у молодого поколения будущих мам, как они относятся к пивной зависимости? 


Влада Абрамова: 

«Пивной алкоголизм — это нереальная зависимость. Сначала ты просто хочешь выпить одну бутылочку пива, затем ты понимаешь, что тебе одной мало и хочешь еще. А завтра ты просыпаешься и вновь ощущаешь тягу к пиву. С каждым днем желание усиливается. Это продолжается до тех пор, пока в какой-то момент ты начинаешь понимать, что твой рабочий день не обойдется без доброго литра пива. К счастью, у меня нет пивной зависимости. В неделю я выпиваю не больше трех бутылок пива». 

Лена Абакумец: 

«Для меня пивная зависимость определяется уровнем работоспособности. Если на качество работы влияет количество употребленного ранее пива, а человек не перестает его пить, тогда для меня очевиден факт пивной зависимости. Я первый раз попробовала пиво в 15 лет. Но особого пристрастия к нему не чувствую. И для меня это главное. Может быть, некоторые считают, что пить пиво — это круто. Но мне кажется — наоборот». 


Наташа Козопас:
 

«На мой взгляд, пивной алкоголизм проявляется в раннем возрасте. Он обычно появляется у восприимчивой молодежи. В 13-14 лет все девочки и мальчики начинают пить пиво, а потом в силу того что организм очень молодой, пагубное пристрастие к пиву перерастает в пивной алкоголизм. Я была свидетельницей таких превращений и могу сказать, что это ужасно. Я вообще не пью пиво. Да и куда пить, а как же будущая семья? Я хочу, чтобы у меня были здоровые дети, а для этого нужно отказываться от таких вредных привычек».
 
Валентина Горошко: 

«Мне вообще не нравится пиво. И я плохо отношусь к людям, которые пьют пиво. Ведь это же зависимость. Мне абсолютно не нравятся мужчины, которые пьют много пива, а женщины тем более. От пива можно даже быстрее стать алкоголиком, чем от водки. Пивной алкоголизм сравним разве что с курением». 




Елена Балабуха:
 

«Если человек не знает меры, то рано или поздно он попадет в пивную зависимость. Я считаю, что я пью пиво умеренно. Да, был момент, когда за один раз я выпила три бутылки пива, но это только на спор. А обычно я пью пиво в гораздо меньших количествах и редко. Обычно через день или два. Летом, конечно, я пила чаще, ведь было очень жарко. Я не согласна с мнением, что женщины больше склонны к пивному алкоголизму. Наоборот, у меня много знакомых, которые употребляют очень много пива. И все они представители мужского пола».