Государству вряд ли удастся «покорить» Интернет, но оно пыталось, пытается и будет пытаться это сделать. Важно, чтобы в результате таких попыток не оказались «урезанными» конституционные права граждан, как это произошло сейчас в результате принятия Кабмином Украины одного постановления.

Лучше бы правительство озаботилось наличием искусственных барьеров на пути развития высоких технологий в стране. Об этом и о многом другом рассказала в интервью РИА «Новый Регион» глава Правления Интернет Ассоциации Украины Татьяна Попова.

Н.Р.: Татьяна, весь Интернет облетело недавнее громкое заявление Интернет Ассоциации Украины (ИнАУ) о тотальной слежке в украинском сегменте Интернета – точнее, о возможности такой слежке, открытой правительственным постановлением # 1169 от 26 сентября 2007 года. ИнАУ, в частности, обратилась по этому поводу с письмом к президенту Украины Виктору Ющекно. Чем вызвана такая острая реакция Интернет-сообщества?

Т.П.: Действительно, нас поразило принятое Кабинетом Министров Украины постановление, название которого уже говорит само за себя. В оригинале это звучит так: «Про затвердження Порядку отримання дозволу суду на здійснення заходів, які тимчасово обмежують права людини, та використання добутої інформації» («Об утверждении Порядка получения разрешения суда на осуществление мероприятий, которые временно ограничивают права человека, и на использование добытой информации»). Именно «разрешение», а не «решение» суда, позволит, пользуясь этим постановлением, информацию «добывать», а не получать в соответствии с законами Украины.

Особо «порадовала» фраза из первого же пункта: «Порядок застосовується в разі, коли інше не передбачено законом, і не регулює питання здійснення правосуддя» («Порядок применяется в случае, когда иное не предусмотрено законом и не регулирует вопросы совершения правосудия»). Как будто у нас в Украине уже не действует принцип верховенства права.

Органы, которые могут проводить оперативно-розыскную деятельность, получили возможность вторгаться в наши квартиры, читать наши письма, слушать наши телефонные разговоры, мониторить нашу электронную почту и использовать всю добытую информацию в таких целях и таким образом, что неподконтрольны ни одному органу, и без наличия на то именно ЗАКОННЫХ оснований.

Кабинет Министров Украины этим постановлением попытался фактически «дописать» законы Украины «Об оперативно-розыскной деятельности» и «О судоустройстве», а самое главное, нарушил при этом Основной Закон страны и его гарантии.

Нам пришлось обратиться к Президенту Украины – как к законному гаранту конституционных прав и свобод граждан – с открытым письмом. В обращении мы подчеркивали тезисы о незаконности постановления КМУ, о его антиконституционной и антидемократичной сущности, о нарушении всех фундаментальных конституционных прав человека, о нарушении принципа верховенства права.

Мы высказали свои сомнения в том, что такое постановление прошло правовую экспертизу в Министерстве юстиции и согласование в Генеральной прокуратуре и Верховном Суде Украины. Пренебрежение всеми перечисленными конституционными принципами со стороны государства приводит к тому, что фактически ломаются основы государственного строя и независимости страны, а законодательная и судебная власть теряют принадлежащие им функции.

В целом, мы считаем, что подзаконным актом проблему «законной» прослушки не решить. Мы видим единственный выход урегулирования вопроса мониторинга и снятия информации с каналов связи – путем разработки и принятия отдельного закона.

Н.Р.: Кто из перечисленных Вами органов отреагировал на письма и каким образом?

Т.П.: Генеральная прокуратура: послала нас в суд. И напомнила нам, что поскольку согласно Конституции Кабмин является высшим органом в системе органов исполнительной власти – его постановления обязательны для выполнения. С их ответом можно ознакомиться на нашем сайте в разделе «Входящие документы».

Как ни странно, не нашли нарушений в правительственном постановлении и в Секретариате Президента. К настоящему моменту отреагировали практически все наши адресаты. Но ответы их, скорее, можно назвать отписками, почти никто не стал разбираться в сути. Об этом ИнАУ оповестила общественность.

