16 ноября в Украине отмечали свой профессиональный праздник работники радио, телевидения и связи. А накануне этого события корреспондент «Вечерки» беседовал с генеральным директором еще относительно молодого, но уже зарекомендовавшего себя в телеэфире нашего региона канала Р1 Сергеем Гулевским. Историк по образованию, он, как мне показалось, смотрит на многие вещи гораздо глубже, пытаясь понять их причинно-следственные связи.

— Сергей Владимирович, простите за банальный вопрос, но все-таки хотелось бы знать, чем для вас является телевидение.
— Прежде всего это воплощение моей детской мечты. В разные годы детства я мечтал быть как рок-звездой, телеведущим, так и создателем, продюсером… Правда, тогда еще не знали этого слова — продюсер. Одним словом, я себя в детстве рисовал человеком, создающим какие-то шоу, от появления которых людям становится весело и хорошо. Конечно же, телевидение для меня лично — это еще и любимая работа. Я бы пожелал всем людям заниматься именно любимой работой. Ведь что такое любимая работа?.. Это когда с утра хочется идти на эту работу, когда с самого утра появляется какой-то зуд (конечно же, в переносном смысле этого слова), когда хочется сделать что-то, недоделанное вчера. Когда вечером не хочется уходить с работы, потому что кажется, что ты еще и еще можешь сделать что-то хорошее. Я думаю, что самое главное для человека — это интерес к тому, чем он занимается. И тогда любимая работа становится одной из самых больших составляющих, и успеха в том числе. По моему мнению, очень важно найти такую работу, которая, помимо материального достатка, приносила бы чувство удовлетворения от того, что ты — на своем месте.
— Что нового привнесло в телепространство Харькова и области появление телеканала Р1?
— В любом случае появление чего-либо нового ведет к прогрессу. Я как историк по образованию напомню, что это один из законов перехода из количества в качество. Если были времена (я хорошо их помню), когда был один телеканал, чуть позже — два, то сегодня, учитывая и кабельное телевидение, мы просто потеряли счет этим телеканалам. И это хорошо, потому как в этом случае количество так или иначе переходит в качество. Зритель выбирает то, что ему больше по душе, а не то, что диктует государство или, скажем, общество.
Наш телеканал впервые вышел в эфир 1 сентября минувшего года. Напомню, мы выиграли конкурс, объявленный Нацсоветом по телевидению и радиовещанию, на замещение шести часов вещания на 39-й частоте, на которой выходит и областное телевидение. Замечу, что областное телевидение — это очень сложный организм, в котором есть как свои плюсы, так и минусы. Одной из наших целей было показать, что данная частота (39 канал), которую телевизионщики считали «убитой» и уверяли, что рейтинга на ней никогда не будет, может стать вполне смотрибельной, и вправе рассчитывать на появление своего зрителя. И не просто зрителя, а имеющего возможность и умеющего выбрать из всего предложенного многообразия свой любимый канал. Мы хотели доказать, что и на этой частоте можно делать качественный продукт.
За истекший год нашего вещания мы стали достаточно рейтинговым каналом. Многие наши информационные и аналитические программы пользуются авторитетом среди телезрителей. Замечу, что на нас также обращают внимание власти и прислушиваются к нашему мнению. Я считаю это одним из важных достижений телеканала.
И вот о чем еще хотелось бы сказать. Телеканал Р1 имеет такое же покрытие, как и другие дециметровые каналы в Харькове. Другое дело, что мы технически перевооружили эту частоту и в прошлом году приобрели телевизионный передатчик совершенно другого уровня — современную итальянскую технику, при помощи которой значительно расширили нашу аудиторию и увеличили именно качество вещания.
— А каковы ближайшие перспективы развития вашего телеканала? Поделитесь задумками.
— Концепция нашего канала — информационно-развлекательная. Информационные программы составляют не более 20% всего нашего вещания. Главная миссия телеканала Р1 — показать харьковчанам, что наш город — отнюдь не провинция. И мы пытаемся всячески это доказать. Замечу, что на нашем канале выходят целенаправленные передачи (кстати, единственные в Харькове), которые рассказывают о моде, ее тенденциях, о различных течениях в общественной жизни города, о харьковском бомонде. Мы стараемся напоминать в своих программах, акцентировать внимание на том, что Харьков по-прежнему является интеллектуальной столицей Украины.
— В свете предстоящих выборов как чувствует себя или, правильнее сказать, будет чувствовать себя телеканал Р1 в освещении избирательной кампании?
— Со времени создания телеканала Р1 наша информационная политика состоит в том, чтобы максимально информировать телезрителей о тех или иных происходящих политических событиях, течениях и т.п. Другими словами, представляя какую-то одну сторону этого события, мы стараемся раскрыть и другую. Чтобы быть, по возможности, объективными. Иногда это получается, иногда не очень, но главный принцип — не однобокое освещение любых событий — у нас существует. В связи с этим будущие выборы я назову состоявшимися и правильными только в том случае, если нам — электронным средствам коммуникации — дадут возможность максимально честно и правдиво осветить те или иные события. Мое мнение как гражданина, в том, что предстоящие выборы должны пройти у наших избирателей под знаком прагматизма. Каждый из нас должен понять, какая именно политическая партия и платформа выгодна лично ему, его семье. Потому что нельзя помочь, в общем-то, всей нации. Это абстрактное понятие, а нужна конкретика — конкретные дела, поступки. Прагматизм — это самое главное. Такова моя личная позиция в этом вопросе.
— Хотелось бы уточнить. Национальный совет по телевидению и радиовещанию на сегодня уже выработал какие-то конкретные положения по поводу того, как можно, а как нельзя освещать предстоящие выборы?..
