Откровенные фото из харьковской неотложки, консервация татуированных копыт в формалине, колоритный стрит-арт и много-много другого креатива – художник Владислав Краснощек постоянно экспериментирует. Сегодня он задумал масштабный и амбициозный проект – законсервировать в огромных аквариумах старые знаковые автомобили.

Работа медиков во всей красе


Дебют Владислава Краснощека в творчестве был весьма небанальным. Дело в том, что по профессии он челюстно-лицевой хирург – 15 лет работал в Харьковской городской больнице скорой и неотложной помощи. Челюстно-лицевое отделение – очень мощное подразделение. Здесь людям, получившим жуткие травмы, нередко заново создают лица.

Суточные дежурства, бессонные ночи и потоки пациентов не только оставили неизгладимые впечатления, но и вдохновили на первый большой фотопроект «Больничка». Вероятно, подобные снимки могут эпатировать людей, не посвященных в будни медиков. Здесь нет глянцево улыбающихся врачей и рекламно счастливых пациентов. На жестких фото не для слабонервных – моменты операций, непростая работа медиков во всей ее повседневной «красе».

– Это были параллельные вещи. Работаешь – и фотографируешь свою работу, свою жизнь там, – делится хирург.

На фото запечатлены и яркие персонажи – не всегда адекватные, зато колоритные пациенты.

– В принципе, неотложка – лицо города. Там всплывает все, — говорит автор.

Сделанные в ХХI веке фото проекта «Больничка» кажутся архаичными. По крайней мере создается впечатление, что они родом из «Собачьего сердца» – операционные времен профессора Преображенского, а некоторые пациенты ну очень смахивают на Шарикова. Как удалось так состарить современные фото?

– Это специальная техника ручной печати. Я работаю в такой стилистике. Все фотографии сняты на черно-белую пленку, напечатаны в темной комнате. Один снимок проявляется очень долго. Создание каждой такой фотографии – технически долгий путь, – признается Владислав Краснощек.

Сотрудники к откровенным съемкам в стенах больницы относились с пониманием.

– Но внаглую я никогда не фотографировал, – уверяет врач.

«Не переживай – будет красиво»


«Больничка» стала творческим стартом, и после сложных опытов с документальным фото Владислав Краснощек перешел к другим креативным экспериментам. Часть проектов – с медицинским уклоном. Например, серия «Картинки на копытах» – в больших стеклянных колбах Владислав Краснощек увековечил в формалине татуированные копыта.

– Купил на Конном рынке ноги – говяжьи голяшки, которые обычно берут для холодца или хаша. Машинкой сделал на них тату. Правда, полгода ждал стеклянных сосудов, куда хотел поместить свои произведения. Все это время они жили в морозилке. Купил формалин – и готово, – описывает процесс Владислав Краснощек.



А началось все с невинной просьбы друга.

– Как-то на пробежке приятель спросил, не могу ли я сделать ему татуировку. Я никогда этим не занимался, но заверил: «Могу, конечно. Закажу тату-машинку из Китая и соображу», – вспоминает художник. – Когда пришла машинка, сначала я сделал татуировку на двух копытах, а потом на приятеле. Картинку мы согласовали, но я предупредил: «Никаких эскизов – рисовать будем сразу на теле. Не переживай. Будет красиво». Приятель сказал, что полностью мне доверяет. Кстати, теперь многие друзья просят сделать им тату в таком же стиле – без эскизов, сразу на теле.

Как тарань оказалась в эпоксидке?


Другой неожиданный опыт, так или иначе приближенный к медицине – серия работ, которую автор недавно показал в центре современного искусства «Ермиловцентр» на выставке «Штучний біль». В проекте «Хронокапсулы» – объемные объекты-коллажи, к которым художника тоже привела череда экспериментов.
 
– У меня накопилось много фотобрака – снимков, которые меня не устраивали. Я начал раскрашивать свои работы, чтобы придать им тот вид, который удовлетворял бы меня как зрителя. Затем стал проделывать то же с чужими снимками, создавать коллажи – наклеивать оттиски своих фото, репродукции из Третьяковской галереи. Позже приступил к созданию объемных штук и пришел к ассамбляжам с эпоксидкой в стекле, – рассказывает Владислав Краснощек.



В «Хронокапсулах» автор использовал чашки Петри, которые в микробиологии применяют для исследования микроорганизмов. В стеклянных посудинах Владислав Краснощек «законсервировал» в эпоксидной смоле то, что считает вирусами прошлого: обрывки старых фото, значки с портретами Ленина, почтовые марки, на которых зафиксированы политические события в СССР, символы Советского Союза. В своеобразных аквариумах «плавают» в смоле и застывшие засушенные рыбы.