Кроме того, к нам обратились из Секретариата Уполномоченного по правам человека, с ними уже проведена встреча. Насколько нам известно, омбудсмен Нина Карпачева намерена потребовать от правительства отмены незаконного постановления.

Н.Р: Некоторые представители провайдеров открыто заявили, что после вступления в действие этого постановления к ним обращались представители СБУ с требованием открыть почтовые ящики некоторых политических партий. Можно сделать вывод, что эти провайдеры отказались пойти навстречу спецслужбе, считая правительственное постановление антиконституционным. Но можно ли быть уверенными в том, что так поступили все провайдеры?

Т.П.: Обращения спецслужб были и ранее, но с принятием постановления такие обращения стали осуществляться «по-новому». Вот представьте, приходит представитель спецслужб и говорит, нам нужно почитать ящик такого то человека. Провайдер спрашивает, а каковы основания? А он отвечает: у нас есть постановление суда, НО – показать его мы вам не можем, так как оно имеет гриф «Совершенно секретно», поэтому верьте нам на слово, что мы поступаем совершенно «законно».

Естественно, спецслужба в таком случае получает отказ в мониторинге, но не по причине личного мнения о неконституционности постановления. Существует ряд законов, регламентирующих как действия провайдеров, так и действия спецслужб для допуска или отказа в допуске последних к средствам телекоммуникаций. И при правильном применении норм законодательства можно отказать спецслужбам по вполне объективным и обоснованным причинам.

Кроме того, необходимо помнить, что на провайдеров и операторов специальным законодательством в сфере связи возложена обязанность хранить и нести ответственность за сохранность всей информации о его клиенте и телекоммуникационных услугах, которыми он пользуется, как конфиденциальной. Соблюдение таких правил для любого субъекта рынка является важным моментом, так как от этого зависит его уровень доверия со стороны клиентов, имидж добросовестного и надежного партнера. Поэтому предоставлять или отказывать спецслужбам в возможности мониторить или читать почтовые ящики конкретных людей – дело исключительно каждой компании.

Но мы, ИнАУ, аккумулируя широкий опыт общения с различными спецслужбами за много лет работы на рынке, стараемся предоставлять своим членам – провайдерам Интернет – всевозможную посильную юридическую помощь для принятия правильного решения.

Н.Р.: Ваше недавнее выступление против попыток сделать Интернет слишком уж прозрачным для власти – не первое. Ранее ИнАУ тоже приходилось прибегать к публичным методам борьбы. Чем тогда закончились «бои»?

Т.П.: Необходимо смириться с тем фактом, что Интернет – среда уникальная и пожалуй, единственное в мире пространство, где государство не в силах регулировать что бы то ни было. И это не наши желания, об этом свидетельствует мировая практика: в подавляющем большинстве стран отсутствует специальный закон об Интернет. Но наши реалии свидетельствуют о том, что попытки вмешательства государства и попытки регулирования сети предпринимаются постоянно. И всегда существует опасность чрезмерного влияния властных структур в вопросах регулирования сети, что может повлечь за собой неэффективность ее использования, а также уничтожить одно из основных свойств Интернет – свободу коммуникаций.

В любом случае, регулирование должно гармонировать развитию, но не препятствовать ему. Поэтому мы постоянно принимаем активное участие в обсуждении данного вопроса с представителями разных органов власти.

Вопрос о взаимоотношениях сетевого сообщества с государством представляется нам слишком важным, поскольку касается непосредственно прав всех граждан. Поэтому он должен регулироваться не постановлениями правительства, а законодательно. В свое время ИнАУ пришлось заниматься этим вплотную – когда Кабинет Министров в 2003 году внес на рассмотрение в парламент законопроект «О мониторинге телекоммуникаций».

Сначала мы попробовали принять участие в доработке проекта, даже подготовили к нему изменения, но в ходе работы поняли, что это невозможно – закон был принципиально задуман как «рамочный». Там просто было записано, что вот такая-то аппаратура автоматизированного перехвата будет установлена, отвечать за ее техническое состояние будет СБУ, а вопросы контроля, протоколирования, допуска и прочее – все это предполагалось урегулировать потом внутренними постановлениями. Понятно, что эти внутренние документы были бы под грифом «Совершенно секретно».