— Напомню, что пока еще работает согласительная комиссия. Однако существует закон о выборах, который регламентирует все отношения средств массовой информации с партиями, а также виды освещения. Это серьезный документ, над которым работают юристы, и до сих пор различного рода правозащитными организациями проводятся самые разнообразные тренинги и конференции, на которых определяется пространство для маневра СМИ в освещении будущей предвыборной кампании. Я думаю, что здравый смысл все равно восторжествует и каких-то уж слишком дремучих запретов не будет.
— Хотелось бы задать провокационный вопрос. Как вы сами себя, я имею в виду телеканал Р1, позиционируете — как канал оппозиционный, провластный или, скажем так, независимый?
— Ну, во-первых, независимых каналов просто не бывает. На самом деле независимых каналов нет ни по эту сторону границы, ни по ту, нигде… Если говорить о том, оппозиционный канал или провластный, то смотря по каким критериям судить об оппозиционности. Когда-то в одной из газет о нашем канале сказали, что он агрессивно-оппозиционный. И это было удивительно, потому что оппозиционность канала должна выражаться, как я это понимаю, в его информационной политике. В каких-то действиях, направленных на критику существующей власти. В таком случае я прошу своих оппонентов назвать программы, передачи, в которых редакция информационных программ или каналов выражала свое мнение по поводу тех или иных событий. И тогда можно говорить об общей направленности канала. То, что канал предоставляет свою «трибуну» различным политическим организациям и течениям, — так это хорошо, что люди могут все это слышать. Другой вопрос: если, к примеру, представители местной власти не всегда приходят к нам на канал, то это уже проблемы самой местной власти…
Поэтому в чистом виде оппозиционных каналов я бы на сегодняшний момент и не назвал. Да, была оппозиция во времена Кучмы, его режима, его власти. Сейчас же, в частности благодаря Майдану, произошло расширение маневра у средств массовой информации. Поэтому сейчас на т.н. провластных (опять-таки в кавычках) каналах можно увидеть такое, чего не может себе позволить любой канал, находящийся, скажем, в пятистах километрах от Киева. Я думаю, что вопрос скорее уже стоит не в плоскости «разрешено-запрещено», а в самовыражении журналистов, если хотите, в их самоконтроле, причем со знаком минус. Власть сейчас, во всяком случае, декларирует плюрализм и свободу.
— Сергей Владимирович, ходят разговоры, а отдельные СМИ так или иначе затрагивают тему о якобы не совсем правильном, если так можно сказать, получении вашим телеканалом лицензии на право вещания в эфире. Как вы можете прокомментировать это?
— Этот вопрос является спорным только для некоторых людей в нашем городе. Хочу заметить, что если у них возникают какие-то вопросы, то они могли бы обратиться ко мне непосредственно по поводу законности получения лицензии. Или непосредственно в Национальный совет по телевидению и радиовещанию. Я думаю, что выносить свои размышления и предположения на широкую публику, по крайней мере, непрофессионально… Еще раз хочу повторить: у телеканала Р1 лицензия абсолютно законная, и работаем мы абсолютно законно. Наш телеканал получил лицензию на семь лет, начиная с осени прошлого года.
— А как вы думаете, все эти разговоры о получении вами лицензии связаны с вещанием телеканала Р1 на определенной частоте или же просто с появлением в телеэфире нашего региона вашего канала как такового?
— Представьте ситуацию: к примеру, стоит ряд магазинов, продающих колбасу, и вдруг рядом появляется еще один красивый магазин, который тоже продает колбасу. Хорошую и относительно недорогую. Как вы считаете, данный факт вызовет радость у прежних торговцев? Я думаю, что вряд ли… Поэтому я думаю, что все те люди, которые сейчас подняли эту тему, они в той или иной степени — финансово, интеллектуально или еще как-то — поддерживают другие электронные средства массовой информации. Не ошибусь, если скажу, что они лоббируют при этом свои интересы. Считаю, что весь этот вопрос лежит в экономической плоскости. И только в ней… Образно говоря, появился пирог, на который претендует еще один едок. И, конечно же, многим не хотелось бы, чтобы в дележе этого пирога еще кто-то участвовал. Это конкурентная борьба, и мы готовы отстаивать свои интересы любыми законными средствами.
— Каково на ваш взгляд будущее телевидение?
— Я уже говорил о том, что если сорок лет назад был один телеканал, то сегодня любой горожанин может себе позволить просматривать несколько десятков каналов. Вспоминая фильм «Москва слезам не верит», где один из героев картины утверждал, что скоро не будет «ни театра, ни кино, а одно сплошное телевидение», он в чем-то был прав. Телевидение развивается в направлении так называемой индивидуализации телевизионного продукта к каждому человеку. К примеру, в Японии это уже существует: вы можете просто через Интернет, через сеть заказывать то или иное ассорти из телепрограмм и художественных фильмов. И для вас индивидуально складывается телевизионная программа — на телеприемник, мобильный телефон и пр. В итоге все это перейдет в какой-то коммуникатор, который будет осуществлять связь человека с миром. Все это называется таким новомодным словом «интер-активное телевидение». Зачатки всего этого — цифровое телевидение, телевидение высокой четкости и прочее — все это есть, но, я думаю, что технологический всплеск произойдет в ближайшие тридцать лет. И непонятно, куда при этом заведет нас технический прогресс. Могли ли мы себе представить еще лет десять назад, что слово SMS войдет плотно в наш обиход? И что это, по большому счету, целый культурный пласт, который образовался в постиндустриальном обществе… Поэтому о перспективах телевидения, наверное, лучше расскажут какие-нибудь писатели-фантасты. А мы лишь производственники и осуществляем телевещание непосредственно сейчас, а о будущем мечтаем так же, как и рядовые телезрители.