Сотрудники харьковских театров оказались на грани выживания. Вместо того чтобы поддержать учреждения искусства, областной совет урезал им финансирование. Народный депутат Украины Юлия Светличная готовит рассмотрение вопроса финансирования работников культуры и искусства на уровне Верховной Рады и Кабмина. Об этом  в программе «Точка зору» на «Телеканале р1» рассказала депутат Харьковского областного совета от фракции Блока Светличной «Разом!» Наталья Плотник.

Откуда 16,5 тысячи гривен?


– Наталья Анатольевна! Вы пришли к нам прямо с совещания представителей театров Харьковской области. Есть проблема с задержкой законной заработной платы. Люди возмущены заявлением губернатора о том, что они якобы получают 16 с половиной тысяч гривен, тогда как на самом деле в среднем выходит не больше восьми-девяти тысяч.

– Сегодня действительно существует проблема, озвученная мною на сессии облсовета 11 марта, – областным бюджетом не предусмотрена поддержка в полном объеме учреждений искусства. В Харькове на сегодняшний день их насчитывается восемь – пять театров, областная филармония, Молодежный симфонический оркестр «Слобожанский» и ансамбль песни и танца «Слобожанский».

Сумма финансовой поддержки этих заведений в областном бюджете была запланирована на уровне приблизительно 207 миллионов гривен. В январе выделили 24 миллиона. Денег хватило на то, чтобы заплатить за энергоносители, коммунальные услуги, выплатить январскую зарплату сотрудникам и заплатить 10% аванса от февральской заработной платы. В феврале люди не получили зарплату в полном размере – лишь 10%.

– Сотрудники театров рассказывали, что кто-то получил тысячу гривен, а кто-то – вообще всего лишь шестьсот.

– Это правда – получили 10% от заработной платы, которая составляет вовсе не 16 с половиной тысяч, о которых сообщила руководитель области. Таких зарплат у сотрудников культуры и искусства Харьковской области нет вообще. Люди получают зарплату согласно единой тарифной сетке. Есть оклады для 1-й, 2-й, 3-й категорий, высшей категории, для мастеров сцены и для работников цехов – таких, как осветители, сторожа, гримеры и т.д., без которых спектакль не состоится. Итак, сотрудникам устанавливаются оклады в зависимости от тарифной сетки, и в большинстве своем они составляют не более четырех тысяч гривен. Далее идут надбавки – за выслугу лет, за звание, за категорию.

Я встречалась с коллективом театра имени Пушкина, чтобы понять истинную причину происходящего, узнать именно от людей, а не из официальных отчетов, как обстоят дела. Задавала вопрос о зарплате. Так вот, актеры высшей категории получают 9,6 тысячи гривен, работники цехов – 4,4 тысячи, режиссеры – 8 тысяч, актеры первой категории – 8 тысяч, актеры второй категории – 7,5–7,6 тысячи гривен. Ну никак не может средняя заработная плата с такими цифрами составлять 16,5 тысячи. Самая большая зарплата, которую некоторые сотрудники получили в январе, со всеми надбавками, с учетом индексации составила около 10–11 тысяч. А уже в феврале они получили в аванс – кто тысячу, кто 600 гривен, кто 468.

Театры брошены на произвол судьбы


– То есть люди не могут получить даже ту минимальную зарплату, которая на сегодняшний день им положена по закону?

– Именно так, потому что нет средств. Есть такое убеждение, что театры и концертные заведения – это предприятия, и они должны сами зарабатывать. Появилась инициатива вообще отправить их на самоокупаемость – пусть зарабатывают и на зарплаты, и на энергоносители, и на прочие расходы. Допустить этого ни в коем случае нельзя. В соответствии с Законом Украины «О культуре» государство обеспечивает своих работников и заработной платой в пределах тарифного оклада, и материально-технической базой. Им должны также выделять деньги на постановку спектаклей, чего не делалось уже несколько лет – театры сами за свои спецсредства ставят спектакли.

Слава богу, что некоторые театры начали пользоваться грантовыми программами. В частности, театр имени Пушкина выиграл грант Украинского культурного фонда на постановку двух спектаклей. Благодаря этим деньгам пушкинцы оплатили энергоносители – задолженности нет. Но гранты не дают возможности выплачивать заработную плату артистам и обслуживающему персоналу, потому что считается, что их обеспечивают. Однако даже те 30 миллионов, которые были выделены из областного бюджета на последней сессии, не закрывают проблему. Их хватит лишь до середины апреля. Если же сделать так, как предлагает облсовет, то есть расписать средства на весь год, то это опять-таки копейки.

Финансовая поддержка – не означает содержание заведений искусства. Чтобы содержать заведения искусства в надлежащем состоянии, необходима отдельная программа, которая предусмотрена Законом Украины «О театрах и театральном деле». В документе сказано, что местная власть имеет право разработать региональную программу поддержки театров, в которой и должна запланировать соответствующие средства. А финансовая поддержка – это уже дополнительные деньги, которые мы можем давать театрам, чтобы они ездили на гастроли, устраивали спектакли по заказу области и так далее.

У нас же так повелось, что Программа развития культуры и туризма, в которой должна быть графа о театрах и театральном деле, сокращена, там не предусмотрено надлежащего финансирования. Финансовая поддержка идет в зависимости от возможностей областного бюджета. Таким образом, театры и концертные учреждения сегодня просто брошены на произвол судьбы.