Тогда мы решили обратиться за советом к законодателям – и депутат ВР Валерий Лебедивский посоветовал нам пойти другим путем – разработать свой, альтернативный Кабминовскому проект закона прямого действия, в котором были прописаны все процедуры контроля и ответственность. В результате в конце марта 2004 года депутат Верховной Рады IV созыва Валерий Лебедивский предложил Раде принять закон о перехвате и мониторинге телекоммуникационных сетей, определяющий порядок таких действий при проведении оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности и досудебного следствия. Проект был предложен как альтернативный законопроекиу 4042 «О мониторинге телекоммуникаций». В нем было несколько очень важных, с моей точки зрения, вещей – четко была прописана процедура контроля над использованием системы перехвата информации, определено, кем и как ведется протокол, устанавливались четкие временные рамки (шесть месяцев с момента разрешения суда). В работе над законопроектом принимали участие не только представители ИнАУ, но и представители ряда других организаций, в том числе и УИС, и УСПП, и Харьковской правозащитной группы.

Н.Р: И какова судьба этого законопроекта?

Т.П.: Верховная рада четвертого созыва так и не вынесла этот законопроект в зал, хотя он прошел рассмотрение во всех комитетах (их было семь или восемь). В 2005 году новое правительство отозвало законопроект «О мониторинге…», после этого мы пытались найти общий язык с СБУ, доработать законопроект Лебедивского таким образом, чтобы он учитывал интересы всех заинтересованных сторон: с одной стороны и прежде всего, конечно, обеспечивал соблюдение прав человека, а с другой – обеспечивал возможность для спецслужб выполнять возложенные на них обязанности. Но перед тем, как доработанный законопроект должен был попасть на профильный комитет, к нам пришел полковник СБУ и предложил подписать протокол, в котором было обязательство, что в законопроект больше не будет внесено никаких изменений. Конечно, подписать такой протокол было невозможно: как разработчики законопроекта могут гарантировать, что 450 народных депутатов при рассмотрении не внесут в текст никаких поправок? Это нонсенс.

Кроме того, у нас сохранялись некоторые концептуальные разногласия с СБУ по поводу отдельных моментов, которые как раз и можно было решить в процессе рассмотрения и внесения поправок.

Итак, протокол не был подписан. И тогда спецслужба внесла свой вариант законопоректа Лебедивского через депутата Юрия Кармазина. Этот вариант совсем немного – процентов на 30-40 – расходился с нашим, но при этом предусматривал все «удобные» для СБУ (но неприемлемые для нас с точки зрения гарантии соблюдения прав человека) нормы. Законопроект Кармазина депутаты тоже не рассматривали в сессионном зале.

Мы считаем, тем не менее, что тогда добились своих целей: во-первых, рамочный законопроект «О мониторинге…» не прошел. Во вторых, в парламенте оказались законопроекты, гораздо более соответствующие европейским стандартам – даже упомянутый проект СБУ, внесенный через Кармазина. По многим вопросам мы на том этапе поработали с СБУ, заставив их изменить точку зрения и посмотреть на проблему нашими глазами.

Теперь же, после принятия печально известного постановления Кабмина, я думаю, настало время вернуться к законопроекту «О перехвате…».

Мы намерены организовать широкое общественное обсуждение, собрать за «круглым столом» представителей органов государственной власти, спецслужб, общественности. Мы предлагаем взять за основу вариант законопроекта Валерия Лебедивского (кстати авторами третьей редакции этого законопроекта были, кроме Валерия Анатольевича, депутаты Александр Един, Орест Климпуш и Андрей Шкиль) и после обсуждения и доработки надеемся через тех депутатов, которые поддержат нашу позицию, внести его на рассмотрение в Верховную Раду.
В целом можно сказать: пока что ни одна проблема, вынесенная нами на публичное обсуждение, не осталась без должного внимания со стороны власти. Только путем обсуждения возможных путей решения тех или иных вопросов, поиска объективных компромиссных решений, которые бы удовлетворяли и власть и бизнес, можно добиться поставленных результатов. И это наша позиция, которой мы придерживаемся на протяжении семи лет существования ИнАУ.