– Во-первых, рыба – символ Христа. И потом, если глобально смотреть на нашу планету, то она большей частью состоит из воды, – объясняет автор запуск рыбы в эпоксидный «аквариум». – А кроме того, таранка – один из символов моего детства. В 1980-х на стадионе «Серп и молот» часто можно было встретить мужчин с трехлитровой банкой пива и сушеной рыбой. Это было естественно, происходило сплошь и рядом.

К слову, для колб с татуированными копытами и чашками Петри с их знаковым наполнением нашлось почетное место в доме художника. Они красуются в старинном дубовом шкафу, который отреставрировали специально для размещения «консервации».

Каждый тег – как медалька на самоваре


А еще Владислав Краснощек занимается стрит-артом. Харьковчане могут видеть работы художника на улицах Чернышевской, Свободы (бывшая улица Иванова), Кооперативной, Гражданской, в переулке Воробьева или в окрестностях станции метро «Киевская». Среди главных персонажей на стенах зданий – портреты бывшего харьковского мэра с его знаковыми высказываниями, а также актеров, музыкантов.



Обычно у стрит-арта незавидная судьба. Всегда находятся «соавторы», которые любят дорисовывать, дополнять надписями, а то и вовсе закрашивать уличные картины. Художник относится спокойно к такому «сотворчеству».

– Мой стрит-арт дополняют, переделывают и даже закрашивают коммунальщики. Я спокойно к этому отношусь, – делится Владислав Краснощек. – Думаю, что люди, которые переживают по этому поводу, – очень слабые художники. Для меня каждый тег на моей работе – как медалька на самоваре: признак качества. Если работу закрашивают, я ее не реставрирую – просто делаю новую.

В числе увлечений Владислава – и живопись. Кстати, сейчас около 20 его работ в этом жанре представлены на выставке в Art Area ДК. Здесь после интровертно-карантинного 2020-го обещана фатальная порция эмоций. И портреты, сюрреалистичные картины, пейзажи Владислава Краснощека очень даже вписываются в обещания организаторов.



А вокруг машины плавают акулы


Опыты с «консервацией» будут иметь продолжение. Однако теперь уже в супермасштабах.

– Думаю начать с моего старого «Москвича». Машине 42 года, и я раскрасил ее с помощью аэрографа. Мой «Москвич-2140» на ходу, он ярко разрисован, и когда я еду на нем, он привлекает такое внимание, будто по Сумской идет голая женщина, – смеется Владислав Краснощек. – Хочу поместить «Москвича» в полном комплекте в большой аквариум из толстого стекла и залить эпоксидной смолой. Кроме того, была мысль купить для проекта «Волгу-21». Мне нравится этот автомобиль, и из него тоже можно сделать красивый объект. Предполагаю, что такой «аквариум» с автомобилем можно, во-первых, подвесить на цепях на потолок. Второй вариант – как артефакт разместить конструкцию с автомобилем внутри океанариума. Думаю, это интересно, когда вокруг машины в океанариуме плавают, например, акулы.



В будущем Владислав Краснощек хочет развить идею до более крупного проекта – например, создать своеобразную передвижную выставку на железной дороге. Ее суть – 12–15 аквариумов с автомобилями разместить на товарном поезде и запустить по железной дороге. Такая масштабная задумка особенно нравится автору идеи.

– Понимаю, что реализовать это сложно, – признается художник. – У меня есть идея, я вижу, как ее реализовать. Теперь дело за малым – достать деньги. Только на приобретение эпоксидной смолы для одного аквариума с автомобилем (а это, по моим расчетам, как минимум три тонны) понадобится 56 тысяч долларов. Но, в принципе, идея осуществима. Просто нужно решить финансовые и инженерные вопросы.



В проекте, по словам Владислава Краснощека, обязательно будут участвовать инженеры. Специалисты должны решить в том числе и вопросы безопасности – рассчитать все так, чтобы автомобиль в эпоксидной смоле не продавил стекло, чтобы потолок, на котором будет подвешен аквариум, выдержал огромный вес.

– Не исключено, что проекты будут реализованы не в Украине. Например, идеей с автомобилем в океанариуме могут заинтересоваться в богатых государствах Азии. Грандиозную идею с передвижной выставкой тоже, вероятнее всего, оценят за рубежом, считает художник. – Если не получится договориться о передвижной выставке с  «Укрзалізницею», такой проект вполне реален для Соединенных Штатов Америки – с консервацией американских ретро-автомобилей.

Чего еще ждать от художника?


Может ли Владислав Краснощек представить себя исключительно врачом – без креатива?

– Мне скучно жить только в одной плоскости. Для кого-то это нормально – постоянно заниматься одним и тем же делом. А мне так неинтересно, – признается художник.

Пока он даже представить не может, чем увлечется, например, через год.

– Еще не знаю. Недавно, например, поступило неожиданное предложение сделать серию фотоснимков к 35-летию аварии на Чернобыльской АЭС. Еду в Чернобыль фотографировать известную модель, – делится Владислав Краснощек.