До карантина театры были заполнены


– На пресс-конференции представителей нескольких харьковских театров говорилось, что речь о выделении средств на организацию постановок сейчас вообще не идет. Доходит до того, что актеры используют в спектаклях собственные вещи. Люди искусства работают, по сути, на голом энтузиазме.

– Так оно и есть. Многие представители власти считают, что в Харькове слишком много театров, а посему их нужно оптимизировать, сократить. Нельзя этого делать!

Если в Харькове столько театров, значит в этом есть потребность, так сложилось исторически. До карантина все наши пять театров были всегда заполнены. У каждого из них – собственная специфика: театр русской драмы, театр украинской драмы, театр музыкальной комедии, театр кукол, театр для детей и юношества. Каждый театр соответствуют своему зрителю, имеет своих почитателей. В коммунальной собственности находится также множество внебюджетных театров, из них постоянно действующих – более 150. Значит, это искусство нужно, оно востребованно.

Но чтобы зрители увидели спектакли, необходимо театры поддерживать.

– Сотрудники театров говорят, что не были в такой тяжелой ситуации, даже когда начались военные действия на востоке страны. В очень сложное для страны время о них все-таки заботились. В период губернаторства Юлии Светличной действовала 30-процентная надбавка к зарплате.

– Да, пока область возглавляла Юлия Светличная, такая надбавка действовала. Можно процитировать Черчилля: «Если нет культуры, за что мы тогда воюем?».

Если мы не будем поддерживать культуру и искусство – а это наше духовное лицо, наш менталитет, – можно сразу же эти средства перенаправлять по борьбу с алко- и наркозависимостью. Молодежь необходимо приобщать к театру, к музыке – к живому  искусству. Один и тот же спектакль можно смотреть несколько раз – и каждый раз он будет другим, потому что все зависит от того, в каком состоянии находится актер, в каком настроении, что у него на душе, что он хочет сказать своему зрителю именно сегодня. Со временем многие актеры пересматривают образ своего героя, поскольку меняется их мировоззрение. Именно за этим живым чувством люди идут в театр – получить удовольствие от увиденного, о чем-то задуматься.


На сайт ХОГА деньги нашли


– К сожалению, не все депутаты, голосуя по тому или иному вопросу, понимают, о чем вообще идет речь. Что уж говорить о харьковчанах, которые смотрят сессию в прямом эфире. И если бы вы не подняли вопрос с трибуны областного совета, многие люди и не догадывались бы о существовании проблемы.

–  Перед каждой сессией проходит заседание постоянных комиссий, куда мы приглашаем директоров структурных подразделений ХОГА, чтобы они рассказали о вопросах, которые выносят на рассмотрение сессии. Депутаты Блока Светличной «Разом!» вышли с предложением: рассматривать все вопросы, которые выносятся на сессию. Потому что, действительно, чтобы проголосовать – мы должны понимать, за что.

Мы с декабря поднимали вопрос относительно финансирования учреждений искусства – и каждый раз слышали один и тот же ответ: денег в бюджете нет, денег не будет. Мы сказали раз, два, три – если нас не слышат, то любому терпению приходит конец. Мое выступление в сессионном зале было незапланированным. Но как можно промолчать, если на обслуживание сайта ХОГА дополнительно выделяется семь миллионов, а театрам — ничего.

– Дополнительные семь миллионов гривен в год плюс к уже выделенной сумме на сайт Харьковской областной государственной администрации?

– Да! А на заработную плату сотрудникам учреждений искусства денег нет. И это при том, что в прошлом году люди пережили локдаун, получая всего лишь 60% заработной платы. А ведь существуют целые династии, когда в театре работают и муж, и жена, и бабушка – вся семья. Где им брать деньги?


Денег не хватает даже на метро


– Какие существуют пути решения проблемы с ближайшее время?

– Мы встречаемся с коллективами и прорабатываем вопросы, которые можно решить на областном уровне. Если надо, будем действовать через Верховную Раду.

Я подготовила депутатское обращение на имя главы Харьковской областной государственной администрации, в котором инициирую пересмотр областного бюджета с тем, чтобы все-таки найти средства на выплату зарплаты актерам. Предложила и второй вариант выхода из этой ситуации – создание областной Программы поддержки театров и театрального дела. Это дало бы возможность запланировать в бюджете постоянную сумму, чтобы люди были уверены, что получат, допустим, 60% из областного бюджета, а 40% будут зарабатывать.

– Может, пора уже обращаться к президенту, к правительству с тем, чтобы обратить внимание на ситуацию в Харьковской области?

– Мы уже обратились в областной профсоюз работников культуры, направлено письмо в центральный комитет. Сейчас я готовлю письмо в Министерство культуры Украины. Народный депутат Юлия Светличная, лидер Блока Светличной «Разом!»,  готовит рассмотрение этого вопроса на уровне Верховной Рады и Кабмина.

Помимо зарплат, существует еще один насущный вопрос – до сих пор не пересмотрена тарифная сетка оплаты труда. Нужно решить и его. Минимальная заработная плата в стране составляет шесть тысяч гривен, а люди в театре получают по тарифному окладу четыре тысячи, и руководители заведений должны доплачивать им до минималки. Молодые актеры вынуждены работать на трех работах, им не хватает денег даже на проезд в метро.

– Это очень показательно. Актеры харьковских театров оказались в таком положении, что хуже уже некуда.

– Да, в театрах работают просто фанаты, которые невзирая ни на что делают свое дело – с энтузиазмом, с душой, с полной отдачей.