Н.Р.: Все же, конфронтация с чересчур любопытными чиновниками – наверное, далеко не главное в деятельности организации? Расскажите о задачах, которые призвана решать ИнАУ.

Т.П.: Главное в работе ИнАУ – это защита законных интересов наших членов – cубъектов информационно-телекоммуникационного рынка Украины. Мы отслеживаем ситуацию на рынке, информируем о ней наших членов и оказываем им всевозможную помощь для принятия правильных решений. Как вам известно, ИнАУ была создана в ноябре 2000 года с целью консолидации усилий всех заинтересованных сторон относительно развития сети Интернет в Украине. В настоящий момент ИНАУ объединяет интеллектуальный и практический опыт почти 90 ведущих операторов и провайдеров телекоммуникационных услуг, разработчиков контент-проектов, владельцев порталов, поставщиков оборудования, электронных и традиционных средств массовой информации, которые являются членами Ассоциации.

За семь лет существования Интернет Ассоциация Украины получила признание среди своих членов и уважение со стороны представителей органов государственной власти, СМИ, других ассоциаций и НГО. Зарекомендовала себя как организация, чья деятельность является прозрачной и открытой. В ходе своей деятельности мы взаимодействуем с Министерством транспорта и связи Украины и входящим в его состав Департаментом связи и информатизации, профильными комитетами Верховной Рады Украины, Национальной комиссией по вопросам регулирования связи, Антимонопольным комитетом, Службой Безопасности и другими органами государственной власти.

Основой практической деятельности ИнАУ есть реализация конкретных проектов. Одним из таких успешных проектов ИнАУ является дочернее предприятие «Украинская сеть обмена трафиком» – UA-IX.

Н.Р.: Расскажите об этом подробнее.

Т.П.: Цель создания UA-IX – обеспечение максимальной связности сетей украинских провайдеров и организация эффективного обмена трафиком между ними по кратчайшим маршрутам, без выхода в зарубежные сети.

В UA-IX наивысшая концентрация уникальных автономных систем, не подключенных к другим точкам обмена трафиком. Создание Сети обмена трафиком позволило участникам уменьшить затраты и расширить возможности бизнеса. Сеть имеет две точки обмена Интернет-трафиком, который является залогом стабильности Интернет-рынка Украины. Сегодня Украинская Сеть обмена трафиком объединяет больше 80 компаний.

В 2007 году UA-IX начала подключение к Сети на скорости 10 Гбит/с. Такое революционное нововведение стало возможным благодаря пополнению оборудования Сети коммутатором нового поколения Black Diamond 8810. Современное оборудование дает возможность участникам Сети увеличить скорость подключения в десятки раз, а с использованием технологии EtherChannel позволит достичь скорости до 80 Гбит/с.

Это прорыв на рынке информационных технологий Украины, который расширит возможности провайдеров, пользователей Интернета, будет содействовать развитию Интернет-рынка Украины в целом. Оборудование настолько же высокотехнологичного уровня использует такие точки обмена трафиком как: LINX – Лондон, CIXP – Женева, FICIX – Хельсинки. Сейчас на новый стандарт работы успешно перешли два участника ИнАУ, что позволило обеим компаниям запустить собственные новые бизнес-проекты.

Н.Р: Кто является членами Ассоциации и на каких условиях? Можно ли сказать, что это своеобразный «профсоюз», отстаивающий интересы игроков IT-рынка?

Т.П.: ИнАУ представляет собой объединение предприятий. Поэтому членом ИнАУ могут быть исключительно юридические лица, деятельность которых связана с рынком информационно-телекоммуникационных услуг – и прежде всего услуг Интернет.

Вступить в Интернет Ассоциацию Украины можно на правах Действительного или Ассоциированного члена. Преимущества Действительных членов ИнАУ заключаются в возможности принимать решения относительно деятельности ИнАУ и голосовать на ее собраниях, избирать и быть избранным в органы управления Ассоциации. Действительные члены ИнАУ пользуются скидкой в размере 25% на обслуживание в ДП «Украинская сеть обмена трафиком».

Все члены ИнАУ принимают участие в управлении делами Ассоциации; могут требовать рассмотрения на собраниях вопросов, которые касаются ее деятельности; получают информацию о деятельности Ассоциации через профильные рассылки и информационные материалы; пользуются всеми видами методической и другой помощи, могут публиковать свои научные труды в изданиях Ассоциации; получать помощь в защите своих законных прав и интересов. Кроме того, для членов ИнАУ проводятся конференции, семинары, круглые столы, а также иные мероприятия.

Н.Р.: В каком состоянии, на Ваш взгляд, находится сейчас (по состоянию на начало ноября 2007 года) UAnet? Нас интересуют как технический, так и социальный аспекты.

Т.П.: На сегодняшний день украинский Интернет развивается очень высокими темпами. Что особенно радует – быстро развиваются услуги широкополосного доступа. На сегодняшний день, по разным оценкам, доступ к Интернету имеют от 6 до 14% населения. Безусловно, эта статистика нуждается в уточнении. Не знаю, как определяют процент населения, на мой взгляд, правильнее определять количество «интернетизированных» домохозяйств.

Сейчас быстрыми темпами развивается домашнее подключение к широкополосному подключению через кабельные сети.

Однако нельзя не отметить и тот факт, что существуют проблемы, сдерживающие развитие доступа к Интернета. Это связано с тем, что из-за неэффективных действий отдельных структур в стране искусственно сдерживается развитие высоких технологий.

Что касается фиксированных сетей, то на сегодняшний день у многих частных операторов есть серьезные проблемы с «Укртелекомом» – госмонополист не дает им разрешения на аренду линий непосредственной связи для предоставления услуг Интернет, и при этом не согласовывает технические условия на строительство собственных сетей.
Очень неэффективно в вопросах радиодоступа работает НКРС. Это касается, прежде всего, вопроса распределения радиочастотного ресурса. Новые технологии предполагают широкополосный доступ – но лицензию на 3G, которая позволяет на высокой скорости обеспечить доступ в Интернет через мобильный терминал, выдали два года назад только «Укртелекому». Можно было выдать еще три лицензии – но они до сих пор не выданы.

То же самое можно сказать и о технологии WiMAX. Львиная доля частот под новые технологии была роздана НКРС неизвестным компаниям, и все понимают, что делалось это с целью перепродать и заработать. Хотя зарабатывать на предоставлении и использовании радиочастотного ресурса должно государство, а не частные лица. Но даже если отвлечься от темы перепродажи лицензий, ужасно другое – эти частоты до сих пор не используются.

Это прямое торможение развития и высоких технологий, и украинского сегмента сети с точки зрения услуг доступа.

А с точки зрения контента (ведь доступ нужен людям только в том случае, если есть что потреблять) ситуация не так плоха. За последние годы УАнет с точки зрения наполнения продвинулся очень далеко. Но, я думаю, что впереди еще большие достижения. Речь идет о развитии электронных государственных услуг (то, что мы называем «электронным правительством) – начиная от консультаций и заканчивая сдачей через Интернет налоговых деклараций с использованием инструмента электронной подписи или получения водительских прав (как в Америке).

Частные услуги в сети, конечно, развиваются гораздо быстрее, чем государственные. У нас с использованием Интернет уже можно купить многие вещи, развит рынок консалтинга, об уровне развитии сетевых медиа говорит тот факт, что их стали покупать. Растут рекламные «Интернет-бюджеты» многих компаний, поскольку все понимают, что происходит быстрый рост количества пользователей – потенциальных покупателей, до которых иной раз можно «дотянуться» только через сеть.

Словом, в украинском сегменте мировой Сети появились серьезные деньги. И это уже свидетельствует о достигнутом уровне и темпах развития.